27 января празднует День Рождения британская актриса Розамунд Пайк — звезда фильмов «Умри, но не сейчас», «Распутник», «Земля обетованная», «Джек Ричер» и «Гордость и предубеждение» и «Исчезнувшая».

Караван историй рассказывает о ее пути от выпускницы Оксфорда через девушку Бонда до номинации на премию «Оскар» за лучшую женскую роль.


Завидев женщину в кожаной куртке и капюшоне, папараццо замер, а через мгновение кинулся к ней. Вслед за ним рванули и остальные репортеры. Возникшая суматоха привлекла внимание всего аэропорта, и люди стали растеряно озираться. «Да это же Исчезнувшая!» — восторженно заорала какая-то девица. И выхватив из сумки блокнот для автографа, понеслась вдогонку за безумной оравой.

Розамунд Пайк сильнее прижала к груди укутанного в белый плед сынишку и попыталась прикрыть от бесцеремонных камер. Но бесполезно – сонное личико двухмесячного малыша уже попало в объективы. «Господи, да как же достала вся эта предоскаровская шумиха!» – чертыхалась Розамунд до самого дома. Скорей бы уж прошли эти две оставшиеся до церемонии недели и ажиотаж вокруг нее поутих.

Надо же, как расшумелись газетчики! Можно подумать, в аэропорту приземлились инопланетяне. А ведь роль Эми в «Исчезнувшей» была у Роз уже двадцатой, нет, пожалуй, тридцатой – черт, играя годами в кино и театре, она даже сбилась со счета! И все это время Роз ждала, что вот-­вот ее заметят и оценят. Но не тут­-то было – критики и пресса не проявляли к молодой актрисе особого интереса.

Зато после роли Эми в фильме «Исчезнувшая» все будто с ума посходили. Номинации на престижные премии, приглашения на званые ужины, сотни восторженных отзывов о ее «блистательной, мастерски выверенной игре», бесконечные интервью и фотосессии для обложек модных журналов. А уж когда объявили список номинантов на «Оскар», в котором было и имя Розамунд Пайк, на нее обрушилась лавина звонков. Один из них Роз особо запомнился.

Розамунд Пайк на церемонии "Оскар" 2015
Розамунд Пайк на церемонии «Оскар» 2015

В то утро она просмотрела свой ежедневник и радостно сообщила мужу:

– Сегодня у меня никаких встреч и съемок. Так что можешь заниматься чем заблагорассудится. А я с удовольствием посижу с детьми.

– Прекрасно! Ведь когда одному ребенку два годика, а другому всего полтора месяца, мама им нужна гораздо больше папы, – шутливо намекнул Рон на вечную занятость жены и отправился на теннисный корт.

Забрав в постель обоих малышей, Роз пристроила поудобнее младшенького, а со старшим начала играть в автомобильные гонки. И тут прозвенел телефон. На проводе повис очередной журналист с кучей самых разных – и разумеется, неотложных! – вопросов. Его до неприличия ранний звонок не на шутку рассердил молодую маму. Но Розамунд еще не забыла прохладное молчание прессы, окружавшее ее годами, да и воспитание выпускницы Оксфорда не позволяло послать настырную акулу пера подальше. Поэтому она вручила старшенькому игрушечную машинку, а сама принялась отвечать на вопросы.

– Признайтесь, Розамунд, у вас часто случались романы на съемочной площадке? – спустя какое-­то время вкрадчиво поинтересовалась журналистка.

Не успела Роз придумать достойный ответ на эту каверзу, как ей в затылок будто ударило током. Оказалось, пока она давала интервью, сынок запутал свою машинку в маминых волосах и попытался ее оттуда извлечь своими цепкими детскими ручками. Однако колесики машинки накрутились на пряди так, что достать игрушку не удалось даже самой Роз. Пришлось вырезать целый клок волос. Хорошо хоть, шевелюра у нее настолько густа, что потом ни один папарацци не заметил необычной «стрижки».

Розамунд с сыном Соло

Ничего, скоро братики смогут играть друг с другом. Ведь Соло старше Атома всего на два с половиной года. Странные имена? Да уж, банальности они с мужем на дух не выносят. Между прочим, обоих сыновей Роз вынашивала, работая над важными для нее картинами. Хотя, забеременев Соло, могла запросто пролететь мимо роли в фильме «Джек Ричер». И кто же ее тогда спас – Том Круз!

Он играл крутого полицейского, расследующего серию убийств. А Розамунд утвердили на роль его адвоката, а заодно и подружки. Узнав о предстоящей работе с самим Томом Крузом, Роз победоносно вскинула руку: yes! И тут нате вам: перед самым началом съемок выясняется – она беременна!

Розамунд Пайк и Том Круз в фильме "Джек Ричер"
Розамунд Пайк и Том Круз в фильме «Джек Ричер»

Нет-­нет, Роз восприняла эту новость как благую весть. Она была любима, любила, занималась делом, которое обожала, и ей хотелось только одного – стать мамой. Тем более что возраст уже поджимал: на носу тридцать три, а папе будущего ребенка и вовсе под пятьдесят. И все же, как ни крути, а беременность могла разрушить радужные перспективы в карьере. Но не скрывать же от продюсеров свое интересное положение? И Розамунд выложила все как на духу.

– Не исключено, что теперь меня отстранят от роли, – поделилась она печальными мыслями с мужем. И пытаясь быть объективной, добавила: – Но согласись, их тоже можно понять. Кто знает, может, меня будет без конца тошнить или за пару месяцев я превращусь в корову? И вообще, кому нужна беременная партнерша?

– Как кому? Мне, детка, мне! – рассмеялся Роб и притянул жену к себе.

Но оказалось, опасалась Розамунд напрасно. Том Круз поступил как истинный джентльмен и заявил продюсерам, что будет сниматься только с Пайк. Выходит, не зря Роз питала к нему такую симпатию!

Розамунд Пайк и Том Круз на шведской премьере «Джека Ричера»

Многие тогда с ехидцей поговаривали, дескать, в романе, по которому снят фильм, главный герой ростом под два метра, а Круз вряд ли дотягивает до метра семидесяти. Роз такое сравнение просто бесило. Ну при чем тут рост, вес и прочая ерунда? Круз прекрасно вписался в образ. Он – не просто талантливейший актер, но и настоящий каскадер!

Однажды Роз своими глазами увидела его безумные автомобильные трюки. Как­-то она встала посреди ночи и отправилась к месту съемок. Представшая перед глазами картина ее потрясла. Убегая от полиции, герой Круза, вернее сам Том, гнал свой шевроле с такой скоростью, что машина рычала, а резина на колесах дымилась. Когда он пулей влетел в туннель по встречной полосе, глаза Розамунд стали как блюда.

Но утром она пришла на площадку – и Том, словно и не подвергал себя смертельному риску, встретил ее своими шутками. Как же легко и весело с ним работалось! Этот замечательный парень – пятьдесят Тому ни за что не дашь! – очаровал Роз с первого дня. Все шло гладко до самого конца съемок. А потом она еще получила массу впечатлений, разъезжая по миру с ним и режиссером Кристофером Маккуорри с премьерами фильма. Хотя ни Японию, ни Швецию им толком не удалось рассмот­реть – поклонники обступали так плотно, что спасали лишь охранники…

Том Круз и Розамунд Пайк на премьере «Джека Ричера», 2012 год

А вот на мысль о втором ребенке Роз навела «Исчезнувшая». Работая над ролью психопатки и убийцы Эми, Розамунд вдруг поняла: ей отчаянно хочется принести в мир что-­то светлое и прекрасное. А что может быть прекрасней ребенка? Вот только съемки… Ничего, она и на этот раз как-­нибудь выкрутится! Роз не понимала женщин, которые бросают карьеру, как только у них появляются дети. Ведь ребенок открывает матери новый – светлый и прекрасный – мир. А это так важно, особенно для актрисы. Сама Розамунд окунулась в волшебную сферу, едва взглянув на полоски теста. Вот бы еще грудь так раздражающе не увеличивалась, как это было, пока она вынашивала и вскармливала Соло!

Кстати, как­-то, уже после съемок, Роз отправилась в Испанию и там зашла в один магазин, чтобы прикупить что-­нибудь на свой заметно выпирающий животик.

– Простите, вам когда-­нибудь говорили, что вы выглядите точь-­в­-точь как актриса в «Исчезнувшей»? – подошла к Розамунд какая-­то девушка.

– Я и есть та актриса, – призналась Роз. И заметив подозрение в глазах незнакомки, добавила: – Просто беременность меня немного изменила.

Но девушка все равно не поверила…

Беременная вторым ребенком Розамунд Пайк в 2015 году

О том, где рожать, у Розамунд сомнений не возникало. Она, как и в первый раз, решила не ехать в роддом, а пригласить акушера домой. Там их второй с Робом сын и появился на свет. Причем роды были на удивление легкими. Но вот над именем они с мужем размышляли долго. И только при взгляде на новорожденного Роз осенило.

– А давай назовем его еще необычней, чем Соло. Ну, скажем… Атом. Держу пари, газетчики сломают голову, гадая, почему мы выбрали именно это имя! – с задором предложила Розамунд мужу.

– Да, ты явно не вышла из образа «исчезнувшей» Эми. Здорово же эта любительница ребусов и загадок присадила на них тебя! – рассмеялся Роби, но возражать не стал.

Роби… Скажи Роз в юности, что она свяжет свою жизнь с человеком, чья скандальная биография стала притчей во языцех, она бы просто рассмеялась. Нет, Розамунд не грезила возвышенным и безгрешным образом книжного или экранного рыцаря, а смотрела на вещи реально. И все же судьба кино­оператора Юниака даже ей показалась уж слишком круто замешанной. Старше Роз на восемнадцать лет – это раз. Был дважды женат – два, уже имеет четверых детей – три. Бывший наркоман – четыре…

Муж актрисы — Роби Юниак в 2009 году

Роби и сам не скрывал, что он не подарок. И как только они немного сблизились, озвучил все свои тайные и явные пороки. Его первый брак с Эммой Говард, дочерью графа Карлайла, поначалу напоминал красивую мело­драму: приглашения на торжественные обеды в родовое поместье, аристократические традиции одного из древнейших родов Англии, рождение сына… А в финале – жуткая депрессия, непреодолимое пристрастие к героину и долгое, мучительное лечение и самого Роби, и Эммы.

Второй брак не был омрачен такими ужасами. Роуз Бэт­стоун работала дизайнером интерьеров. Она была востребованной, успешной, преданной и родила мужу один за другим троих детей. Но он и от этой семьи ушел «в свободное плавание».

Эти скупые рассказы Роби шокировали Роз. Но ведь, с другой стороны, он не прятал свои скелеты в шкафу, а был предельно откровенен. Разве это не говорит о том, что между ними и дальше не будет недомолвок? А в остальном ее возлюбленный – просто клад. Умный, проницательный, начитанный. Он никогда не требует от женщины невозможного, и с ним не надо притворяться, а можно оставаться самой собой. Взвесив все за и против, Роз сначала поселилась с Роби под одной крышей, а через три года родила первого сына и следом – второго.

Став мамой двоих детей, она ощутила полную гармонию жизни. Ведь у самой Розамунд не было ни братика, ни сестренки. И ей хотелось приютить самого блохастого щенка и последнюю облезлую кошку, лишь бы не ощущать себя такой одинокой…

Розамунд Пайк

Нет-­нет, Каролина и Юлиан Пайк обожали дочь! Что ни говори, а ребенок в семье гастролирующих оперных певцов – поистине подарок судьбы. Просто они, точно пилигримы, вечно кочевали по Европе, а в Лондон приезжали только затем, чтобы перепаковать чемоданы, забросать дочь подарками и снова двинуться в очередное турне.

Впрочем, иногда, истосковавшись по своей прелестной rosa mundi, «розе мира», они брали Розамунд с собой. В итоге девочка полюбила Милан, Париж и Вену, овладела немецким и французским, увлеклась игрой на пианино и виолончели. Словом, стала настоящей маленькой леди. Вот только окружающий мир почему-­то казался Роз не веселым приключением либо сказкой, а скорее одной из опер, которые вечно репетировали родители; представлением, полным трагедий, страстей, тайн и коварных измен. А люди – странными существами, которые только то и делают, что бросаются в крайности.

Надо ли удивляться, что, когда Каролина и Юлиан решили отдать дочь в «Бадминтон Скул» («да, интернат для девочек, и что из того – это весьма престижное заведение!»), она и сама начала подумывать о лицедействе, а в шестнадцать лет уже играла в знаменитом Национальном молодежном театре в Лондоне?

«Доигравшись» в нем за три сезона до шекспировской Джульетты, Роз окончательно поняла: ее призвание – театр. И начала пробиваться в театральные вузы. Но вот незадача: несмотря на талант, красоту и аристократическую внешность, девушке отказывали везде, куда бы она ни подавала документы. Делиться чувствами с мамой Роз не привыкла, задушевных подруг у нее отродясь не водилось. Поэтому после очередного провала она закрывалась в комнате и яростно колотила подушку. Пройдет много лет – и Розамунд встретит одного из тех, кто указал ей на дверь. «Видите ли, – сознается он, – ваше прослушивание прошло на отлично. Просто мы с коллегами решили, что вы родились с серебряной ложкой во рту и слишком избалованы жизнью».

Розамунд Пайк, 2004
Розамунд Пайк, 2004

«Да катитесь вы все!» – выругалась про себя Роз, не попав в очередной театральный вуз. И без особых усилий поступила на отделение английской литературы в колледж Вэдхэм в Оксфорде. Кстати, там Роз быстро сдружилась с дочерью Билла и Хиллари Клинтон. Начитанная, умная и прекрасно воспитанная Челси была, как и Роз, единственным ребенком в семье. И девушкам было о чем поговорить.

Розамунд нравилось изучать витиеватые стихи Адгельма, «маски» Даниэля, не говоря уже о нетленных драмах Шекспира. И все же английская литература интересовала девушку куда меньше, чем сцена. Ее магнитом тянуло в студенческий театр. Играя в «Укрощении строптивой» и других классических постановках (часто на французском языке, которым она прекрасно владела), Роз побывала на гастролях даже в Японии. А помимо студенческого театра, выступала еще и в местном, Оксфордском.

Как­-то, гуляя со своим бойфрендом, который учился в Школе сценической речи и драмы и казался Роз страшным везунчиком, она призналась:

– Знаешь, а мне ведь никогда не было комфортно с людьми. И в школе, и в колледже я чувствовала себя не в своей тарелке. И только придя в театр, поняла: наконец-­то я дома!

С Джуди Денч в спектакле «Мадам де Сад», 2009 год

Впрочем, кино влекло Розамунд не меньше театра. Еще до поступления в Оксфорд она побывала на кастинге для сериала «Жены и дочери». Тогда проект остановили, но спустя год девушке вдруг позвонили и снова пригласили на пробы. Только на этот раз Роз получила роль. Это была неслыханная удача. В партнеры неопытной дебютантке достались такие знаменитости, как Майкл Гэмбон и Франческа Эннис. Розамунд так старалась им соответствовать, что журнал «Ярмарка тщеславия», писавший о моде, новостях театра и светской жизни, сравнил молодую актрису со «знаменем, развевающимся на ветру».

Затем Роз снялась еще в одном фильме, сыграла последнюю роль в театре, получила диплом бакалавра в Оксфорде и, помахав альма­матер изящной ручкой, сосредоточилась на актерской карьере. Нет специального образования? О, это Роз не смущало. Она давно сделала для себя вывод: если актер будет просто бродить по улицам и изучать человеческую природу, это принесет ему гораздо больше пользы, чем зубрежка скучных теорий в актерской школе.

Возможно, зерно истины в рассуждениях актрисы имелось. К тому же Розамунд была молода, свежа, ослепительно красива и вполне уверена в своем таланте. Этого завидного набора качеств с лихвой хватало для яркого дебюта в каком­нибудь масштабном кинопроекте. Оставалось только дождаться своего часа. И этот час пробил – Розамунд Пайк пригласили в двадцатый фильм о Джеймсе Бонде «Умри, но не сейчас».

Агента 007 тогда играл Пирс Брос­нан. Играл, как всегда, красиво, изысканно и суперпрофессионально. Для него это была уже четвертая и, увы, последняя серия бондианы. А вот Роз серьезная роль досталась впервые. Она играла Миранду Фокс, агента под прикрытием и «по совместительству» девушку Бонда.

Это был лучший вариант из всех, какой только можно было себе вообразить. Ведь каждая молодая акт­риса, сыгравшая девушку Бонда, автоматически становилась знаменитой. Лелеяла такие мечты и Роз. Хотя сама – не при миллионах поклонниц суперагента будет сказано! – не видела ни единого фильма о Джеймсе Бонде.

Розамунд Пайк, Пирс Броснан и Хэлли Берри в "Умри, но не сейчас"
Розамунд Пайк, Пирс Броснан и Хэлли Берри в «Умри, но не сейчас»

К началу кастинга Роз успела как следует отметить окончание Оксфорда и даже съездить в Китай. Вернувшись оттуда, она ощущала себя раскованной и лишенной всяческих предрассудков хиппи. Бесформенный кардиган, в котором Роз явилась на пробы, соответствовал ее внутренним ощущениям, но никак не образу обольстительной девушки Бонда. Это стало яснее ясного, едва Роз увидела других претенденток на роль Миранды. Все девушки, будто сговорившись, облачились в латекс и кожу, словно конфеты – в яркие, манящие фантики. Роз уже повернулась, чтобы уйти, и тут ее окликнули. Оказалось, помощники режиссера заметили странную девушку и попросили прийти еще раз – в платье. Что ж, будет вам платье, бормотала Роз, роясь в оперном гардеробе мамы. И вытащив какую­-то тунику с уродским рисунком, напялила на себя.

Розамунд Пайк — «девушка Бонда» в 2002 году
Розамунд Пайк на премьере «Умри, но не сейчас» в 2002 году

Но оказалось, наряды – пустяки. Именно Пайк утвердили на роль Миранды Фрост. Холодный характер ее героини полностью отвечает фамилии. Она фехтовала, нанося меткие удары шпагой, горделиво держала голову, надменно улыбалась и казалась совершенно неприступной. Неудивительно, что именно с покорения этой «снежной вершины» и начал свою операцию опытный сердцеед Бонд. На площадке же Розамунд заключил в объятия красавец Пирс Броснан.

Розамунд Пайк, Пирс Броснан и Хэлли Берри на фотоколе «Умри, но не сейчас»

Этот дерзкий, энергичный мужчина в самом расцвете сил был просто неотразим! Да, на съемках он вместе с командой отметил свой пятьдесят первый день рождения. Но это нисколько не умаляло его мужской харизмы. И вообще, Пирс выглядел на тридцать пять! Такой партнер мог растопить даже ледяную глыбу. Что уж говорить о Роз. «У нас был фантастический секс», – призналась она репортерам. Однако продюсеры сочли большинство эротических сцен излишне горячими и бесцеремонно вырезали «титанический труд» Пирса и Роз.

Тем не менее после выхода картины в прокат Розамунд назвали «украшением фильма» и «той еще штучкой». Ей вручили награду Empire Awards за лучший дебют и номинацию на премию «Сатурн». Роз ликовала: теперь ее карьера взлетит до небес! Увы, надежды не оправдались…

Розамунд Пайк, 2005
Розамунд Пайк, 2005

После бондианы Роз сыграла в постановке «Блондинка Хичкока», где полностью обнажилась, да еще и изобразила на сцене акт соития. И зачем только она на это пошла? Режиссерское видение образа не доставило особого удовольствия ни зрителям, ни самой актрисе. Да и последующие десять лет карьера Пайк не отличалась громкими успехами. Зато, бог мой, с какими мужчинами ей доводилось играть в кино! Что ни возьми – звезда планетного масштаба!

Не успела еще Розамунд забыть «секс» с Пирсом Брос­наном, как очутилась в объятиях Джонни Деппа. В фильме «Распутник» он играл графа Рочестера – фаворита короля, поэта, пьяницу и распутника, а Розамунд – его преданную жену. Роль короля исполнял Джон Малкович. Так что Роз снова сказочно повезло. Вряд ли другой малоизвестной английской актрисе доводилось работать сразу с двумя голливудскими звездами. А вот Роз выпала эта счастливая карта!

Розамунд Пайк и Джонни Депп в фильме "Распутник"
Розамунд Пайк и Джонни Депп в фильме «Распутник»

Малкович и Депп играли тонко, умно – да что там, фантастически! Однако премия британского независимого кино досталась Розамунд. Ее наз­вали «лучшей актрисой второго плана». А сам фильм и критики, и зрители встретили весьма прохладно.

В том, что пути Господни неисповедимы, Роз убедилась и в «Переломе», где снялась с гениальным Энтони Хопкинсом и сыграла любовницу красавчика Райана Гослинга. Можно побиться об заклад: тогда ей жутко завидовали не только актрисы, но и миллионы женщин по всему миру. Только вот об игре Розамунд Пайк не было сказано ни одного доброго слова. Да и сам фильм, несмотря на похвалы критиков в адрес великого Хопкинса и всеобщего любимчика Гослинга, не обрел популярности.

Пайк и Гослинг в фильме «»Перелом»

Что ж, видно, не зря мама Роз так любит повторять поговорку: у всего есть своя изнанка. Хотя сама Розамунд всегда предпочитала смотреть на вещи только с одной стороны – лучшей. И потому, пройдя кастинг для блокбастера «Суррогаты», ликовала. Еще бы – у нее главная женская роль, а главную мужскую играет легендарный «крепкий орешек» Брюс Уиллис, причем они – муж и жена! Однако картина с треском провалилась в прокате, а Розамунд так и осталась в тени.

Розамунд Пайк, 2009 год
Розамунд Пайк в фильме «Суррогаты»

А вот тут на «Оскар» нечего даже рассчитывать! – подумала Роз, берясь за роль девушки агента 007 в комедии «Агент Джонни Инглиш: Перезагрузка». Как-­никак это просто пародия на шпионские боевики. Но с другой стороны, ее партнер – легендарный мистер Бин, Роуэн Аткинсон! И как знать, вдруг яркий свет славы непревзойденного комика всех времен и народов падет и на голову Роз? Зря она тогда размечталась – критики сделали вид, что Розамунд Пайк в этом фильме и не было!

«Агент Джонни Инглиш: Перезагрузка»
С Роуэном Аткинсоном в фильме «Агент Джонни Инглиш: Перезагрузка»

Интересно, способен ли хоть один астролог предсказать, прославится актер на весь мир вместе с новым фильмом или удостоится всего лишь пары-­тройки вежливых отзывов? А ведь порой кажется: все, на этот раз сумасшедший успех гарантирован! Ну почему бы, к примеру, «Путешествию Гектора в поисках счастья» не стать событием? И даже не потому, что в главной роли снялась сама Розамунд, а благодаря созвездию других актеров: комик Саймон Пегг, неподражаемый Жан Рено, оскароносец Кристофер Пламмер… К тому же съемки проходили в живописнейших местах мира – Китае, Африке, Америке. Однако надежды Роз и на этот раз не оправдались. Одни фильм похвалили, другие безжалостно раскритиковали. А сама она так и осталась для мира малоизвестной. «Кто­-кто? Розамунд Пайк? Нет, мы о такой не слышали…»

Наверное, у каждой актрисы есть свой уголок славы и свое кладбище несбывшихся надежд, размышляла Роз. У нее самой за добрых полтора десятка лет работы в кино и театре тоже много всего накопилось. Причем мед не всегда измеряется бочками, а деготь – ложками. Случается и наоборот. Может, где­то там наверху всемогущий Некто орудует гигантским блендером, смешивая ради забавы сладость и горечь актерских судеб? А когда уж слишком заигрывается и бросает в одну чашу роли и реальную жизнь артистов, то получается такой ядреный коктейль, которым и поперхнуться недолго…

за Розамунд закрепилась репутация красавицы, которой не везет в любви

Об этом Роз начала задумываться, уже перешагнув порог тридцатилетия. А десять лет назад, приступая к съемкам в фильме «Гордость и предубеждение», просто тихо радовалась. И это несмотря на то, что главная роль досталась Кире Найтли, а Роз – ее старшей сестры.

На самом деле сестер было пять. Причем девочки, игравшие младших сестер, никогда не бывали на съемочной площадке. Им все было в диковинку и приводило в восторг. Розамунд с Кирой поддались атмосфере веселья – и их неразлучная семерка начала развлекаться между съемками напропалую: девушки устраивали пикники, купались голышом, как юные нимфы, хохотали до упаду над сущими пустяками…

Розамунд Пайк в фильме "Гордость и предубеждение"
Розамунд Пайк в фильме «Гордость и предубеждение»

Да, это было лучшее лето в жизни Роз! Хотя другая девушка на ее месте вряд ли бы сказала такое. Ведь в фильме играл бывший любовник Розамунд – Саймон Вудс. Причем в картине герои Саймона и Роз обвенчались. А вот в реальной жизни вышло совсем иначе…

Они познакомились еще во время учебы в Оксфорде. Роз всегда привлекали умные парни. А Саймон, вне всяких сомнений, был неглуп. Он посещал лекции в Итонском колледже, а в самом роскошном колледже Оксфорда, Магдалены, изучал английский. Кроме того, Саймон был хорош в постели, остер на язык, оригинален и чужд каким­либо догмам. А в довершение ко всему он отлично пел!

Поселившись под одной крышей, молодые люди стали не только любовниками, но и друзьями. Никакой ревности ни к успехам друг друга на сцене, ни к вниманию противоположного пола. Напротив, Роз и Саймон страшно гордились друг другом. Словом, им было хорошо вместе, и шесть лет – по сути фактического брака – пролетели как один год.

Саймон Вудс и Розамунд Пайк в «Гордости и предубеждении»

Когда они расстались, для многих это прозвучало как гром среди ясного неба. Всевозможные догадки строились до тех пор, пока через шесть лет Саймон не сделал в прессе официальное признание: он – гей. Неужели Роз не замечала перемены ориентации своего мужчины? Ну, сейчас она понимает, что какие­то «звоночки» были. А тогда лишь посмеивалась, слушая его комплименты парням. Правда, обнаружив, какие журналы и фильмы просматривает ее «половина», слегка обеспокоилась. И все же Роз не хотелось выглядеть в глазах любимого подозрительной маньячкой, и она не задавала глупых вопросов. Саймон сам признался во всем.

Но Роз и тогда не поверила. Это же бред, полная чушь! Он просто запутался в невнятных подсознательных импульсах. Но спустя несколько лет кто­то «чисто по­дружески» просветил: Саймон встречается с креативным директором Burberry Кристофером Бейли, и парни даже поговаривают о женитьбе. Выяснилось, что влюбленная парочка познакомилась на свадьбе общих друзей. Саймон знал ребят еще по Оксфорду, а Кристофер как дизайнер отвечал за костюмы жениха и шаферов. И вот сразу же после этого у них закрутилось…

Узнав, что ее променяли на мужчину, Роз хохотала как ненормальная

Узнав, что ее променяли на мужчину, Роз хохотала как ненормальная. Надо же было вляпаться в такое дерьмо! Выходит, она была права, когда еще ребенком воспринимала жизнь как оперу. Просто любовная связь молодого парня сначала с девушкой, а затем с мужчиной – не классическое, а современное либретто. Что ж, пускай Саймон будет трижды счастлив!..

Правда, встретившись с бывшим бойфрендом на съемках спустя всего два года после разрыва, Роз не была столь великодушна. И как только они теперь будут изображать влюбленную пару? – терзалась она. Однако все обошлось – чего не сделаешь ради искусства!

А потом с ней случилось то, что раскрасило мир в яркие краски. Роз и не заметила, как ее отношения с режиссером фильма Джо Райтом переросли из деловых в личные, а затем и интимные. Да, она снова влюбилась! И свой «промежуточный» мимолетный роман с художником Генри Джоном сочла таким несерьезным, что даже не стала о нем вспоминать.

С Джо Райтом на премьере его фильма «Искупление» в Лондоне

Джон Райт занял все ее мысли. Во­первых, умен (да, ум для Роз – своего рода тест на совместимость с мужчиной!). Во­вторых, имеет вес в Голливуде. Наконец, Джон чертовски обаятелен и прекрасно знает, как увлечь женщину. Словом, Роз совсем потеряла голову. И когда Джон сделал предложение, не колебалась ни секунды.

Розамунд Пайк и Джо Райт
Розамунд Пайк и Джо Райт в 2005 году

В конце августа они официально объявили о помолвке, запланировав свадьбу на май 2008­го, – и время понеслось. Розамунд обсуждала с устроителями торжества сервировку стола и декор зала, составляла списки гостей, примеряла очередное свадебное платье и принимала фальшивые поздравления голливудских приятельниц, на лицах которых явно читалось: ну почему так крупно повезло этой выскочке­англичанке, а не мне?

Розамунд Пайк и Джо Райт
Розамунд Пайк и Джо Райт

И вот уже когда до свадьбы осталось буквально несколько дней, случилось невероятное: без сцен, обвинений и объяснений Джон разорвал помолвку!

Не найдя ни одной причины для такого коварного предательства, Роз пришла в отчаяние. Бог мой, какое унижение! Девушке казалось, что ее вывели на площадь и, привязав к позорному столбу, выставили на посмешище. И главное, непонятно – за что?

Розамунд Пайк и Джо Райт
Розамунд Пайк и Джо Райт на церемонии «Оскар» в 2008 году

– Послушай, детка, – робко предположила Каролина, спешно отправляя гостям письма с извинениями: свадьбы не будет. – Может, твоему жениху не понравились пригласительные, которые мы с тобой разослали? Все­таки на открытках напечатаны довольно откровенные фото, где вы с Джоном принимаете ванну.

– Брось, мама! Джон не лишен чувства юмора. Не мог он так болезненно отреагировать на открытки. Ведь они позабавили даже тебя. И потом, это же не приглашения на первое причастие…

Со временем шум, поднятый прессой, утих. Однако за Розамунд закрепилась репутация красавицы, которой не везет в любви. Сама же она, получив ощутимый и до слез оскорбительный пинок, возмутилась: и долго еще судьба будет подбрасывать ей такие кошмарные оперные либретто? Ну нет, довольно! В отношениях с мужчинами пора сделать тайм­аут хотя бы на несколько лет. А при новом знакомстве надо тысячу раз взвесить, подходит ли тебе этот человек, нет ли у него коварных мыслей или, не приведи бог, тайных пороков.

С Полом Джаматти в фильме «По версии Барни»

Однако все трезвые рассуждения выветрились у Роз из головы, как только она встретила Роби. Вместе они почти шесть лет, и ее мужу – ну а кто же он, как не муж? – уже пятьдесят четыре. Хотя Розамунд совсем не чувствует разницы в возрасте. Они веселятся, гуляют с детьми, вместе выходят в свет, делятся мыслями. Разве этого мало? Что же касается свадьбы, то она пока не планируется. Зачем, если гораздо интереснее жить, не втискивая себя в какие­то рамки?

Роз счастлива с Роби, но делать его своим костылем не намерена. Куда лучше оставаться сильной, самодостаточной, не зависеть от мужчины, как от наркотика, и не становиться для него «крутой девчонкой», как это пыталась делать ее героиня Эми из «Исчезнувшей»…

Да, по мнению Эми, каждая женщина хочет быть крутой девчонкой – то есть такой, какой ее хочет видеть мужчина. Скажем, если он – владелец теннисного клуба, то она будет регулярно ездить с ним на Уимблдонский турнир, до седьмого пота бегать по корту и закупать рубашки поло на все случаи жизни. Когда-­то Роз тоже хотелось быть крутой девчонкой. В принципе в этом нет ничего плохого, если за придуманным образом не терять себя. Иначе все может плохо кончиться, как это случилось в фильме…

– Ро­о­з, тебя требует скайп! – прокричал Роби с другого конца их огромной лондонской квартиры в Вест­-Энд.

– Бегу-­бегу! – весело откликнулась Роз, придя после нескольких асан в прекрасное расположение духа.

– Розамунд Пайк? Добрый день, я – помощник режиссера Дэвида Финчера. Наша группа начинает подготовку к съемкам фильма «Исчезнувшая», и мы приглашаем вас пройти кастинг на главную роль.

Розамунд Пайк, 2010
Розамунд Пайк, 2010

Услышав эти слова, Роз потеряла дар речи. Дэвид Финчер? Да в последнее время все вокруг только и говорят о том, что он собирается снимать фильм по нашумевшему роману «Исчезнувшая»! Можно не сомневаться – это будет бомба! Ведь о Финчере не зря ходит шутка: он может снять как увлекательный триллер даже экранизацию телефонной книги. К тому же Роз под большим секретом донесли, что на главную роль рассматриваются шесть актрис, включая Натали Портман и Шарлиз Терон. Однако Финчер ищет свежее лицо. Неужели у Роз тоже есть шанс? О, в это невозможно поверить!..

– Розамунд, вы меня слышите? – вернула ее к реальности помощник режиссера. – Так вот, прослушивание будет проходить по скайпу. Дату и время я вам сообщу дополнительно. Разумеется, если вы не против.

– Нет­-нет, я буду ждать вашего звонка, – смиренно, словно вчерашняя студентка, ответила Роз и побежала в кабинет к мужу, чтобы выплеснуть бьющие через край эмоции.

С этого и начались долгие переговоры со студией. Казалось, прослушиванию и просматриванию не будет конца. Роз несколько раз общалась с самим Финчером по телефону, пару раз с ним встречалась. А в конце концов Дэвид пригласил Розамунд в Сент-­Луис, чтобы «поболтать за стаканчиком виски». И Роз поняла: от того, какое впечатление она произведет на режиссера в этот раз, зависит, возьмет он ее на роль либо нет.

Она настраивала себя на лучший исход весь полет. Но этот чертов джетлаг! Быстрая смена часовых поясов всегда вызывает у нее усталость и дискомфорт. А тут еще бессонная ночь, которую она провела, волнуясь по поводу предстоящего разговора. Словом, к месту встречи Роз явилась с улыбкой на лице и кирпичом в затылке. Из­за ужасного волнения и головной боли о еде, а уж тем более выпивке было страшно даже подумать. Однако первый же глоток виски сотворил чудо – Розамунд полегчало. Вскоре она расслабилась и начала живо отвечать на вопросы Финчера.

– Вы уже прочли «Исчезнувшую»? – поинтересовался он.

– Пока только половину романа, – состроила милую виноватую гримасу Розамунд.

– Не любите бестселлеры?

– Да нет, нужно же быть в курсе того, что обсуждают все. Иначе в компании придется делать вид, что ты глухонемая, – рассмеялась Роз. – Хотя, если честно, не люблю, когда мне навязывают чужое и не всегда объективное мнение. К тому же в Оксфорде на всю жизнь делают прививки от дурного чтива. Нет­нет, «Исчезнувшая» – совсем другое дело, правда! – спохватившись, заверила она режиссера и смутилась, как школьница.

– Верю! – рассмеялся Финчер. – И что же вас зацепило?

– Да сама Эми! Я прочитала ее дневник – и поняла, что не доверяю таким людям. Ну зачем делать вид, что ты – само совершенство, а твой муж – полный бездарь? Да еще и твердить при этом: «Милый, все в порядке!»

Наверное, это плохо, что я так думаю об Эми? Актрисе ведь положено любить свой персонаж, – бросила она неуверенный взгляд на Дэвида.

– Ну почему же, это вовсе не обязательно. Продолжайте, – улыбнулся режиссер. И Роз снова говорила – о книге, о себе, о сыне.

Прощались они, вполне довольные разговором и друг другом. Однако Роз так и не поняла, какой же вывод сделал Финчер. Все стало ясно лишь после короткой эсэмэс…

В июне 2013­-го она снималась в комедии «Каникулы мечты». Съемки проходили среди Шотландских гор. Воздух был просто волшебный. Но насекомых такая тьма, что в перерывах между съемками приходилось ходить в противомоскитной маске. Но хуже всего было то, что сигналы сотовой связи в горы не доходили и, чтобы поймать звонок или сообщение, приходилось взбираться по крутым тропинкам чуть ли не к небесам. А ведь Розамунд изо дня в день ждала хоть какого-­нибудь ответа от Финчера.

"Каникулы мечты Розамунд Пайк
Кадр из фильма «Каникулы мечты»

Когда неизвестность стала невыносимой, она поднялась на самый высокий холм, дрожащими руками включила телефон – и получила эсэмэс: «Кажется, эта роль ваша». Роз перечитала это сообщение трижды, а потом от волнения раз – и удалила его. «А, теперь уже все равно!» – беспечно махнула она рукой и подпрыгнула в эйфории, как на батуте. Этот полет и засняли друзья. На снимке Роз парила на фоне гор, словно эльф. Только вместо шапочки или цветочков ее голову «украшала» огромная противомоскитная маска…

О том, что Дэвид Финчер – перфекционист, известно всему Голливуду.

Добиваясь полного совершенства сцены, он может делать по двадцать семь дублей. Но в этот раз Финчер побил даже личный рекорд – некоторые сцены снимал по пятьдесят раз! Рабочий день группы начинался уже в шесть утра. И каждый, словно пчела в улье, точно знал, чем заниматься.

А уж Розамунд пришлось проделать грандиозную работу еще задолго до съемок. Первым делом Гиллиан Флинн, автор «Исчезнувшей», дала ей послушать музыку, которую слушала она сама, пока писала роман. И список литературы, которую читала. Кстати, когда Флинн услышала, что Ника будет играть Бен Аффлек, она пришла в полный восторг. А вот о Розамунд Пайк писательнице только предстояло составить мнение.

Розамунд Пайк в "Исчезнувшей"
Розамунд Пайк в «Исчезнувшей»

Ничего, они еще меня оценят! – пообещала себе Роз и, к превеликой радости режиссера, принялась готовиться к роли Эми со всей одержимостью. Ей никогда еще не доводилось настолько перекраивать себя! Взять хотя бы акцент. Мало того что Эми – американка, так она еще и родом с Ист­Коаст, где все говорят по­особенному. Наконец, ее голос выше, чем у Роз. Так что актрисе пришлось здорово потрудиться, прежде чем она добилась желаемого эффекта.

Немало мучений доставил и почерк героини. Ведь когда Эми писала свой знаменитый дневник, оператор снимал этот процесс крупным планом. Разумеется, проще было найти девушку с таким же ровным, педантичным почерком, как у Эми. Тем более что на Роз идеальный порядок, дотошность и методичность всегда наводили тоску. Она предпочитала легкий беспорядок во всем. Ей бы и в голову не пришло вести какие­то дурацкие дневники, да еще и с таким прилежанием. Но почерк – отражение характера человека. И Роз не хотелось отдавать даже такую крупицу роли кому­то постороннему. В итоге вместо дублера она выбрала занятия с графологом.

для сцены секса в «Исчезнувшей» Роз пришлось сделать тридцать шесть дублей

Однако все это было ничто в сравнении с работой над телом. Роз пришлось сначала приобрести форму молодой Эми, а затем – повзрослевшей на целых семь лет. И за время съемок – сейчас в это ей даже самой не верится – трижды терять по пять килограммов и столько же раз набирать! Она сидела на двух диетах и выполняла два спортивных режима, часами пыхтела на кардиотренажерах и делала упражнения с утяжелителями, занималась боксом с профессиональным боксером и вместо нормальной еды уплетала пучками зелень. Личный тренер чуть ли не в микроскоп рассматривала ее фигуру. И когда Роз пришлось снова набирать вес, посадила ее на белок, авокадо и лосось. А за несколько дней до съемок велела поднажать на сладости и стейки с жареным картофелем.

Сложно давалось все, даже постельные сцены. Обычно Розамунд без особых терзаний обнажалась перед камерой. Но тут ее будто заклинило. Когда дело касалось Бена Аффлека, она могла расслабиться и сыграть как надо. Но как только доходило до интима с Нилом Патриком Харрисом, игравшим ее богатого поклонника, Роз снова замыкалась.

– Так, мои дорогие! – не выдержал Дэвид Финчер. – Оставляю вас в этой комнате на два часа. Репетируйте как хотите, возбуждайте фантазию друг к другу любым способом. Но чтобы в кадре у вас получилась не лажа, а настоящий секс!

– Может, попробуем записать репетицию на айфон? – вяло предложил Нил.

– Ну да, а потом сделаем анализ ошибок, – согласилась Роз. – Может из этого выйдет хоть какой-­нибудь толк?

Актерский состав «Исчезнувшей» с Финчером на мировой премьере в 2014

Но вместо пользы просмотр записи принес одну неловкость – камера запечатлела какое-­то мрачное бытовое порно. А когда Финчер забежал выяснить, как у «любовников» продвигаются дела, да еще и притащил с собой Бена Аффлека, Роз захотелось провалиться сквозь землю. В итоге для любовной сцены пришлось сделать тридцать шесть дублей.

– Нет, это уже настоящее профессиональное фиаско! Наверное, Дэвид решил, что я никудышная актриса, – пожаловалась Розамунд подруге­-актрисе.

– Ой, да не переживай ты так! Ну как можно изображать знойный секс, если знаешь, что твой партнер – гей? – уверенно ответила та.

Да, Роз знала, что Нил пару лет назад женился на своем бойфренде. И все же без малого сорок дублей – это уже перебор для хорошей актрисы. От этой мысли ей стало еще тоскливее…

– Все, я сдулась, как воздушный шарик, – в конце концов сообщила Роз мужу. – Пора бросать эту треклятую роль ко всем чертям!

– Верю, детка, тебе приходится несладко, – посочувствовал Роби. – Но разве ты когда­нибудь отступала перед трудностями? Прими эту роль как вызов – и дерзай!

Пайк и Роби Юниак на Critics’ Choice Movie Awards 2015

Разговор с мужем подействовал – и Роз решила не сдаваться. Хотя вживание в образ Эми вытягивало из нее все соки. «Так, ты снова думаешь об этой маньячке Эми. Да выбрось ее из головы!» – советовали друзья, встречаясь с Роз в перерывах между съемками. Можно подумать, отключаться было легко…

В романе близость казалась ужасом, делавшим человека уязвимым и зависящим от чужой воли. А брак – насилием над личностью, изматывающей бескровной войной. Перечитывая книгу, Роз ощущала, что тревога и безысходность влезают ей под кожу, вокруг сгущается зловещая темнота, а безумная Эми становится частью ее самой.

А тут еще и режиссер ждал, что Роз выплеснет злость и темную сторону своей личности. И с чего только Дэвид взял, что это ей присуще? – злилась Розамунд. Жизнь Эми и ее собственная не имеют ничего общего! Уж сколько раз мужчины предавали Роз, но ей и в голову не приходило ответить им какой­нибудь изощренной местью. И уж тем более – имитацией собственного убийства. В конце концов, она же не психопатка!

Словно в доказательство этого факта во время съемок самых мрачных сцен Розамунд пробирал безудержный хохот. Оператор и режиссер злились, а она ничего не могла с собой поделать. Наверное, это и была здоровая реакция человека, столкнувшегося с абсурдом и гнусной, оголтелой ложью. Но как бы то ни было, а вживание в образ коварной, низменной Эми длилось полгода. Но Роз лишь на премьере осознала, что все это время только то и делала, что притворялась, скрытничала, лгала и всех запутывала.

Зато после премьеры ее «супер Эми» стала сенсацией года. И если раньше Роз напоминала готовую к старту ракету, которая все никак не может взлететь, то после «Исчезнувшей» она рванула вверх со сверхзвуковой скоростью – в январе 2015 года Розамунд Пайк номинировали на «Оскар».

– Вот только честно, Роби, как я выгляжу? – спросила Роз мужа, стоя перед зеркалом в ярко­красном платье от Givenchy. В последнее время ее наряды часто критиковали – то за чрезмерную простоту, то за странность. И сейчас, когда Розамунд собиралась на торжественную церемонию не просто выгулять новое платье, но и (если, конечно, повезет) заполучить вожделенную статуэтку, ей хотелось быть неотразимой.

– Вообще­то, надевая красное платье для красной дорожки, рискуешь слиться с этой дорожкой, это я тебе говорю как кинооператор, – ответил Роби. – Но пусть этого боятся другие актрисы. А ты будешь блистать! Нет, правда, после родов прошло всего два месяца, а тебе уже удалось вернуть идеальную форму. На церемонии меня будет распирать от гордости. А уж когда ты пойдешь на сцену за «Оскаром»…

Розамунд Пайк на красной дорожке «Оскара» 2015

– Ой, только не надо загадывать! – испуганно замахала руками Роз. – Ты же знаешь, я не суеверная, но у меня такие конкурентки! Одна Джулианна Мур чего стоит. Как бы она меня не обскакала…

– Только давай сразу договоримся: даже если так и случится, улыбка не уйдет с твоего лица. Во­первых, Оскар – парень непостоянный, это тебе скажет любая актриса. Сколько раз он уходил от Мерил Стрип – восемнадцать, если не ошибаюсь? А во­вторых, такой ослепительной улыбки, как у тебя, нет ни у одной женщины на этой планете. Уж я­то кое­что смыслю в женской красоте.

Роз благодарно улыбнулась мужу и отправилась еще немного позаниматься йогой. Спокойствие ей сейчас необходимо, как никогда…

Асаны сделали свое дело. Сидя в театре Долби, где начиналась 87­я церемония награждения премией «Оскар», Розамунд ощущала лишь легкое, приятное возбуждение. И когда на сцену вышел ведущий – Нил Патрик Харрис, – она радостно улыбнулась и едва не помахала ему рукой. Пока Нил открывал церемонию, а затем пел шуточную песенку, стилизованную под хиты из мультиков Диснея, Роз про себя хихикала: «Привет, Нил! Круто смотришься в этом костюме. А помнишь, как мы с тобой чуть не облажались на «Исчезнувшей»? Когда же Патрик вышел на сцену уже в трусах и носках, Роз весело посмеялась вместе с залом.

Она от души порадовалась и за Патрисию Аркетт, получившую «Оскар» за лучшую женскую роль второго плана. Отметила, что Леди Гага очень идут новая прическа и белое платье. И только когда церемония вышла на финишную прямую и «Оскар» вручили лучшему актеру Эдди Редмэйну, сердце Розамунд трепыхнулось, а затем начало стучать как хронометр. «Все в порядке?» – наклонился к ней Рони. Роз только молча кивнула.

Номинантки на "Оскар 2015"
Номинантки на «Оскар 2015» за лучшую женскую роль: Марион Котияр, Риз Уизерспун, джулианна Мур, Розамунд Пайк и Фелисити Джонс

И тут обросший бородой Мэттью Макконахи объявил претенденток на награду за лучшую женскую роль. Роз призвала на помощь все свое самообладание и интуицию, которую развила благодаря упорным занятиям йогой. И когда Макконахи произнес: «Обладательницей премии «Оскар» становится…», а затем на секунду замер, Розамунд уже знала продолжение фразы: «… Джулианна Мур!»

Рони обеспокоенно взглянул на жену и уже приготовился пожать ей в утешение руку. Но в эту минуту камеры могли снимать ее лицо самым крупным планом. Розамунд Пайк улыбалась так лучезарно, будто золотую статуэтку сейчас вручат ей. Ведь в глубине души Роз уже знала: в следующий раз ветреник Оскар из всех актрис мира выберет ее!


Подготовлено по материалам журнала «Караван историй» (апрель, 2015)

Фото: FOTODOM.UA, Getty Images