61 год, два ярких и эмоциональных брака, десятки звездных ролей, любовь миллионов поклонниц по всему миру — Брюс Уиллис баловень судьбы. Но его главная удача в другом. Брюс всегда любил женщин, и словно в награду стал отцом пятерых дочерей. С ними порой сложно — но всегда интересно

Брюс сидел на белом кожаном диване в гостиной своей нью-йоркской квартиры и механически вытирал платком бритую макушку. Он потел совсем не потому, что в доме было жарко: климатическая установка работала безупречно. Брюса бросило в жар от газетного заголовка, гласившего: «Таллула Уиллис, младшая дочь звездных родителей, легла на лечение в реабилитационную клинику, – сообщают друзья семьи».

Брюс скрипнул зубами и отложил айфон, на котором просматривал почту. Скриншот газетного заголовка прислала Деми с припиской: «Интересно, кто эти «друзья». На твоем месте я бы привязала этого мерзавца к машине и протащила ярдов двести».

Брюс шумно выдохнул и снова вытер затылок. «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!» – это, кажется, кто-то из русских? Пушкин? В «Евгении Онегине» такого не было… Черт с ним, но подмечено верно. Буквально пару недель назад Таллула уже навела шороху среди газетчиков, опубликовав в этом своем проклятом «Твиттере» фото с выпяченным голым животом и подписью: «Новая жизнь на подходе». Естественно, все решили, что она беременна. «Па-ап, ну я же просто пошутила, чего ты орешь?» – отбивалась она потом от нападок отца.

Брюс Уиллис и его дочки Таллула, Румер и Скаут
Брук Бернс, Брюс Уиллис и его дочки Таллула, Румер и Скаут, апрель 2004 г.

Брюс ненавидел социальные сети, никогда ими не пользовался и сейчас мысленно назвал свою бывшую жену несколькими совершенно непечатными словами. Он набрал номер Деми и слушал гудки, закипая все сильнее. Видит бог, мать его старших дочерей – чудесный друг, красавица, первая настоящая любовь, но какого черта она сидела в «Твиттере» целыми сутками, когда вышла замуж за Катчера?

Гудки оборвались, низкий хрипловатый голос Деми произнес: «Привет, Бруно!» Но домашнее ласковое прозвище не успокоило Брюса. «Ты разве не видишь, что сама во всем виновата? – накинулся он на свою бывшую. – Выкладывала фото, как гладишь рубашки молодого муженька, как вы с ним валяетесь на пляже, целуетесь и едите пиццу… Для тебя это был способ убедить себя и весь мир, что у вас все по-настоящему, несмотря на пятнадцатилетнюю разницу в возрасте. О’кей, старушка, я не против! Я понимаю, в кино тебя уже не зовут, а в тираж выходить не хочется! И твой драгоценный, признаю, даже был неплохим другом нашим дочерям, пока не сбежал от тебя к молоденькой. Нет-нет, ты не перебивай. Ты слушай! Это ты подсадила девчонок на «Твиттер»! Я всегда говорил, что от социальных сетей все зло и безумие этого мира. И вот – разве это не доказательство? Сначала Скаут выкладывает в «Твиттере» свое фото с голыми сиськами на Манхэттене, потом Таллула притворяется беременной… Тоже еще шуточки! И, конечно, теперь весь мир знает, чем они занимаются, что принимают и где, черт побери, лечатся!»

голая Скаут Уиллис
22-летняя Скаут Уиллис вышла на прогулку по Нью-Йорку полуголой в знак протеста против политики «Инстаграма». Бунтарку возмутило, что в этой социальной сети запрещено выкладывать фотографии с ню-содержанием

От собственного крика у него звенело в ушах, и он не сразу сообразил, что Деми давно бросила трубку. После развода они ссорились редко. Надо отдать бывшей должное: она умела найти подход к мужчинам, если хотела. Даже сейчас от этой мысли Брюса слегка передернуло: несмотря на то что сам он был счастливо женат на красотке двадцатью тремя годами младше себя, он все равно ревновал Деми к тем, кто был рядом с ней. И не мог удержаться от ядовитых шуточек и подколок, когда дело касалось Катчера. Эта мерзавка, между прочим, ради молодого мужа сменила фамилию – а ради него, Брюса, не пожелала!.. Ну вот и расхлебывает теперь: то лечится от нервного срыва, то закатывает истерики. Так вам и надо, фу-ты-ну-ты миссис Катчер!

Впрочем, чувство странной гордости за свою невероятную бывшую, которая сумела заполучить юного красавчика в мужья на целых семь лет, тоже не было чуждо Брюсу. Эх, знал бы Эштон, какой потрясающей девушкой была Деми, когда они с Уиллисом познакомились на голливудской вечеринке по поводу премьеры фильма «Слежка». Деми находилась там в качестве гостьи Эмилио Эстевеза, исполнителя главной роли и ее бывшего бойфренда… Ну, или не бывшего, но это стало совершенно неважно, когда Деми и Брюс встретились.

Брюс Уиллис Деми Мур Эштон Катчер
Брюс и Деми после разрыва ухитрились не на словах остаться друзьями. Эштон Катчер, Деми Мур, Мика Альберти, Румер Уиллис, Эмма Хемминг, Брюс Уиллис, Таллула Уиллис и Скаут Уиллис, август 2008 г.

Уиллис тогда уже стал знаменитостью, сыграв Дэвида Эддисона в сериале «Детективное агентство ˝Лунный свет˝». Персонаж – весельчак, балагур и бабник – как нельзя лучше подходил ему, по крайней мере в те времена. Это была его первая крупная роль, благодаря которой он сразу перепрыгнул в разряд «многообещающих». А вот у Деми все складывалось сложнее: за плечами десяток ролей, и эпизодических, и покрупнее, но ни одна не принесла стойкой известности.

Брюс Уиллис «Детективное агентство ˝Лунный свет˝»
Кадр из сериала «Детективное агентство ˝Лунный свет˝», 1985 г.

Брюс увидел ее у стойки бара и заговорил с хорошенькой незнакомкой в своей обычной покровительственно-насмешливой манере. Ему уже 32, за спиной богатый мужской опыт, письма фанаток и даже слухи о романе с красоткой Сибил Шеппард, партнершей по «Лунному свету». Брюс лучше других знал, что никакого романа не было, но его забавляла ярость заносчивой Сибил при виде газетных заголовков. По правде сказать, они друг друга терпеть не могли. Но воображаемая интрижка со звездой прибавила ему веса в кинематографических кругах. Поэтому Уиллис не сомневался, что девчонка с умопомрачительным телом клюнет на его флирт.

Так и произошло. Они поладили с первой минуты, как будто знали друг друга давным-давно. У них и правда было много общего: оба – дети из самых заурядных семей, одержимые страстью к кино и с трудом пробивающие себе дорогу. Детство Деми смело можно назвать неблагополучным: отец ушел, когда она еще не родилась, а у матери и отчима были серьезные проблемы с алкоголем. Родители часто ссорились и скандалили, семья постоянно переезжала (к 16 годам Деми успела сменить место жительства 30 раз: «Тридцать, ты представляешь?»). Вдобавок ко всему Деми, вообще-то очень хорошенькая, страдала косоглазием, из-за чего девочку в школе дразнили, и операция, сделанная в подростковом возрасте, уже не избавила ее от комплексов. В 16 лет, чтобы доказать себе и всему миру свою неземную красоту, будущая жена Уиллиса бросила школу и сбежала из дома, начала сниматься для рекламы и рисковала угодить в порномодели. В 18 вышла замуж за музыканта-наркомана Фредди Мура, в 22 с ним развелась. Отвязная девица пила, нюхала кокаин, но, к счастью, ей хватило ума и целеустремленности, чтобы отказаться от наркотиков и пройти курс реабилитации ради первой приличной роли – в студенческой комедии «Огни святого Эльма». А потом ее карьера пошла по нарастающей. Уже в юности было понятно, что хватка у этой очаровательной брюнетки с квадратной челюстью – как у бульдога: вцепится и не выпустит.

на вечеринке, где встретились брюс и деми, прямо воздух искрился. Они подходили друг другу, как виски и содовая

Брюс тоже был упрямый малый, так что на вечеринке, где встретились эти два одиночества, прямо воздух заискрился от взаимного «узнавания». Они подходили друг другу, как виски и содовая. Выпили, потом еще раз выпили, и еще раз. Брюс развлекал Деми, отпуская замечания по поводу работы бармена. Он знал, о чем говорил: прежде чем получить свою дебютную роль, Уиллис довольно долго и достаточно успешно работал барменом на Манхэттене. Собственно, эта работа и обеспечила его первым актерским опытом: режиссер часто заходил в тот бар, где Уиллис смешивал коктейли. Когда для фильма понадобился актер на роль бармена, режиссер вспомнил о лихом, всегда улыбающемся, приветливом Брюсе.

Слушая байки о посетителях бара, Деми хихикала от души, то и дело роняя голову собеседнику на плечо. Ее узкая мини-юбка едва прикрывала трусики, и Брюс плотоядно поглядывал на стройные коленки. Эмилио Эстевез уже даже перестал ревниво посматривать на них, поняв, что сегодня не его вечер. Решение уехать вместе куда-нибудь, где не так шумно, пришло в голову Деми и Брюсу практически одновременно.Брюс Уиллис и Деми Мур, 1995 г.

Они провели в постели почти сутки, вылезая оттуда только затем, чтобы прошлепать босиком к холодильнику в поисках какой-нибудь еды, хотя у Брюса там была только упаковка пива и завалявшийся высохший ломтик пиццы.

В перерывах между объятиями Брюс успел похвастаться новой подруге своими музыкальными способностями – как раз незадолго до их встречи вышла на экраны комедийная короткометражка «Возвращение Бруно», в которой Уиллис сыграл главную роль – блюзмена по имени Бруно. Все песни он пел сам, а потом еще и выпустил диск с одноименным названием. «Вау, у тебя отличный голос! – искренне восхитилась новая подружка. – Теперь буду звать тебя Бруно. Звучит как собачья кличка. Иди ко мне, Бруно, песик!» И Брюс с рычанием полез под одеяло, поближе к теплому телу Деми.

Она оказалась восхитительной – чертовски темпераментная, ненасытная в постели (впоследствии выяснилось, что ненасытность распространяется и на другие сферы жизни, но это уже другая история). Умная, амбициозная, умеющая быть и нежной кошечкой, и стервой, – но в начале отношений легкая женская стервозность только возбуждает.

В счастливом упоении друг другом, дополнительно усиленном парами алкоголя, прошел месяц, второй, третий… А через четыре, в ноябре 1987 года, они съездили в Лас-Вегас, чтобы по-быстрому обвенчаться. Вот это был шок! И для друзей, и для семьи Брюса, родители которого, в отличие от родителей Деми, вели вполне обычный образ жизни. Его старики, отец-сварщик и мать – банковский клерк, развелись, когда Брюсу было 16 лет, однако ничто в их заурядном быте не напоминало тот скандальный спектакль, к которому привыкла Деми.

Брюс невольно ухмыльнулся, вспоминая, как молодая жена в их первую (официально) брачную ночь открыла ящик в гостиничной тумбочке, где лежали презервативы, но потом бросила упаковку обратно: «Нет, дорогой, теперь я твоя законная жена, и предохраняться мы не будем. Говорят, ты жуткий бабник, так что лучше привяжу-ка я тебя покрепче, чтобы не сбежал!»

«Малышка, я ни на кого, кроме тебя, и смотреть-то не могу, – честно ответил Брюс. – Но, если хочешь ребенка, давай сделаем», – и расстегнул на ее крепкой спине крючки французского бюстгальтера с шелковыми кружевами, купленного специально к свадьбе.

Деми Мур с мамой Вирджинией и дочерью Румер
Деми Мур с мамой Вирджинией и дочерью Румер, 1988 г.

Ровно через девять месяцев на свет появилась Румер. И жизнь изменилась навсегда. Брюс, лихой парень, которому все нипочем, любитель красивых девчонок, упрямый, жизнелюбивый, наглый при случае, впервые почувствовал себя в ответе за крошечное краснолицее существо, только и умеющее, что с причмокиванием сосать из бутылочки, плакать и пачкать подгузники. Острая нежность к дочке пронизывала Брюса, когда он стоял возле колыбельки. И еще охватывало незнакомое, пугающее чувство – осознание собственной смертности. Ведь биологическая миссия выполнена, генетический след на земле оставлен… И все это случилось, когда ему исполнилось 33. Все-таки не зря этот возраст считают особенным.

Теперь ему 59. И у него пять дочерей. И со старшими вечные проблемы. Брюс вздохнул, поднялся с дивана, подошел к окну, откуда открывался великолепный вид на безбрежную зелень Центрального парка. Сюда, в кабинет, не долетали звуки с детской половины дома, где няня возилась с его младшими девочками, трехмесячной Эвелин и двухлетней Мейбл. Жена Эмма отправилась на шопинг с подругой.

Двое крошечных детей, даже несмотря на помощь нянь и другой обслуги, – это все-таки куча хлопот, и Брюс с пониманием относился к желанию жены иногда сбежать из дома. Он с удовольствием возился с девочками, по ночам вставал поменять младшей памперс. Он всегда был хорошим папой и как-то уже привык к мысли, что господь выбрал его в отцы именно девочкам. У Бога отменное чувство юмора, – в конце концов, он, Брюс, всегда любил женщин, вот ему и дали шанс полюбить их по-настоящему – бескорыстно, без всяких «ты – мне, я – тебе». Тут уж так: даешь, даешь, даешь… душевные и физические силы, время, деньги… много денег, да. И совершенно не факт, что из этого получится что-то толковое. Брюс действительно всегда старался быть хорошим отцом, но, если по-честному, старшие девчонки видели его в детстве гораздо реже, чем хотелось бы. Да и свою мать тоже.

В первый же год семейной жизни с Деми, хотя, собственно, в первый же месяц, Брюсу предложили роль в «Крепком орешке», которая оказалась судьбоносной. «Вот не суеверный я вроде человек, но как тут не поверить, что Деми принесла мне удачу», – в который раз подумал он. Эмме Брюс таких мыслей не озвучивал, да это было бы и несправедливо. Эмма потрясающая, он страшно благодарен судьбе, что свела их вместе, но все же Деми в определенном смысле так и осталась главной женщиной его жизни.

Брюс Уиллис «Крепкий орешек"
Кадр из фильма «Крепкий орешек – 3: Возмездие», 1995 г.

Стоя у окна, Брюс рассматривал далекие небоскребы на противоположной стороне парка и вспоминал, как шли съемки «Крепкого орешка». Роль ему предложили, потому что его персонаж в «Агентстве ˝Лунный свет˝» показался продюсерам похожим на полицейского Джона Маклейна: бравый парень, который при случае умеет смешно пошутить. Режиссеру настолько по душе пришлись шуточки Брюса, что он позволил импровизировать в кадре.Так что большая часть забавных и злобных монологов Джона Маклейна – это творчество самого Уиллиса.

Снимали, естественно, в Лос-Анджелесе, в 150-этажном небоскребе «Фокс Плаза». Для своего времени спецэффекты удались потрясающе – взять ту же имитацию взрыва небоскреба или падение вертолета (на самом деле падала маленькая радиоуправляемая копия). Но Брюсу все-таки пришлось немало потрудиться, выполняя трюки вполне по-настоящему. В те годы его драгоценное тело еще не стоило таких огромных денег, как сейчас, да и здоровья, конечно, было побольше. Выпрыгнуть из движущейся машины, удариться головой о бетонный пол – ничто не казалось серьезной проблемой. Это в 2007-м, на съемках «Крепкого орешка 4.0», он уже лично проверял, правильно ли разложены маты на месте приземления. Он все равно многие трюки по-прежнему делал сам. Только по утрам тело напоминало болью в месте ушибов, что за 20 лет Джон Маклейн все-таки постарел.

Брюс, слегка скривившись, потер поясницу, но тут же улыбнулся своим мыслям. Да, первый «Орешек» – любимый фильм, крутой момент в карьере. Придя в большое кино с телевидения, Уиллис с удовольствием обнаружил, что тут можно ругаться. И не сдерживал себя, что совершенно естественно, когда приходится, согнувшись в три погибели, лазить с зажигалкой в руке по воздуховоду. Когда фильм вышел на экраны, ему позвонила тетка, сестра отца, и сказала: «Мне понравилась твоя картина, мой мальчик, но зачем же ты так ругаешься»?

За Джона Маклейна ему заплатили фантастический по тем временам гонорар – пять миллионов долларов (при общем бюджете фильма 28 миллионов). Когда Деми рожала первую дочку, чувствуя себя звездой под прицелом трех кинокамер в руках нанятых специально для этой цели операторов, ее муж уже действительно был мировой знаменитостью. И, кстати, миллионером. Премьера «Крепкого орешка» состоялась примерно за месяц до появления Румер на свет.

Брюс Уиллис, Сибил Шеппард «Детективное агентство ˝Лунный свет˝»
С партнершей по сериалу «Детективное агентство ˝Лунный свет˝» Сибил Шеппард, 1985 г.

Стремительное перевоплощение 33-летнего сериального – пусть и успешного – актера в международную звезду имело как хорошие, так и плохие последствия для семьи. Как любит говорить Брюс, деньги развращают, но так уж вышло, что они нужны всем. И если до тех пор он старался контролировать тягу к спиртному хотя бы из тех соображений, что алкоголик может потерять работу, теперь он боялся за свою карьеру уже значительно меньше: дело было на мази.

Брюс всегда любил женщин, вот ему и дали шанс полюбить их по-настоящему – без всяких «ты – мне, я – тебе»

Тем более что и карьера Деми рядом с Брюсом стремительно пошла в гору. Когда Румер исполнился год, Деми получила главную роль в «Привидении». Брюсу предложили главную мужскую роль, но он отказался. «Слушай, эта слезоточивая фигня точно провалится в прокате, – сказал он жене. – Но ты, конечно, решай сама». Чутье подвело Брюса, а вот Деми – наоборот, возможно, потому, что в мелодрамах мужчины разбираться и не обязаны. «Бруно, ты видел цифры? – ехидно спрашивала Деми за завтраком. – Мое «Привидение» собрало в два раза больше, чем твой чертов «Орешек». Но это и хорошо, что ты не согласился, для привидения ты слишком много весишь!» Брюс ухмылялся, глядя на жену, и уминал любимую яичницу со шпинатом. Он злился на нее – и восхищался ею, его Деми, которую кое-где уже называли Gimme-more («Дай-мне-больше!»). За роль в «Привидении» она получила значительно меньше, чем пять миллионов, зато ее номинировали на «Золотой глобус» и вручили премию «Сатурн». Брюс предпочитал не вспоминать о том факте, что однажды явился на съемочную площадку, чтобы выяснить отношения с Патриком Суэйзи, с которым жена обменивалась уж слишком нежными взглядами.

Звездная болезнь не миновала обоих. Брюс после «Крепкого орешка» стал довольно заносчиво разговаривать с журналистами и норовил ввязаться в драку по поводу и без. В середине 90-х он даже нанимал телохранителей, обязанностью которых было… не дать шефу влезть в очередные разборки.

С Деми случилось кое-что похуже – по крайней мере, с точки зрения Брюса. Она дала волю своим давним подростковым желаниям – доказать, кто на свете всех милее. Снимать роды – это еще нормально, но какого черта нужно было позировать голышом, едва прикрывшись руками, с огромным пузом на обложке Vanity Fair?

«Крошка, ты что, совсем сдурела? На седьмом месяце расхаживаешь голая перед фотографом, да что там фотограф – перед всем миром! Кстати, эта твоя Энни Лейбовиц – лесбиянка, ты, надеюсь, знаешь? – орал Брюс на жену, тряся перед ее носом журналом. – Ты мне хотя бы могла сказать, чтобы я приготовился заранее?»

Брюс Уиллис
Брюс Уиллис на Каннском кинофестивале. Канны, май 2006 г.

Теперь, спустя четверть века, это фото Деми просто красивая картинка. Хотя, нет, не просто… Это, как говорят критики, веха в развитии фотографии, и это действительно смелый шаг как со стороны модели, так и со стороны журнала. Тогда еще никто не снимал обнаженных беременных знаменитостей и тем более не публиковал эти фото на обложке. И эта обложка, что называется, взорвала умы. Газетчики только о ней и писали. Друзья при встрече толкали Брюса локтем: ну что, старик, как там твоя стриптизерша? Брюс только зубами скрипел.

Еще через год Деми снова снялась для того же журнала у той же Энни Лейбовиц, теперь уже в чуть более пристойном, но только на первый взгляд, виде. На самом деле ее костюм был провокацией чистой воды: жакет, брюки, жилет, сорочка – все было нарисовано прямо на теле. Деми не терпелось похвастать перед публикой вновь обретенной после вторых родов идеальной формой.

Впрочем, пристрастие Деми к публичности даже в таких сферах, которые большинство людей считает глубоко интимными и приватными, было более безобидным «бзиком», чем ее увлечение выпивкой. Несмотря на активные съемки во все новых фильмах и на рождение дочек, супруги пили все больше, а выпивка часто сопровождалась семейными скандалами. Деми ревновала Бруно к девчонкам из массовки. Он все опровергал. На самом деле Брюс через некоторое время после свадьбы действительно вернулся к холостяцкой практике – заводить интрижки с девушками на съемочной площадке, но эти связи ничего для него не значили и длились не настолько долго, чтобы о них стоило упоминать. Вообще-то о них не прознали даже репортеры, считавшие брак Уиллиса и Мур идеальным. Так оно и было – в широком смысле. Несмотря на пьяные скандалы, они прекрасно уживались и по-прежнему поддерживали друг друга во всех серьезных начинаниях.

Несмотря на пьяные скандалы, они с Деми прекрасно уживались и поддерживали друг друга во всех серьезных начинаниях

В начале 90-х годов дела у Деми шли отлично: она снялась в нескольких фильмах, прекрасно принятых и зрителями, и критикой («Несколько хороших парней», «Непристойное предложение»), и стала первой актрисой, получившей гонорар 10 миллионов. У Брюса график карьеры скакал как взбесившаяся лошадь: то взлет, то болезненный провал, как с «Гудзонским ястребом», к которому он сам написал музыку, сыграл ее и вообще вложил в этот проект много душевных сил. Критики вручили комедии про вора «Золотую малину», и, что хуже, лента с треском провалилась в прокате, наделав кучу долгов.

Сиквелы «Крепкого орешка» критикам не нравились, зато у зрителей шли неплохо, и Брюс успел здорово устать от Маклейна. Но, соглашаясь на очередное продолжение, с фирменной улыбкой пояснял журналистам: «Ну да, я говорил, что «Орешек» меня достал. Было дело. Не хочется всегда быть тем, про кого говорят: «А, Брюс Уиллис? Значит, в кино опять будут спасать мир?» Но, знаете, слаб человек. Если бы гонорары были поменьше, я бы отказался. Но когда платят такие деньжищи… Кто меня обвинит?»

Брюс Уиллис «Пятый элемент»
Кадр из фильма «Пятый элемент», 1997 г.

И все-таки смириться с тем, что его окончательно списали в герои боевиков, Уиллис не желал. Роль в «Криминальном чтиве» была его попыткой сломать стереотип, а кроме того, очередным своеобразным рекордом: он стал первой голливудской звездой такого масштаба, сыгравшей в эпизоде. Вообще-то он обожал Тарантино и мечтал сыграть Винсента Вегу, но, когда этот персонаж достался Траволте, Тарантино предложил в качестве утешительного приза роль боксера Буча. Брюс с восторгом согласился на маленький, по его меркам, гонорар 800 тысяч и сыграл действительно здорово. И Тарантино, и публика были в восторге.

В следующем году Терри Гиллиам позвал Брюса на роль в антиутопии «Двенадцать обезьян». Ох, вот это фильм! И головоломный сюжет, и сами съемки – все было совсем не тем, к чему привык Брюс. Гений Гиллиам, как все гении, не очень-то способен вписаться в график съемок и бюджет, однако на предыдущих фильмах его за это штрафовали, поэтому, работая над «Двенадцатью обезьянами», режиссер изо всех сил старался выполнить свои обязательства перед продюсерами, и в итоге съемки закончились всего лишь на неделю позже. Хотя для отлаженной до последнего винтика, идеально смазанной голливудской киномашины и неделя – серьезная задержка. Снимали не в павильонах, на которые денег не хватало, а в заброшенных постройках и в здании действующего Пенсильванского аэропорта.

После «Криминального чтива» и «Двенадцати обезьян» Уиллиса наконец стали воспринимать как серьезного актера, а роль психолога в мистической драме «Шестое чувство» М. Найта Шьямалана принесла ему не только признание, но и 100 миллионов долларов в качестве гонорара и процентов от проката. Правда, «Оскара» Брюсу никто не предлагал, и это немного задевало.

Деми Мур Стриптизе
Деми Мур в «Стриптизе», 1996 г.

У Деми дела шли не так блестяще. Хотя никто бы не обвинил ее в том, что она мало работала. Ради съемок в «Стриптизе» она откачала жир с живота и спины, вставила грудные имплантаты, села на суровую диету, после которой навсегда осталась вегетарианкой. Восемь персональных ассистентов – по йоге, диете и танцам на шесте – готовили ее к съемкам. Причем весь этот процесс шел на глазах у публики, поскольку кинокомпания заранее анонсировала роль Деми в скандальной ленте и создала дополнительную интригу вокруг процесса ее преображения. Брюса это невероятно бесило, его привело в ярость известие о том, что массовку для сцен стриптиза удалось собрать практически бесплатно – кто же откажется поглядеть на то, как на шесте извивается сама Деми Мур?

В итоге отчаянная жена Уиллиса получила за роль опять-таки рекордную по тем временам сумму – 12,5 миллионов долларов, но фильм оказался провальным. Его шесть раз номинировали на «Золотую малину» в разных категориях. Критики писали, что танец на шесте в исполнении Мур «напоминает утреннюю гимнастику домохозяйки, решившей немного поэкспериментировать со своим непослушным телом». Деми, читая газету с этим отзывом, подняла глаза на мужа:

– Нет, Бруно, ну ты послушай, что пишут эти мерзавцы!

– Малышка, хочешь, я пристрелю всех твоих врагов? Как Джон Маклейн. Йо-хо-хо, ублюдки!

– Заткнись. Вечно ты со своими шуточками! А сам трахаешь на площадке все, что видишь. Да твои девки мне в подметки не годятся!

– Во-первых, я никого не трахаю, – уверенным тоном отвечал Уиллис. – А во-вторых, конечно, не годятся! – и еле увернулся от кофейной чашки, брошенной меткой рукой.

они с Деми упустили что-то серьезное, воспитывая дочерей. слишком радикально девчонки решают свои проблемы

Скандалы в доме становились все чаще и громче. Любовь к дочерям уже не компенсировала взаимного раздражения. Не помогала и привычка все проблемы обсуждать друг с другом, а при необходимости и с психологом. Разговоры превращались в потоки взаимных обвинений. «Ты посмотри на себя! Какой пример ты подаешь девочкам! Они ведь уже курят марихуану и ходят в таком виде, как будто юбки забыли надеть!» – «Ах, так? Это я подаю дурной пример? А ты думаешь, девочки не знают, что их папаша обожает девиц в мини? Вот и стараются привлечь твое внимание!»

В городке Хэйли, где они тогда жили большую часть времени и владели чуть ли не всей недвижимостью на центральной улице (в том числе аптекой, кинотеатром и клубом, где Брюс время от времени выступал со своей ритм-энд-блюзовой группой Accelerators), все жители были посвящены в подробности очередной ссоры звездных супругов.

Однажды папарацци подловили Брюса с некой девицей по имени Лиза – это все, что удалось узнать о ней Деми. Впрочем, и у Деми рыльце оказалось в пушку: те же вездесущие папарацци подстерегли Лео Ди Каприо, выходящего из дома Брюса и Деми в Малибу, когда Уиллис был на съемках «Шестого чувства». Ах, как интересно! Ах, как неприлично!

Брюс Уиллис «РЭД 2»
Кадр из фильма «РЭД 2», июнь 2013 г.

Объяснений по поводу столь раннего (или, скорее, позднего) визита Лео не дождались ни газетчики, ни Брюс. И вскоре последовало официальное заявление о расставании на почве «непримиримых разногласий».

Впрочем, приняв решение о разводе, они сумели расстаться достаточно мирно. Брюс заплатил 38 миллионов бывшей жене, но рассматривал это как инвестицию в благополучие дочерей. И с тех пор их отношения стали похожи на боевую дружбу двух бывших армейских сослуживцев, которые многое пережили и повидали вместе. Брюс даже согласился быть шафером на свадьбе Деми и Эштона. Вот зря, кстати. Можно было догадаться, что этот красавчик разобьет Деми сердце. Но разве миссис «Дай-мне-больше!» станет слушать…

после развода с Деми Брюс менял девиц не задумываясь. Естественно, предпочитал свеженьких

В глубине квартиры послышались женские голоса – это вернулась Эмма. Через минуту она вошла в кабинет, на ходу снимая шарфик, завязанный элегантным узлом. Брюс залюбовался женой: даже сейчас, после недавних родов, она сохраняла формы бывшей модели. И одевается так элегантно! Модные журналы то и дело пишут, что новая жена Брюса Уиллиса не только похожа на его первую, но и копирует ее стиль. Да ничего она не копирует! Они действительно женщины одного типа, и им идут одинаковые наряды, простые и эффектные: платье-карандаш, вот как сейчас, идеально сидит на стройной фигуре Эммы. Брюс в очередной раз поблагодарил небеса за то, что в 59 лет у него такая прекрасная молодая жена, снова подарившая ему счастье быть отцом.

– Деми звонила? – Эмма чмокнула мужа в щеку и сочувственно погладила по плечу, когда он скривился, как от зубной боли. – И что вы решили?

Брюс Уиллис Таллула Уиллис Румер Уиллис Скаут Уиллис
Брюс Уиллис удостоен звезды на Аллее славы в Голливуде. С матерью Марлен и дочками Таллулой (слева), Румер (вторая справа) и Скаут (справа), 2006 г.

– Да что тут решишь… Я на Деми немного наорал, она бросила трубку. Надо позвонить еще раз. Похоже, придется сделать заявление, что мы лишим Таллулу наследства, если она продолжит вести себя в том же духе. Нельзя же делать вид, что это нормально, когда твоя двадцатилетняя дочь нюхает всякую дрянь и пьет как матрос. Черт, Эмма, ты не поверишь, сколько часов мы с Деми провели в откровенных разговорах с девочками. Они все про нас знают. Они в курсе, что я курил марихуану, а Деми нюхала кокаин. К тому же они прекрасно знают, что мы оба – фактически завязавшие алкоголики. Нет-нет, не перебивай. Я отлично понимаю, что бывших алкоголиков не бывает, это навсегда. И самое ужасное, мы с Деми передали свои гены дочкам. Но мы честно старались, поверь! И ведь девочки действительно чудесные, Эмма! Да, бывают у них плохие времена, вот как у Таллулы, когда она вообразила, что ей срочно надо худеть, и довела себя до голодных обмороков. Весила, не поверишь, 43 килограмма! Это при моей-то наследственности! – он покачал головой. – Но иногда они кажутся такими разумными молодыми леди. И парней выбирают не совсем уж пропащих. А я ведь думал, что придется ходить на свидания вместе с дочерьми, с пистолетом за поясом, и разговаривать с их бойфрендами голосом Маклейна. Нет, даже не разговаривать, просто улыбаться вот так, – и Брюс оскалил зубы в холодной фирменной ухмылке «крепкого орешка». Эмма засмеялась и обняла мужа. Брюс опустился в стоявшее рядом кресло, уткнулся головой в Эммины колени, она погладила его по бритому затылку.

– Наркотики – ужасная дрянь, – пробормотал Брюс куда-то в Эммину юбку. – И алкоголь. У нас в стране пьяные водители убивают больше людей, чем в любой другой стране мира, ты знала? А борьба с наркотрафиком – это же сплошная симуляция. Никто с ними не борется, потому что они приносят прибыль серьезным людям. Я правда считаю, что в Колумбию стоило бы ввести войска.

– Я прекрасно помню, как после этого твоего заявления президент Колумбии сказал, что ты невежа. Брюс, ты уже не Маклейн. В одиночку мир не спасешь!

Уиллис в ответ только покачал головой и еще плотнее прижался к ее ногам. Его руки поглаживали попу Эммы, обтянутую тонкой тканью. Это было не сексуальное поглаживание, скорее, он чувствовал то же, что его девчонки, когда прижимают к себе своих плюшевых медведей.

Румер Уиллис
Румер Уиллис, старшая дочь Брюса и Деми, в рекламной кампании бренда Franziska Fox, 2014 г.

– Знаешь что, дорогой, давай-как ты отвлечешься и съездишь в Бедфорд. Там опять какие-то проблемы с рабочими. Это просто невыносимо. Я хочу перебраться туда побыстрее. Я соскучилась по природе, а в Вирджинии так красиво, и там такой потрясающий бассейн!

Брюс вздохнул и пошел звонить подрядчику, руководившему строительными и оформительскими работами в их с Эммой новом особняке в Бедфорде, в пятидесяти милях от Нью-Йорка, на берегу озера. Очень приятное место, зеленое и тихое. Брюсу давно надоела Калифорния, надоел Лос-Анджелес с его невероятным уровнем загазованности – кажется, что дышишь, засунув голову в канистру с бензином. Год назад они с Эммой купили вот эту квартиру возле Центрального парка, а теперь почти завершили сделку по продаже 16-миллионного особняка в Беверли-Хиллз и уже заканчивают отделочные работы в новом доме за «скромные» девять миллионов. Малышки должны расти на воздухе, подальше от города. И подальше от развращающей городской среды. Но строители – невыносимый народ. Все – не так, все – не вовремя, сроки не выдерживают, глаз да глаз нужен, одних пришлось выгнать, других – набрать… Ну ничего, фирменная улыбка должна подействовать, особенно если сопроводить ее парой крепких словечек. «Боже милосердный, как же, наверное, журналистам теперь трудно представить, что я в детстве заикался до полного онемения, особенно когда приходилось отвечать на вопросы учителя. А ведь это правда. И спасла меня только актерская игра. Прямо как в книжках: оказалось, что на сцене я перестаю заикаться. А когда втянулся и начал играть в школьном театре постоянно, то и в повседневной жизни речь наладилась. Все-таки театр – волшебная штука… Надо будет сыграть на Бродвее обязательно, как-нибудь потом, когда мне перестанут предлагать 20-миллионные гонорары…»

Улыбаясь своим мыслям, Брюс зашел в детскую, чтобы поболтать с дочками. По дороге он завернул в ванную и набрал немного воды в рот: Эвелин обожает, когда он изображает «фонтанчик». Немного воды попало на ковер, няня с деланой укоризной покачала головой. Но что ковер, когда дочка так заливисто смеется! Брюс опустился на колени, и Эвелин стала трепать его за уши, тыкать пальцем в щеки и хихикать: «Папа! Еще водичку!» Брюс почувствовал, что к глазам подступают слезы. «Старик, ты становишься сентиментальным», – сказал он сам себе, еще раз чмокнул дочку и пошел к лифту.

В машине по дороге в Бедфорд Брюс думал о женщинах. В последние годы он действительно стал чертовски сентиментален. А ведь еще сравнительно недавно, после развода с Деми, менял девиц не задумываясь. Естественно, предпочитал свеженьких. Начал с испанки Марии Браво Росадо, модели, и жил с ней почти два года после разрыва с Деми, периодически разбавляя Марию другими моделями, попроще. Потом некоторое время встречался с актрисулькой и моделью Тамарой Фелдман, которой было едва за двадцать и которая снималась вместе с ним в фильме «Идеальный незнакомец». Дальше – опять-таки модели, Рэйчел Хантер, Ева Ясановски, Эмили Сэндберг, Эстелла Уоррен… Разве всех упомнишь? Вот Алишу Класс забыть трудно. Во-первых, порнозвезда. И какие у нее… ммм.. Ну, ладно. Но скандалистка редкая. После разрыва эта дрянь похвасталась газетчикам, что заполучила двух мужчин Деми Мур: бывшего мужа Брюса и бывшего жениха Эмилио Эстевеза.

Эстелла Уоррен
Эстелла Уоррен, одна из бывших пассий Брюса Уиллиса, 2014 г.

И тем не менее он и перед журналистами, и перед самим собой всегда признавал, что в его сердце никто не может конкурировать с экс-женой. Деми была главной женщиной его жизни – и, как ни крути, ею осталась. До тех пор, пока он не встретил Эмму.

Забавно, что с Эммой они тоже могли бы познакомиться на «Идеальном незнакомце», но она тогда не прошла кастинг. Эмма была достаточно успешной моделью, ангелом Victoria’s Secret, но мечтала о кино. Кстати, впоследствии жена утверждала, что и о Брюсе мечтала лет с пятнадцати. Однако, когда они впервые встретились, на вечеринке, мисс Хэмминг и виду не подала, что заинтересована в знакомстве с Брюсом.

О, хитрая юная британская лисичка, с этим своим острым подбородочком и блестящими миндалевидными глазами! Ну, если честно, не такая уж и юная: в момент их знакомства Эмме было 29. Но как же она чертовски свежа и хороша, а главное, так похожа на Деми в юности, что Брюс растаял сразу. Но, в отличие от Мур, Эмма, девушка мудрая и прекрасно осведомленная о его похождениях, довольно долго держала оборону. Никакого секса после первого же свидания. Она и на свидания-то соглашалась через раз. Эта древняя тактика прекрасно сработала: через месяц Брюс был влюблен по уши, через три – сделал предложение. Но теперь он уже не желал расписываться в спешке в Лас-Вегасе, а решил сделать все как полагается, доставить радость девочке. Они прожили вместе с Эммой больше года, и с каждый днем он убеждался в правильности своего выбора. Она наполнила его жизнь теплом, тем самым, домашним, которого ему всегда не хватало в браке с амбициозной, напористой, агрессивно-сексуальной стервочкой Деми. Уиллис с удовольствием готовил для нее свои фирменные блюда, которые научился когда-то делать ради дочерей, – лазанью и качиаторе, тушеную курицу со спе-циями, томатным соусом и грибами. Он ходил с ней по магазинам и любовался ею, когда она примеряла платья. Он страшно растрогался, когда Эмма подружилась с его дочерьми, а девочки искренне приняли новую избранницу отца, с удовольствием гуляли с ней, обсуждали мальчиков и выслушивали советы касательно стиля – уж тут Эмме не было равных.

. Брюс Уиллис и Эмма Хемминг
. Брюс Уиллис и Эмма Хемминг, сентябрь 2009 г.

В последнее время, после разрыва Деми с Катчером, старшие дочки вообще практически не общались с матерью: та в отчаянии опять начала пить, подсела на таблетки и едва ли не каждую ночь звонила дочерям, чтобы пожаловаться на проклятого изменника и на свою горькую судьбу одинокой, никому не нужной актрисы, которую уже и сниматься не зовут! Брюс поморщился: неприятно было вспоминать, что старшие девочки даже подали в суд, требуя запретить матери общаться с ними, поскольку «она на них дурно влияет». Иск потом забрали, но осадок, как говорится, остался. Все-таки они с Деми упустили что-то серьезное, воспитывая дочерей. Уж слишком радикально девчонки решают свои проблемы – или то, что считают своими проблемами. Вот Скаут – зачем прошлась по Манхэттену с голой грудью? Потому что протестовала против политики «Инстаграма», запрещающей публиковать интимные снимки, тогда как разгуливать по Нью-Йорку с обнаженным бюстом закон позволяет. Феминистки добились – мол, мы ничем не хуже мужиков, которые ходят по улицам без майки. Ох уж эти феминистки…

Эмма утверждала, что мечтала о Брюсе лет с пятнадцати. Но когда они впервые встретились, и виду не подала, что заинтересована

Эмма не феминистка. Во всяком случае, не воинствующая. Она прекрасно себя чувствует в традиционной женской роли. И какой невероятно женственной она выглядела на свадьбе, которую сыграли на острове Кайкос в Атлантике! В белом платье, с орхидеей в волосах. На торжестве присутствовали только Деми с Эштоном, старшие дочери, Мадонна – близкая подруга Брюса и ребята из группы Accelerators. Когда-то, вскоре после знакомства, Эмма рассказала Брюсу о том, как на свадьбе ее старшей сестры в воздух выпускали голубей с привязанными к лапкам колокольчиками: «Это было ужасно романтично». И уж Брюс постарался, чтобы голуби на их свадьбе были. Целая сотня птиц с колокольчиками на лапках. «Крепкий орешек», называется…

Эмма Хемминг
Вторая жена Брюса, Эмма Хемминг, была успешной моделью (в съемках для Daydream La Senza, 2008 г.)

Когда Брюс прибыл в свое новое имение, жаркий августовский день уже клонился к вечеру. Часы на старинной псевдоготической ратуше пробили семь. Тихий, чопорный Бедфорд-Хиллз встретил его покоем, который отсюда, кажется, никогда и не уходил со дня основания в 1847 году. «Три тысячи жителей, – в который раз восхитился Брюс. – Понятно, что все они знают меня в лицо, кроме слепых. Но никто, никто не бросается навстречу с требованием сфотографироваться или дать автограф. Это правильное место для жизни, нашей и девочек».

NEW YORK, NY - MARCH 03: Actor Bruce Willis (L) and Emma Heming attend "Battle at Versailles" New York Premiere at Paris Theater on March 3, 2016 in New York City. (Photo by Dimitrios Kambouris/Getty Images for IMG)
Брюс Уиллис и Эмма Хемминг 3 марта 2016 / Getty Images

Даже разборки с рабочими, завершавшими отделку роскошного особняка, прошли как-то почти мирно. Брюсу не хотелось скандалить. В окружении векового леса, на берегу тихого озера, он вдруг почувствовал, что все тревоги сегодняшнего дня отступили. Да, у Таллулы неприятности, но, в конце концов, у ее родителей тоже были неприятности, однако же они с Деми все преодолели. Она вылечилась от депрессии и встречается с очередным молодым актером. Он, Брюс, в последнее время вообще практически не пьет и уже очень, очень давно не дрался. И даже в карты не играл, хотя раньше, бывало, мог за ночь просадить несколько сотен тысяч.

Близость Эммы и, наверное, годы… Похоже, наконец-то наступает период мудрости, хотя при этом он еще далеко не старик и сейчас находится в отличной для своего возраста форме.

Брюс Эмма Хемминг дочки Эвелин и Мейбл
Брюс cо второй женой, Эммой, и дочками Эвелин и Мейбл, июль 2015 г.

Все, что раньше его волновало, – проделки правительства, война в Ираке, которую он, в отличие от многих коллег, поддерживал открыто и даже сам рвался воевать (в итоге все закончилось концертами для солдат), – все теперь стало не таким уж важным. В этом прекрасном доме, возле этого бассейна, он будет жить еще много лет и наблюдать, как играют подрастающие дочки. Теперь он уже не повторит прежних ошибок…

…С того августовского дня в 2014-м прошло почти два года. Дом наконец достроили. Брюс сидел на краю бассейна в шезлонге и смотрел на неподвижную зеркальную поверхность воды, в которой отражалось закатное небо. Мальчик, родившийся на военной базе в Западном Берлине в семье солдата и бухгалтера, выросший в Нью-Джерси, бывший робкий заика, бывший лихой бармен, бывший – теперь-то уж наверняка – сержант Маклейн, бывший драчун и пьяница, он молчал, думал о своих девочках и чувствовал, как на него наконец-то снисходит долгожданный покой.

Фото: Shutterstock.com , East News, Global Look, Fotodom.ua, Getty Images

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй»

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter, Instagram или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»