Шеннону идея не просто понравилась – показалась спасительной. Лето­-старший дошел до отчаяния, пытаясь завязать с наркотиками и мелким криминалом, и отлично понимал, что ему осталось не так уж далеко до дна – а там и смерть от передозировки. Но, к счастью, Шеннон сумел взять себя в руки. Музыка и близость с братом стали его новым смыслом жизни.

Джаред с братом Шенноном Лето, 2005 г.

Собирая группу, Джаред не думал о мировой славе. Множество голливудских звезд играют в разнообразных группах, но ни одна из них не приблизилась к финансовому успеху. Для всех, от Хью Лори до Рассела Кроу, музыка – это проект для души, а не вторая профессия. И о многих звездах с претензией на звание рок­звезды публика и критики отзываются очень саркастически. Но Лето не собирался соответствовать чьим­то ожиданиям. Он просто хотел выступить на большой сцене, а еще – выразить себя в музыке и в новом образе, который тоже имел значение.

Джареду хотелось создать яркий имидж, узнаваемую картинку, которая при этом соответствовала бы его мироощущению. Даже на начальных этапах он твердо отказался использовать свою голливудскую карьеру для раскрутки альбома: в рекламе никто и никогда не упоминал о его ролях. В результате многие слушатели до сих пор, спустя двадцать лет после создания группы, не знают о связи между двумя ипостасями Лето.

Реклама

Как-­то, роясь в интернете, они с Шенноном нашли серьезную научную статью о развитии технологий будущего, написанную неким гарвардским профессором. Один из разделов статьи назывался «30 секунд до Марса» – в смысле, человечество вот­вот начнет покорять планеты Солнечной системы. Братья решили, что это точная характеристика их музыки: сплав энергии, технологий и упрямства.

Состав группы 30 Seconds to Mars: Томо Миличевич, братья Джаред и Шеннон Лето, 2008 г.

Первый альбом группы вышел 13 августа 2002 года – понадобилось больше четырех лет, чтобы сделать все так, как требовал Джаред. Тираж этого альбома, названного, как и группа, 30 Seconds to Mars, составил 100 тысяч экземпляров, а один из синглов достиг 31 й позиции в американском рок­чарте – весьма приличный результат для дебюта.

Они оказались в нужное время в нужном месте – в разгар эпидемии эмо. В середине 2000 х каждая третья девочка рисовала черную подводку вокруг глаз, красила ногти черным и носила черную футболку с розовым черепом и костями – символ невыносимо тяжелой жизни в мире тупых взрослых, которые не понимают ничего в любви и страданиях. Вечно юный Джаред с внешностью плохого старшеклассника идеально подходил на роль эмо­принца, и музыку его группы многие критики причислили к условному течению «эмо­рок».