Злата Огневич лишилась голоса из-за ссоры с парнем

3465

Главная героиня нашего апрельского номера Злата Огневич вчера, 27 марта, отправилась в концертный тур по Украине «Запали вогонь». В интервью «Каравану историй» певица откровенно рассказала о личной жизни, о том как она влияет на ее творчество — как ссорилась с парнем и срывала голос, как полюбила националиста и ушла из политики, о том что не хочет детей и не готова пожертвовать карьерой ради семьи, а также раскрыла секреты своей стройности и красоты

Злата Огневич


 

Я родилась в Мурманске, где папа служил врачом на атомной подводной лодке. Первые пять лет мы с родителями переезжали из города в город по месту службы отца, жили какое-то время в Питере, а потом осели в Крыму.

На переезде в теплые края настояла мама. Я часто болела: то ангины, то насморк с кровью, постоянно на антибиотиках и капельницах, из одной больницы в другую. Мама по первому образованию медсестра, и она решила, что северный климат мне не подходит. Кроме того, она сама мечтала жить у моря. С присущей ей дипломатичностью и женской мягкостью мама склонила папу на свою сторону, уговорила уйти на гражданку и переехать в Крым.

image-30_opt

Папа у меня хирург и вообще человек замечательный. Он родился и вырос в городе Александрии Кировоградской области. В черте города есть небольшой район, сельский, там жила папина семья и их хозяйство – коровы, курочки, цыплята. Я тоже пасла коз, когда приезжала к бабушке летом.

Так вот, папа окончил школу в своей провинции и поехал поступать. И не куда-нибудь, а в Ленинград, в Военно-медицинскую академию имени Кирова, на факультет подготовки врачей военно-морского флота! Попасть туда можно было либо по звонку сверху, либо с идеальными знаниями. Блата у папы, естественно, не было, но он отлично сдал вступительные экзамены, и его приняли. Целый год скромничал, скрывал от семьи, где именно учится, а летом приехал к родителям в военной форме. Сюрприз!

Я пасла коз, когда приезжала к бабушке летом

У мамы сохранились папины фотографии тех времен, когда он служил во флоте. Такой красавчик, настоящий моряк!

Рассказывал, как однажды на подводной лодке была аварийная ситуация. Поначалу экипаж считал, что это учебная тревога: начали задраивать люки, снижать давление. Но когда осталось только аварийное освещение и минут пять стояла гробовая тишина, стало понятно, что все по-настоящему. Этот момент он запомнил на всю жизнь.

Папа – врач от бога, очень внимательный, хотя и строгий к пациентам. В Судаке он работал в городской больнице и стал знаменитостью. Меня часто окликали: «А, ты дочка того чудесного доктора! Передай ему, что все хорошо, нога зажила, спасибо!» Мне было неловко. Я тогда еще не понимала, что папа делает великое дело, спасая жизни.

Снимок экрана 2015-08-_optРодители относились ко мне как к маленькой принцессе: холили, лелеяли, сдували пылинки, прощали капризы и шалости. А шалить я любила. На простынях ручкой рисовала, розетки из стен выколупывала, обои отдирала, снимала стружку с лакированной мебели – мне нравилось, как она идет. Погрызла каблуки маминых туфель. Когда мы жили в Пинске, в Белоруссии, мама руководила местным Домом культуры и вела КВН. Она вообще человек очень артистичный, музыкальный, вокальные способности мне достались от нее по наследству. Так вот, у мамы было несколько нарядов для сцены и единственные концертные туфли, каблуки которых я безнадежно испортила.

я обожаю моделировать одежду и переделывать готовую

Чем-то мне не угодил и новый плед, который родители достали по случаю, – красивый, шерстяной. Пока мама с папой были на работе, я порезала его на ромбики и кружочки. Мне вообще нравилось «кроить» – например, вырезать по краешку одежды узоры.

Сейчас я обожаю не только моделировать одежду, но и переделывать готовую: переставить карманы, нашить аппликацию, изменить длину изделия. Большинство своих концертных, да и повседневных костюмов я моделирую сама, а шьет по моим эскизам портниха. Но тогда, в детстве, эта страсть к дизайну приносила одни неприятности.

Вас наказывали?

Мама считала, что наказанием мало чего добьешься, с ребенком надо разговаривать серьезно, как со взрослым. Как я уже сказала, по первому образованию мама – медсестра, а по второму – педагог, преподаватель русского языка и литературы, и методы воспитания у нее были педагогические. Папа, человек военный, конфликты пытался решать по-армейски: смирно, так держать! Но мама находила слова и для него: «Ленечка, ты же не на учениях, ты дома, тут у тебя не подчиненные, а ребенок».

Как-то раз в Питере я сбежала от папы, стоило ему на секунду отвернуться, чтобы купить сигареты в ларьке. Нашла дорогу к дому самостоятельно. Папа носился по всему микрорайону, дрожащим голосом спрашивал у прохожих: «Вы не видели девочку с двумя косичками, в полосатой шапочке?» Возвращается домой – а я в песочнице играю.

В Судаке первое время меня вообще не выпускали на улицу: город незнакомый, ребенок маленький. Я с детьми во дворе познакомилась прямо с балкона. И дружила оттуда, и ссорилась – сандалиями друг в дружку кидались.

Я вела себя ужасно жестоко с родителями. Мама едва сдерживала слезы

Я всегда чувствовала, что родители меня очень берегут. Подсознательно понимала, что тут есть повод для манипуляций, и вела себя ужасно жестоко. Часто кричала: «Вот уйду от вас!» или «Вот умру, и меня закопают!» Мама едва сдерживала слезы и просила меня так не говорить.

Как-то бабушка после очередного такого случая отвела меня в сторонку и объяснила, почему нельзя огорчать маму. Так я узнала, что до моего рождения у родителей был еще один ребенок – мой старший брат. В возрасте шести лет он утонул прямо на глазах у родителей. Эта ужасная трагедия черной нитью проходит сквозь нашу семейную историю.

Такие события – проверка семьи на прочность. Мама с папой ее прошли, остались вместе, не расстались, а через некоторое время на свет появилась я.

Конечно, меня очень берегли. Не дай бог сквозняк или какая-то другая «опасность»! Мне доставались дефицитные наряды и самая вкусная еда. Но все это закончилось с переездом в Крым: начались тяжелые 90-е годы. Прекрасно помню, как мы сидели по вечерам в темноте, при свечах, а я вслепую играла на пианино. Кстати, интересное ощущение, пальцы на ощупь лучше запоминают мелодию. Еще помню, что мама жарила блинчики, смазывала их маслом и посыпала сахаром. Это до сих пор одно из моих любимых лакомств.

image-9_optКогда началось ваше увлечение музыкой?

Поначалу это было скорее мамино увлечение. Она с детства любила петь, но как-то раз сорвала голос и не смогла развивать свой дар. А в музыкальную школу бабушка ее почему-то не отдала – то ли денег не было, то ли времени, уж не знаю. Поэтому, когда стало ясно, что у меня хорошие слух и голос, мама начала воплощать во мне свою несостоявшуюся детскую мечту стать артисткой. Записала меня в музыкальную школу по классу фортепиано, я делала кое-какие успехи, даже сама сочиняла небольшие пьески, на городском конкурсе исполнителей получила Гран-при. Жюри советовало отправлять меня на конкурсы пианистов. Но я не хотела ни на какие конкурсы – я и училась только из-за мамы. В выпускном классе было особенно тяжело: все подружки уже гуляют с мальчиками, а я дома разучиваю Рахманинова. Хотелось разрубить топором пианино, взорвать школу. Но сейчас я маме благодарна за то, что удержала, настояла. Владение инструментом очень помогает в карьере певицы.

мама начала воплощать во мне свою несостоявшуюся мечту стать артисткой

Совсем другое дело – вокал. Петь на сцене я начала лет в девять, попробовав себя на новогоднем утреннике в роли Снегурочки. Мама тогда работала в центре досуга для пожилых людей и часто звала меня помочь, порадовать стариков. Потом я выступала еще на каких-то праздниках районного и городского масштаба.

Поначалу маме и тут приходилось меня подталкивать и стимулировать. Я ненавидела тот момент перед выступлением, когда стоишь за кулисами, ждешь своего выхода – и от волнения пересыхает во рту, сводит живот, ноги подкашиваются, ты весь дрожишь. Но через некоторое время переборола себя, научилась собираться. На место страха и нервной дрожи пришел кураж, и вот тогда я начала получать удовольствие от выступлений. Каждому артисту знакомо это ни с чем не сравнимое ощущение мурашек по коже, счастья, которое захлестывает, стоит выйти на сцену.

Теперь мне хотелось выступить как можно лучше. И мама помогала – подбирала песни, перешивала на меня свои старые концертные платья, учила красиво двигаться. Вместо микрофона я брала в руки щетку для волос или баллон лака, пела перед мамой – а она была моим критиком и зрителем.

На местные крымские конкурсы папа возил нас с мамой на своем «москвиче», а на общеукраинские мы ездили поездом. Иногда маме приходилось сдавать в ломбард вещи, чтобы заплатить за поездки на конкурс или костюмы для выступления.

Хорошо помню конкурс «Крила України», который проходил в Виннице. Там собрались коллективы и исполнители со всей страны, и взрослые, и дети. Были звезды фестиваля «Червона Рута» и даже Богдан Титомир. Меня привезла туда мамина подруга, работавшая в городском отделе культуры. Она писала тексты к моим песням.

Мне было лет двенадцать, но я осознавала, что принять участие во всеукраинском конкурсе – большая честь. Перед поездкой мама провела со мной беседу: «Ты едешь представлять свой город! Никаких тусовок, только репетиции и выступления! Не подведи городские власти и нас с папой!»

Даже странно представить, что на маленького ребенка возлагают такую большую ответственность.

Родители – люди старой закалки и меня так воспитывали. Я была серьезной девочкой. Со сверстниками могла дурачиться, но во всем, что касалось музыки, была четко нацелена на результат. Часами занималась, репетировала перед зеркалом. Копировала мировых звезд – от Эллы Фицджеральд до Уитни Хьюстон и Мэрайи Кэри. Позже мне в руки попали записи Бобби Макферрина, потрясающие мюзиклы Боба Фосса, «Нотр-Дам де Пари» Риккардо Коччанте. Я грезила Эсмеральдой. Когда она выходила на сцену, казалось, это не она, а я там стою. Подбирала одежду, репетировала мизансцены. Пела, конечно, на «рыбьем» языке, потому что французский не изучала.

К этому моменту я уже понимала, что сцена – мое призвание, ничего другого я не хочу. Ну, если не считать небольшого виража в сторону, когда в 11 классе мечтала поехать журналисткой в горячие точки. Но это был просто всплеск адреналина, не более.

image-37_optВ школе я была белой вороной. Одноклассники считали, что у меня корона на голове; ставили мне в вину, что я разъезжаю по конкурсам, пока они учатся. Меня действительно отпускали на конкурсы, но никто оценки не натягивал: если отвечала на тройку, то и ставили тройку. Математику, каюсь, списывала у отличников, а физику честно зубрила, потому что у меня был конфликт с педагогом, и я пошла на принцип. Выучила учебник наизусть, получала твердые четверки.

Наш класс, как все, делился на изгоев-отличников и популярных ребят, а я была так, посередине. На уроках тайком читала Толкиена, братьев Стругацких, Брэдбери. Под партой мне открывался фантастический тайный мир.

Мне нравились крутые парни, но они выбирали доступных девушек… Безответные влюбленности вдохновляли меня

Однажды кто-то пожаловался директору, что наши «крутые» ребята на перемене курят за гаражами. Одноклассники почему-то решили, что это я на них настучала, и вызвали меня на разговор. Я сказала, что не делала этого, но мне не поверили и объявили бойкот. Это даже хорошо, потому что та компания вскоре перешла на вещи посерьезнее, чем сигареты. Но мне было ужасно обидно: серьезное обвинение, совершенно незаслуженное и несправедливое.

Поклонников у меня тоже не было. Мне нравились мальчики, но не те, которым могла бы понравиться я. Привлекали крутые парни, которые выбирали доступных девушек с развязными манерами, в коротких юбках, а я держалась и одевалась очень скромно. Безответные влюбленности волновали и, наверное, вдохновляли меня.

Выходит, у вас совсем не было друзей? А с младшей сестрой, Юлей, вы дружили?

Ой, нет, что вы! У нас же разница в семь лет. Это сейчас мы лучшие подруги, а тогда дрались до синяков и царапин, кидались тапками, однажды устроили потоп: поливали друг друга водой из ковшиков. Представьте, во что превратилась квартира! Потом вместе с родителями долго наводили порядок.

Подружек я нашла на танцах. Мне всегда нравилось танцевать, и я по примеру одной знакомой пришла в танцевальный коллектив. Мы исполняли танцы разных народов – крымско-татарские, восточные, испанские. Корейский танец с веерами всегда показывали во время визитов важных гостей города. Это было очень красиво: свет выключали, и в темноте на сцене светились только наши белые веера и люминесцентные элементы на костюмах.

zlata_6 (1)_optПозже мы с подружками ездили танцевать на фестиваль «KaZантип» в Поповку: там было много танц­полов, много разных направлений электронной музыки. Танцы доставляли удовольствие, а кроме того, помогали развить сценическую пластику.

В тот же период я озаботилась вопросами сохранения фигуры. Я, как и мама, люблю сладкое. В переходном возрасте, когда гормональный фон менялся, я заметила, что полнею в боках и бедрах, и отказалась от шоколада и булочек.

я заметила, что полнею в боках и бедрах, и отказалась от шоколада и булочек

Идеалом красоты для меня с детства служили азиатские женщины: миниатюрные, тонкокостные. Я восхищалась их изяществом и хотела быть на них похожей. Мама – фанатка азиатской культуры, у нас дома есть светильники и картины в японском духе, которыми увешана вся стена в гостиной. Я смотрела на эти картины и думала, что хочу вот так выглядеть.

Мама требовала, чтобы я перестала морить себя голодом и «не занималась глупостями», но я уже вошла в тот возраст, когда подростки отвоевывают собственную территорию. Закрывалась в своей комнате на ключ, слушала музыку, какую хотела, настаивала на своем праве одеваться так, как мне нравится, общаться с теми, с кем хочу, и приходить позже, чем считали нужным родители. Но, думаю, мама и папа всегда понимали, что мне можно доверять.

Так же самостоятельно я приняла еще одно важное решение: если не поступлю на бюджетное отделение в училище имени Глиэра, то на платном учиться не буду. Сказала родителям: «В таком заведении должны учиться только талантливые люди. Если не примут на бюджет, значит, я бездарь и на моей певческой карьере можно ставить крест».

Общежитие поначалу шокировало. Пришлось поселиться в комнате с еще четырьмя

Прекрасно помню тот день, когда приехала в Киев сдавать экзамены. Перед этим мы приезжали с мамой, я прошла прослушивание, преподаватели сказали: «Шансы есть, голос хороший, пробуйте». В следующий раз я отправилась покорять столицу в гордом одиночестве.

Помню, как стояла на перроне – в джинсах и модных тогда узконосых туфлях, чемоданчик у ног, сумка через плечо, – широко открытыми глазами смотрела на здание вокзала и строила наполеоновские планы: «Столица, сердце Украины! Я непременно должна сдать экзамены и остаться здесь!»

Общежитие поначалу шокировало. Пришлось поселиться в комнате с еще четырьмя девочками, а я не представляла, как можно делить с кем-то территорию. Но впоследствии мы так сдружились, что продолжили жить вместе.

Перед экзаменом по вокалу очень волновалась. Почти все абитуриенты приехали с родными, все стояли группками и шушукались, а меня некому было при­ободрить, я жалась в углу и старалась настроиться на выступление. Зато когда успешно сдала экзамен, в Судаке закатили пир горой в мою честь.

В общежитии трудно пришлось? Такая домашняя девочка, мамина и папина принцесса…

К тому моменту родители перестали трястись надо мной, как над китайской вазой. Мама приучала меня к самостоятельности, так что я умела готовить простые блюда – салаты, борщ, драники. Бывали дни, когда мы с девочками сидели на одной картошке, случалось, и картошка заканчивалась. Мы были так счастливы, обнаружив в углу кухонного шкафчика брикет горохового супа! До сих пор помню, каким он показался вкусным.

Бывали дни, когда мы с девочками сидели на одной картошкЕ… Мы скидывались, чтобы купить баллончик лака для волос

Мы скидывались, чтобы купить баллончик лака для волос, обменивались вещами, которые, кстати, некуда было класть из-за тесноты. Иногда по ночам с потолка падали тараканы – ужасное ощущение. Но человек ко всему привыкает, и я была счастлива своей молодостью, музыкой, любовью. Да, тогда у меня случилась первая любовь с очень классным и добрым парнем, студентом отделения духовых инструментов. Мы долго встречались, познакомили друг друга с родителями, но потом не сложилось, я поняла, что это не мой человек и не мой путь.

104_Karavanmaxi_02-1_optВ училище я начала подрабатывать, как и все студенты: пела в клубах под минусовку, раздавала листовки, работала промоутером в супермаркетах («Купи две бутылки сока – и получишь календарик!»). Однажды мне не заплатили за акцию, а я накануне потратила все деньги, даже на метро не осталось, в кармане лежал только проездной на трамвай. Пришлось ночью идти пешком до остановки –по морозу и сугробам. С тех пор никогда не трачу бездумно все, что есть, потому как события могут повернуться по-разному.

Еще до окончания училища я устроилась в ансамбль Вооруженных сил Украины. Поначалу мест не было, предложили работать бесплатно, и я согласилась, ведь это прекрасный опыт. Потом освободились полставки, еще чуть позже – ставка. Шесть лет я отдала этому ансамблю, привыкла к почти военной дисциплине, которая необходима любому артисту. Выступала и с температурой, и с бронхитом. Единственная уважительная причина – если ты умер, в других случаях концерт пропускать нельзя, поскольку за спиной стоит длинная очередь претендентов, готовых заменить тебя, как только расслабишься.

Как вы начали сольную карьеру?

Мой будущий продюсер Миша Некрасов искал к себе в студию бэк-вокалистку. Солист ансамбля ВСУ Сергей Юрченко, с которым Миша знаком, посоветовал меня. Мы с Мишей начали сотрудничать, и однажды он сказал, что хотел бы создать настоящий, не «пластмассовый» музыкальный проект. У него были какие-то меценаты или спонсоры, я в эти вопросы не вдавалась, – главное, что представилась возможность реализовать себя.

Есть у меня и собственные психологические штуки, личный сундучок актера

Я начала усиленно заниматься вокалом, пластикой, танцами, брать уроки актерского мастерства. Чтобы помочь себе войти в нужное состояние на сцене, существуют разные актерские приемы. Я большая поклонница школы Станиславского и школы Михаила Чехова, они очень разные, но обе мне близки. У Станиславского – задача и сверхзадача роли, целая история, у Чехова – более быстрая тропинка к эмоциям, многое строится на ощущении сексуальности и женственности. Есть у меня и собственные психологические штуки, личный сундучок актера.

Злата Огневич
Злата Огневич в сьемки для журнала «Весільний сезон»

Но главное, конечно, песни. Для дебютного клипа «Остров любви» музыку написал Михаил Некрасов, а стихи – русская поэтесса Любовь Воропаева.

Тогда же придумали сценическое имя. Мне хотелось, чтобы оно было связано с моими корнями. По папиной линии у нас в роду много кровей намешано: сербы, венгры, один прадедушка даже был итальянцем, если верить семейной легенде. Он был то ли коммерсантом, то ли помещиком, оставил внебрачных детей и уехал из Украины, когда началась революция. В общем, имя я хотела южное, яркое, огненное. Так и получилась Злата Огневич. Кстати, свое имя я с детства терпеть не могла, все приставала к родителям: «Зачем вы меня Инной назвали? Вот вырасту и возьму другое!»

Теперь все близкие и друзья называют меня Златой, Златиком, даже мама.

После первых двух клипов («Остров любви» и «Ангелы») меня постепенно начали узнавать. Через какое-то время я с огромным удивлением поняла, что на концертах публика поет вместе со мной – «Пристрасть», «Ангелы», «Кукушка». Это было невероятно приятно: люди, оказывается, знают мои песни!

Zlata_2016_1_opt

Но вообще я ужасный самоед и критикан, постоянно выискиваю блох в своей работе, не бываю на сто процентов довольна результатами. Когда мы победили в национальном отборе на Евровидение, я в первый момент даже не поняла, что это победа. Думала, что сейчас объявят еще какие-то результаты народного СМС-голосования. Бэк-вокалисты теребят меня, обнимают: «Злата, мы едем на Евровидение!» А я в ответ: «Нет, погодите, сейчас еще должны огласить окончательные результаты». Они: «Злата, уже все огласили!» Наконец я осознала, что произошло, запищала от восторга, и команда чуть не раздавила меня в объятиях.

Потом было очень много работы по подготовке номера. Виктория Некрасова, жена моего продюсера, курирующая все вопросы, связанные с моими сценическими образами и костюмами, предложила идею с великаном. Сначала мы обратились к украинскому великану Леониду Стаднику, ныне покойному, но он вел отшельнический образ жизни и выходить на сцену отказался. Тогда Викториянашла в США Игоря Вов­ковинского – он родом из Украины, но эмигрировал в детстве вместе с родителями, так как здесь его отказались ставить на ноги. В Штатах сделали операцию по удалению опухоли мозга, и он выжил, хотя и вырос до гигантских размеров.

Злата Огневич
Выступление Златы на Евровидении 2013 / Фото: eurovision.tv

Игорь – фантастически добрый человек, мы с ним очень подружились. Для него участие в нашем номере было серьезным испытанием. Он мучился болями в спине: при таком росте и весе его суставы получают огромную нагрузку, а если еще и меня на руках носить, то проблема усугубляется. В отеле пришлось соорудить для него специальную кровать, и в итоге он ее сломал, потому что ворочался в постели, не в силах уснуть. Даже похудел из-за стресса.

Для меня же весь конкурс был как марафонский забег: непрерывные репетиции, прогоны, интервью. За две недели я успела побывать только на двух экскурсиях, а в остальное свободное время пыталась выспаться. Ни на какие тусовки я не попадала: невозможно по ночам тусоваться, а утром хорошо выглядеть и быть в тонусе. Даже свою «бронзу» не отпраздновала: пока все веселились на вечеринке в честь закрытия конкурса, я собирала чемоданы, поскольку возвращалась утренним рейсом.

Вы примерно понимали, кто идет на призовые места, кто станет победителем? На какой результат для себя вы рассчитывали?

Было понятно, что Эммили де Форест идет на призовое место, но случаются ведь и неожиданности – например, никто не мог предсказать победу финской группы Lordi в 2006 году.

Когда объявляли тех, кто из полуфинала проходит в финал, нас назвали почти в самом конце. С каждым новым именем шансы таяли, мы жутко нервничали, сидя вместе с остальными претендентами в комнате за сценой – она называется «грин-рум». Я заметила, что к каждому финалисту заранее приближается камера. Когда оператор наконец подошел и к нам, я сказала: «Ребята, расслабьтесь, нас сейчас объявят». И действительно, объявили! От радости я чуть с ума не сошла, прыгала по дивану, сломала каблук. Нас зовут на сцену, поторапливают, а я в испорченной туфле, да еще и в узком платье с длинным шлейфом. Бэк-вокалист Клифф подхватил меня на руки и понес.

Артист без хитовых песен, какое бы место он ни занял на Евровидении, будет забыт публикой

В финале шла борьба между нами и Азербайджаном за второе место. Тоже был очень напряженный момент. Но даже просто попасть в пятерку финалистов, понравиться такой огромной аудитории – это высочайшая награда. Главное – не место, а песня. Например, об обладательнице первой премии, Эммили де Форест, я давно ничего не слышала. Артист без хитовых песен, какое бы место он ни занял на Евровидении, будет забыт публикой.

Да, это статус в первый год после победы или призового места. У меня стало заметно больше работы, в том числе в Европе. В прошлом году пригласили на празднование десятилетия клуба Eurovision в Испании. Там публика устроила пятиминутную овацию перед моим выступлением. Я растерялась и растрогалась до слез.

Злата Огневич
Выступление Златы на Евровидении 2013 / Фото: eurovision.tv

Должна признаться: на конкурсах я не пытаюсь угадать, какое место займу. Все мысли – о том, чтобы покорить сердца людей, отдать им всю себя без остатка, чтобы совесть была чиста: сделала все, что от меня зависело. Во время выступления в финале Евровидения я чувствовала, что мое ментальное тело гораздо больше, чем физическое. Тело на сцене, а душа охватывает всю аудиторию, все пространство зала. Я превратилась в чистую энергию. Это фантастическое ощущение, ради него стоит жить и творить.

Я отдаю себе отчет, что мне невероятно повезло. В Украине много талантливых музыкантов, но именно мне выпал один шанс на миллион. Это больше чем удача, это судьба. Я фаталист, верю, что все предрешено, но при этом человек в состоянии корректировать к лучшему то, что ему предначертано. Своими действиями, образом мыслей и образом жизни. Если очень стараешься, то все сложится в твою пользу.

Кстати, в детстве я вместе с мамой смотрела фильм «Секрет» и верю в силу визуализации. Например, перед поездкой на Crimea Music Fest в 2011 году я написала на листочке красным фломастером, что займу первое место. Так и получилось.

Наверное, ваши родители невероятно вами гордятся.

Конечно, они радуются моим успехам, с удовольствием смотрят клипы. Отец раньше относился к моему жизненному выбору иронически. Он хотел, чтобы я стала врачом. На конкурсы нас с мамой возил, поддерживал, но считал, что это несерьезно: попрыгала на сцене, попела… Теперь, когда он видит, что я работаю в команде, что в шоу-бизнесе есть определенные правила игры, жесткий график,ответственность перед слушателями за качество продукта, папа переменил свое мнение и действительно гордится мной.

Злата Огневич

Мама переживает, что я слишком много работаю. Иног­да звонит в двенадцать ночи, а я еще только еду домой из студии звукозаписи. Еще ее беспокоит, что я «совершенно ничего не ем». На самом деле я правильно питаюсь, но концерты – серьезная нагрузка. За время выступления я теряю не менее килограмма, поэтому, кстати, перед концертами всегда ем плотно, чтобы немного набрать.

Если бы я знала раньше, что меня ждет, когда я выберу карьеру профессиональной певицы… Нет, все равно бы не отказалась, но, по крайней мере, была бы готова ко всем сложностям. К постоянной неудовлетворенности собой, к бессонным ночам, которые проводишь в обдумывании новой песни, нового клипа, выступления. К тому, что нельзя болеть и хандрить. Твои трудности никого неинтересуют, на сцене нужно быть всегда на высоте и оправдывать ожидания зала.

110_Karavanmaxi_02-1_opt

Однажды из-за ссоры с парнем я лишилась голоса на две недели. Мы были с ним такой себе сицилийской парой: скандалили, орали друг на друга, тарелки били. И вот после очередного выяснения отношений я проснулась утром совершенно без голоса. Даже шептать не могла, только рот открывала, как рыба. Конечно, я ужасно испугалась, помчалась к врачу. На его вопросы отвечала письменно, на листочках. Доктор поставил диагноз «ларингит», назначил всякие промывания и полоскания, чай с калиной, подогретую боржоми. Но главное, пояснил, что у меня – классический случай, когда стресс и нагрузка на связки дали такой результат. Теперь-то я знаю, что голос и нервная система очень тесно связаны.

из-за ссоры с парнем я лишилась голоса на две недели. Мы были сицилийской парой: скандалили, орали друг на друга, тарелки били

С того момента я кардинально пересмотрела отношение к жизни. Стараюсь не переживать из-за того, что от меня не зависит. Например, у нас в стране артисты часто поют под фонограмму – не потому, что не могут спеть вживую, а прежде всего потому, что не позволяет техническое обеспечение концерта. И я соглашаюсь, что поделаешь? А если концерт живой, я не жду суперуровня, настраиваю себя на то, что звук будет плохим, микрофон обязательно запищит, хотя всегда делаю тщательный саунд­чек. Но даже если запищит или выключится на минуту, это мелочи. Главное – отдать все свое внимание залу.

Я начала заниматься махариши-йогой, чтобы контролировать свое сознание и эмоции, учусь медитировать, расслабляться. Если и случаются ссоры, то они уже не отражаются так сильно на моем состоянии.

Виновник ссоры – это тот самый, с которым вас недавно сфотографировали на вокзале? Красавец в военной форме, участник АТО?

Ой, нет. С тем, из-за кого я потеряла голос, мы давно расстались. А тот, с кем меня сфотографировали неугомонные фанаты, – действительно мой парень.

Злата Огневич с парнем

Но он не участник АТО, хотя регулярно там бывает. Он состоит в одной из военно-патриотических националистических организаций, давно изучает военное дело и регулярно ездит в командировки на фронт – тренировать бойцов добровольческих подразделений.

Мы с ним познакомились года три назад в Таиланде, где он тогда работал по контракту. У него много разных специальностей, в том числе он высококлассный менеджер. Я приехала в Таиланд отдыхать, а он представлял принимающую сторону.

Мой любимый — не участник АТО. Он состоит в одной из военно-патриотических националистических организаций

Мы сразу понравились друг другу. Поначалу новый знакомый не подозревал, кто я такая, поскольку украинский шоу-бизнес его совершенно не интересует – он слушает западный и русский альтернативный рок. Но кто-то из его коллег меня узнал, дал ссылки на мои клипы на YouTube.

В тот момент он даже хотел прекратить отношения со мной, потому что считал певцов и актеров капризными, заносчивыми и пустыми. Его фирма организовывала отдых знаменитостей, и случалось, они вели себя не лучшим образом. Но симпатия ко мне восторжествовала над предубеждением.

IMG_3907 (1)_opt

После моего возвращения домой мы переписывались и перезванивались. Я узнала, что он националист. Поначалу мне это не понравилось. Одно дело – любовь к родине, другое – шовинизм. Но чем больше мы общались, тем лучше я понимала, что мой собеседник – человек образованный, прекрасно знает историю, в том числе такие факты, о которых многие умалчивают. История – это ведь не точная наука, информацию подают, как кому выгодно. Под его влиянием мои взгляды поменялись. Кстати, он задолго до Майдана говорил, что в стране будет вооруженное восстание.

Когда студентов разогнали, он сразу вернулся в Украину и принимал активное участие во всех событиях. В этом я полностью его поддерживала.

Мои родители тоже всегда были за Украину. Сейчас им нелегко в Крыму с такой позицией. Спасает то, что Судак – маленький город, все друг друга знают, мои родители – уважаемые люди, прожившие там больше пятнадцати лет. Поэтому в разговорах с ними соседи стараются не затрагивать опасные темы, ограничиваются обсуждением погоды и рецептов пирожков. И спасибо им за это. Некоторые даже просят: «Передайте Златику, что мы тоже за Украину, мы тут не все такие…»

Злата Огневич

Сама я не была в Крыму ни разу с момента аннексии. Родители приезжали к нам с сестрой (Юля живет под Киевом), а сейчас планируют и вовсе перебраться в Одессу, где у них друзья.

Злата, как получилось, что вы стали депутатом? И что вам дал этот опыт?

Во время концерта для солдат АТО я познакомилась с лидером Радикальной партии Олегом Ляшко. Он предложил мне вступить в ее ряды. Посовещавшись с командой, я решила попробовать себя в качестве политика, хотя мы ожидали, что этот шаг вызовет неоднозначную реакцию публики.

Да, не получилось. Но для меня это был полезный опыт. Я узнала изнутри систему власти и принципы управления, получила для себя ответ на вопрос, почему у нас в стране все обстоит так, а не иначе. Моей целью была поддержка культуры, в частности, новый закон об авторском праве. Но его не приняли. Более того, в мой адрес поступали угрозы от тех структур, чьи интересы были бы ущемлены, вступи закон в действие. В итоге я объявила с трибуны о том, что слагаю депутатские полномочия.

_GRB6526 (1)_optВозможно, я еще вернусь к общественной деятельности, но точно не в политике –скорее, в каком-нибудь фонде, где у меня будет сильная команда единомышленников.

Мой парень поначалу был не в восторге, когда узнал о намерении идти в политику. Пытался отговорить, но я стояла на своем. Мы часто спорим, у нас разные мнения по многим вопросам. Как говорят, противоположности притягиваются. Но он прекрасно разбирается в пиаре, позиционировании, это одна из его специальностей. Поэтому в том, что касается работы, я к нему прислушиваюсь, и часто он оказывается прав.

Он очень внимательный, понимающий, заботливый. Говорит: «Ты артистка, я не хочу, чтобы после работы ты уставала еще и дома», поэтому у плиты стоять не разрешает. Либо мы вместе идем в ресторан, либо он сам готовит ужин. Мой любимый – прекрасный кулинар, бефстроганов из телятины в сметане и фаршированные перцы у него получаются такие, что пальчики оближешь.

Вечером мужчину не должно встречать измученное существо в затертых штанах, с нелепым пучком на голове

Думаю, что женщина в отношениях с мужчиной прежде всего должна сохранять свою сущность, какой бы современной и занятой она ни была. Вечером на пороге дома мужчину не должно встречать измученное существо в затертых штанах, с нелепым пучком на голове. Со временем многие женщины расслаб­ляются, перестают ухаживать за собой, и тут мужчина начинает оглядываться посторонам. Поэтому я убеждена, что нужно всегда хорошо выглядеть, носить красивую одежду для дома и главное – сохранять хорошее расположение духа, не ныть и не капризничать.

У меня, как у всех, бывают плохие дни, когда я не в настроении – например, из-за неудачного выступления. В такие дни я не слоняюсь по дому и не выношу мозг своему любимому, а ложусь спать. Сон для меня – лучшее лекарство. Могу заснуть в шесть вечера, проснуться в девять и засесть за рисование эскизов одежды. Или концертный номер придумывать. Это тоже способ релаксации.

Какие у вас отношения с возрастом?

Прекрасные. После 29 лет появились новые ощущения – наверное, я только сейчас начала преобразовываться из девочки в женщину. Да, не удивляйтесь, психологически я остаюсь ребенком. Мне нравится играть с детьми, привлекает их открытость, искренность, непосредственность. Они шалят – и я тоже люблю дурачиться. Мне близок образ мышления Экзюпери. Помните чудесную цитату из «Маленького принца»? «Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: «А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?» Они спрашивают: ˝Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?˝»

_MG_9898_optТак вот, мне не хочется быть таким взрослым. Человек творческой профессии должен культивировать в себе внутреннего ребенка, сохранять крылышки за спиной, удивляться новым знакомствам, новым местам, весне, солнцу, воробью, который чирикает на ветке. Я люблю кататься на велосипеде по вечерам, смотреть на звездное небо и рисовать в воображении волшебные картины.

Что касается физического взросления и старения, то сейчас в моем распоряжении все способы сохранить себя как можно дольше: спорт, правильное питание, уход за собой. Это раньше женщина после тридцати сидела дома и вышивала крестиком. А я веду активный образ жизни. Помимо йоги, уже много лет занимаюсь с персональным тренером, а в последние три года – еще и балетом и партерной гимнастикой.

Злата Огневич

Машину не вожу, зато люблю велосипед. Летом катаюсь на ВДНХ, в Мариинке и парке «Партизанская слава», за день проехать тридцать километров – это для меня нормально. Под настроение могу выйти на пробежку, хотя я не фанатка, бег разбивает суставы.

Стараюсь следить за питанием: меньше мучного и сладкого, больше овощей, мяса и рыбы. У мамы на столе всегда шоколадки, булочки, вафельки. Но это вредные продукты, пустые углеводы. Я заменила их финиками, яблоками, морковкой, это в сто раз полезнее.

С утра выпиваю стакан теп­лой воды с лимоном, потом принимаю натощак цветочную пыльцу: она укрепляет иммунитет. Через полчаса завтракаю: творог с льняными или тыквенными семечками, зеленый чай, овсяная каша, иногда ем вареные яйца.

Злата Огневич

Случается, что на тренировку с утра просыпаться не хочется, но я говорю себе волшебное слово «надо» и уже через пять минут после начала занятий просыпаюсь и включаюсь.

Бывает, что силы на исходе, например, после концерта, когда все эмоции выплеснула, всю себя отдала. Чтобы восстановиться, нужно просто помолчать, побыть в одиночестве. Вечером прихожу домой, отключаю телефон, зажигаю свечи. Я вообще часто использую свечи, не люблю электрический свет. Зажигаю аромалампу или ароматическую палочку (нашла в Киеве точку, где продают настоящие индийские благовония). Сижу в тишине или включаю записи со звуками природы, а иногда – грустные блюзовые баллады.

Я люблю одиночество или узкий круг общения: родители, друзья детства, несколько близких друзей, с которыми я познакомилась уже в шоу-бизнесе. Я четко разделяю личную жизнь и работу, где приходится общаться с огромным количеством людей, в том числе с теми, кто не очень-то импонирует. Как только запись или концерт окончились, я возвращаюсь обратно в свою раковину. Возможно, это звучит странно: певица-интроверт. На сцене я, конечно, не выгляжу замкнутым человеком. Хотя есть же Земфира, интроверт чистой воды, и это совершенно не мешает ей работать. Или Евгений Миронов, обожаемый мною артист, – типичный интроверт.

я не семейный человек… если придется уйти из шоу-бизнеса, не буду счастлива в семье. О детях я вообще не думаю

Квартира – моя крепость. С любимым мы живем вместе, но не постоянно. Он часто уезжает, а, кроме того, иногда нам просто нужна свобода. Мужчине сложно выдерживать мой концертный график, я не семейный человек, карьера – на первом месте, так всегда было и будет.

Если придется уйти из шоу-бизнеса, не буду счастлива в семье, более того, стану винить родных в том, что отняли у меня сцену. Мой спутник должен быть готов смириться с тем, что как минимум половина моего времени и сил отдана творчеству. О детях я пока вообще не думаю.

Какой вы видите себя лет через пять или десять? Неужели в этой воображаемой картине нет детей?

Нарядные малыши, большая семья, рождественские носки, развешанные на камине, –красивая картинка, но я себя с ней не ассоциирую.

Я вижу себя на сцене, мои песни и грандиозное шоу называют новым словом в музыке, мы с командой гастролируем по всему миру. К слову, с конца марта по конец мая у меня концертный тур по Украине, который называется «Запали вогонь». Я живу этими концертами. Для меня это важно – встретиться с моим зрителем в его родном городе.

IMG_5269_fmtЕще я вижу себя в преклонном возрасте на вершине Тибета, с монахами. В моих ближайших планах – восхождение на Аннапурну (одна из высочайших гор мира, расположена в Тибете. – Прим. авт.). Да-да, почему вы так удивлены? Я с детства люблю горы. В школе ходила на экскурсии в пещеры, к подземным озерам, с друзьями поднималась на вершины. Приезжая домой, в Судак, обязательно совершала восхождение на гору Сокол в Новом Свете, это моя традиция. Поднималась в одиночестве, наслаждаясь потрясающим видом, воздухом, тишиной. Когда ликование переполняло, кричала от восторга и слушала, как откликается эхо. Горы разговаривали со мной.

Аннапурна – это, конечно, не мои «домашние» маленькие горы. Это восьмитысячник, считающийся одним из самых опасных для альпинистов. Я не планирую штурмовать вершину, а собираюсь подняться до трех с половиной – четырех тысяч метров, есть там такие маршруты для «чайников». На этой высоте расположены лагеря с минимумом удобств. Восхождение, которое занимает около двух суток, лучше совершать летом, в благоприятных погодных условиях.

Гималаи космически прекрасны. Я мечтаю насладиться величием гор на рассвете, ощутить эту стихию всем телом. По знаку зодиака я Козерог, меня тянет в горы, как тех лам, что пробираются боком по горным тропинкам. Чем больше трудностей, творческих и личных, тем мне комфортнее. Когда все хорошо, я кисну, впадаю в депрессию, начинаю ныть и придираться к окружающим. Трудности, испытания – это встряски, которые мне необходимы. Когда преодолеешь себя, особенно приятно насладиться результатом усилий.

Вы только представьте: ночь, холодно, маленькая палатка, все пытаются согреться горячим чаем, под столом – газовая печка, чтобы ногам было теплее. Потом ложишься на неудобный матрас, на котором спали до тебя тысячи туристов. Каждый человек – это космос, все они оставили свой след, и теперь ты тоже тут, под этими прекрасными звездами, растворяешься во Вселенной.

Фото: пресс-служба Златы Огневич

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter, Instagram или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»