Барак и Мишель Обама: страсти под крышей Белого дома

Бывшая первая пара США Барак и Мишель Обама вчера, 3 сентября, отметили серебряную свадьбу. Они поженились 25 лет назад, третьего октября 1992 года.

Бывшая первая леди США уже поздравила супруга с годовщиной, трогательно признавшись ему в любви:

«Со дня нашей свадьбы прошла уже четверть века, а ты по-прежнему мой лучший друг и самый необычный человек, которого я знаю. Я люблю тебя,» — написала Мишель в Twitter и Instagram, опубликовав черно-белую фотографию со дня свадьбы.

В «Караване историй» нашлось место и для этой очаровательной истории любви.


Мишель стояла у окна и с печальной улыбкой любовалась своим знаменитым огородом. Казалось, этой весной капуста и шпинат зеленеют по-особенному, словно посылая ей прощальный привет. Ведь она посадила здесь грядки в последний раз. «Боишься, что новая хозяйка Белого дома не продолжит твою традицию?» — словно угадав мысли жены, обнял ее Барак Обама. Мишель обернулась, приникла к мужу и лукаво улыбнулась: «Ты уже закончил работу над своей традиционной речью? А то у меня есть идея поинтереснее…»

На инаугурационном балу в 2009 году

Президент и правда вот уже несколько дней готовился к выступлению на своем последнем торжественном приеме, который в начале мая каждого года устраивает Ассоциация журналистов Белого дома. Этот прием всегда проходит в каком­нибудь шикарном отеле и напоминает церемонию «Оскар»: красная дорожка, знаменитые актеры, телезвезды, выдающиеся политики и бизнесмены. А президент всегда выступает с сатирической речью.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»

В этом году Барак Обама шутил над женой, смеялся над собой и своими неудачами, острил о предвыборных кампаниях и главных кандидатах в президенты США – Хиллари Клинтон и Дональде Трампе. Его монолог, названный потом практически всеми СМИ потрясающим, не раз прерывался хохотом и аплодисментами.

Супруга президента тоже много смеялась, хотя в глубине души ей было грустно. Мишель отдавала себе отчет, что уход из Белого дома – это не прощание с белым светом, и все же невольно подводила итоги прожитых лет. Ведь с тех пор, как она познакомилась с Бараком, произошло столько всего, что не описать и в десяти романах…

– Мишель, на днях к нам прибудет на стажировку некий Барак Хуссейн Обама ІІ, – вызвав к себе подчиненную, сообщил руководитель группы, занимающейся маркетингом и законами об интеллектуальной собственности.

– Как­-как? Хуссейн Обама Второй? – прыснула девушка. – Простите, но от человека с такой фамилией вряд ли можно ждать толка.

– Не торопись с выводами! – урезонил ее шеф. – Этот парень окончил Колумбийский университет, трудился финансовым аналитиком в Международной бизнес­корпорации, а сейчас учится в юридической школе Гарварда!

Услышав солидный послужной список незнакомца, Мишель притихла. Она тоже имела два высших образования, поэтому уважала чужой интеллект. Поэтому, взяв досье на этого, как его там… Хуссейна Обаму, которого ей поручили наставлять, отправилась на свое рабочее место.

В знаменитой «Сидли Остин», входящей в десятку крупнейших юридических компаний мира, Мишель Лавон Робинсон работала юристом уже год и чрезвычайно собой гордилась. Эта должность не упала ей с неба, а досталась тяжелым трудом, и останавливаться амбициозная девушка не собиралась. А практикант… Что ж, она сгонит с него семь потов, пусть он и старше на три года! Так что насчет куратора ему не позавидуешь. Хотя с внешностью, как и с фамилией, бедолаге тоже не повезло. Это же надо иметь такой утиный нос и такие слоновьи уши! «Впрочем, может, в жизни он и не такой страшный, как на фото», – успокоила себя Мишель и вернулась к работе.

Барак Обама в молодости
Барак Обама, 1990 г.

На самом же деле Обама оказался гораздо симпатичнее. Он не строил из себя умника и прислушивался к советам наставницы. Вскоре выяснилось, что им нравится одна и та же музыка, фильмы, они любят поболтать и посмеяться. А то, что среди сотрудников фирмы не было других афроамериканцев, сблизило молодых людей еще больше.

Однако Бараку этого было мало: он влюбился едва ли не с первого взгляда и жаждал взаимности. Но эта высокая, красивая, уверенная в себе девушка с кожей цвета горького шоколада пресекала все его ухаживания. Нет времени на романы, и все тут! На самом деле Мишель лукавила. В Гарварде она встречалась со Стэнли Стокер­Эдвардсом, приемным сыном известной певицы Патти Лабелль. Когда их роман сошел на нет, семья Мишель нисколько не удивилась. Ну разве найдется на белом свете мужчина, который станет мириться со строптивым характером этой несносной девчонки? Впрочем, они ошибались. Такой мужчина уже имелся.

Неприступность и холодность Мишель лишь распаляли Барака. Он не скрывал, что встретил женщину своей мечты, и брал ее измором: засыпал любовными записками, цветами, дарил конфеты, без конца звонил. Мишель только презрительно фыркала: неужели этот чудак всерьез надеется произвести на нее впечатление таким банальным джентльменским набором? Нет, ее покоряло другое: поработав общественным организатором в неблагополучных районах Чикаго, Барак на­учился так четко высказывать собственные мысли и убеждать в своей правоте, что даже последнему чернокожему бродяге становилось ясно: этот парень далеко не дурак и не плут, ему можно верить!

Мишель тоже попалась на эту удочку и спустя месяц уже была готова согласиться на рандеву. Оставалось устроить Бараку последнее испытание, которому она подвергала всех своих кавалеров, – он должен был сыг­рать в баскетбол с ее братом. Когда Крейг заверил, что таких классных парней сестра к нему еще не присылала, Мишель назначила дату.

Тот день они с Бараком провели вместе с утра до позднего вечера. Сходили в художественный институт, пообедали, погуляли, затем посмотрели новый фильм «Делай как надо», выпили по коктейлю в баре огромного небоскреба, озирая Чикаго с высоты. Когда под конец свидания Барак повел ее в кафе «Баскин Роббинс» и накормил шоколадным мороженым, Мишель была покорена. И когда Барак спросил, можно ли ее поцеловать, кивнула в знак согласия. Пройдут годы, и на этом месте установят памятник с цитатой Обамы из его книги воспоминаний: «Я поцеловал ее и почувствовал вкус шоколада». А история их любви станет сюжетом художественного фильма «Саутсайд с тобой»…

Мишель поняла, что влюбилась, когда услышала, с какой нежностью Барак рассказывает о маме и бабушке, и сразу согласилась жить с ним под одной крышей. Они поселились на последнем этаже дома на Юклид­­авеню и зажили, сгорая от любви и страсти.

Когда Барак с блеском сдал экзамен и стал адвокатом, он, взволнованный и счастливый, предложил отметить это событие ужином в ресторане Гордона Рамзи. По правде, Мишель, с детства привыкшая экономить каждый цент, сочла это заведение чересчур дорогим. Однако Барак и слышать ничего не хотел. «Ладно, – подумала она, – зато у меня будет возможность задать тебе хорошую трепку». Ну в самом деле, сколько можно тянуть – за два года не предложить руку и сердце? Когда они перешли к десерту, Мишель еще продолжала пенять бойфренду. И тут, прервав ее на полуслове, официант протянул поднос, на котором лежала красная бархатная коробочка. Сердце Мишель бешено заколотилось, она открыла коробочку – и… да, там сверкало обручальное кольцо! У девушки мигом пропал дар речи…

– Я так и думал, что это заставит тебя замолчать! – расхохотался Барак и попросил любимую стать его женой.

Мишель летала от счастья. Но представить избранника семье не спешила. И когда Барак напрямую спросил, почему же, промямлила:

– Понимаешь… Твои мама, бабушка и дедушка – белые. А у меня все до десятого колена – черные, и каждый гордится своим цветом кожи. Поэтому моя семья против расового смешения. И это не предрассудки! Просто они уверены, что смешанные браки чреваты разными трудностями. Меня тоже так воспитывали, – и Мишель, впервые со дня их знакомства, начала рассказывать свою историю…

Фрейзер Робинсон души не чаял в жене и детях. Но что, кроме любви, мог дать им простой рабочий водопровод­ной станции? Спасибо Мэриан, она невероятно экономно вела домашнее хозяйство и прекрасно воспитывала Крейга и Мишель. А когда он заболел рассеянным склерозом, начала подрабатывать секретарем в местном универмаге.

Их семья жила в самом бедняцком районе Чикаго – Саутсайде, в съемной квартире на две комнаты, одну из которых занимали сын и дочь. Дети были главным богатством Робинсонов. Оба перепрыгнули из первого класса в третий, а затем перешли в одну из лучших школ города. Крейг всерьез занимался баскетболом, а Мишель так рьяно упражнялась на пианино, что ее приходилось останавливать.

Правда, жизнь в бедном квартале давала о себе знать. Годам к десяти девочка научилась ругаться хуже портового грузчика. Однажды за этим занятием ее и застал куратор летнего лагеря. «Эх, Робинсон, ты стала бы лучшей в группе, если бы так не любила материться», – вздохнул он, а Мишель окончательно убедилась в том, что она самая крутая девчонка в округе!

Она и впрямь была не по годам умна, смекалиста и экономна. С детства контролировала свои расходы и считала каждый цент. Зато когда, уже будучи подростком, захотела купить сумочку Coach, спустила на нее все сбережения.

Школу она окончила с отличием и вслед за братом поступила в Принстонский университет на факультет социологии и афроамериканской истории. А что еще могло заинтересовать чернокожую девушку, после того как она выяснила историю своей семьи? Оказалось, их род пошел от рабов! В 1850 году некий американский рабовладелец указал в завещании, наряду с прочим имуществом, и родную прапрапрапрабабушку Мишель – девочку­негритянку Мальвину стоимостью 475 долларов! Узнав об этом, Мишель на одном дыхании написала диссертацию на тему «Чернокожие, получившие образование в Принстоне, и чернокожее сообщество» и блестяще ее защитила.

Сама она окончила это заведение с отличием и степенью бакалавра социологии. Но поскольку для удовлетворения ее амбиций этого было мало, поступила в юридическую школу Гарварда и через четыре года стала доктором юридических наук. Заимев дипломы двух престижных университетов, Мишель вернулась в Чикаго и без особого труда устроилась в одну из десяти крупнейших юридических компаний мира – «Сидли Остин». Это было блестящее начало, и девушка строила дерзкие планы на будущее…

Слушая Мишель, Барак почтительно умолкал: у него не было столь колоритных предков. Дедушка Барака состоял в дальнем родстве с президентом Трумэном, английским банкиром Ротшильдом и премьер­-министром Черчиллем, но работал обычным торговцем мебелью. А бабушка занимала пост вице-­президента Гавайского банка.

мать Барака Обамы
Энн Данем, мать Барака Обамы, 1960 г.

Когда они узнали, что их единственная дочь – студентка Гавайского университета и будущий антрополог – влюбилась в чернокожего кенийца по имени Барак Хуссейн Обама, пришли в ужас. Парень приехал в США, чтобы поступить в тот же университет, и на курсах русского языка познакомился с Энн. Его семье тоже не пришлась по душе белая американка, но, вопреки родительской воле, влюбленные поженились. А вскоре у них родился сын, Барак Хуссейн Обама­-младший.

Барак Обама в детстве
Барак с отцом, 1972 г.

Энн была счастлива. Но едва малышу исполнилось два года, муж решил продолжить учебу и, оставив жену и сына, уехал в Гарвард. Поначалу они поддерживали отношения на расстоянии, но, когда по окончании университета Обама-­старший вернулся на родину, Энн подала на развод. Позже она узнала, что судьба ее бывшего сложилась трагически. Дослужившись до высокого поста в Министерстве финансов Кении, Обама начал критиковать президента и загубил свою карьеру. С горя он начал пить, а затем последовали две страшные автокатастрофы. Первая лишила его ног, а вторая – жизни. Бараку Обаме­-младшему тогда исполнился двадцать один год…

Таким образом, мальчик рос без отца. Когда ему было шесть, Энн снова вышла замуж и на четыре года вместе с сыном, приемной дочерью и новым мужем уехала на родину последнего, в Индонезию. А по возвращении на Гавайи поселила Барака со своими родителями.

Барак Хуссейн Обама с мачехой, Кезией Обамой в Кении в 1995 году

Бабушка не чаяла души во внуке и устроила его в самую престижную частную школу Гонолулу. Но, едва освоившись на новом месте, юный Барак стал хуже учиться, покуривать марихуану (как­-то пробовал даже кокаин) и выпивать. Правда, берег чувства обожаемых мамы и бабушки и слишком далеко не заходил. А потом и вовсе взялся за ум: окончил Колумбийский университет, поработал финансовым аналитиком, а в двадцать восемь лет решил получить второе высшее образование и поступил в юридическую школу Гарварда.

После первого курса Барак устроился в «Сидли Остин» – ту фирму, где судьба свела его с Мишель. А по окончании Гарварда вернулся в Чикаго.

Напрасно Мишель опасалась, что ее «чистокровная черная» семья не примет мулата. К тому времени Барак уже имел огромный опыт общения с самыми разными слоями общества, в том числе афроамериканцами, и очаровать родителей любимой девушки ему не составило труда. Через три года после знакомства, 3 октяб­ря 1992 года, в христианском соборе Святой Троицы они с Мишель обменялись клятвами верности…

Мишель Обама в день свадьбы. Слева от невесты — сестра Барака майя, справа — его сестра аума. Чикаго, 1992 г.

Первые годы супружеской жизни были безоблачными. Молодожены любили друг друга, и каждый строил свою карьеру. За три года Барак стал консультантом в крупной юридической фирме, да еще и читал лекции на юридическом факультете Чикагского университета. Мишель же к тому времени успела разочароваться в «Сидли Остин», где ей часто приходилось заниматься неблагодарным и ужасно скучным делом вроде маркетинга популярного героя телешоу, динозавра Барни. Поэтому она оставила юридическую карьеру и занялась общественной работой.

Став сперва помощником мэра Чикаго, а затем и заместителем комиссара, честолюбивая девушка ощутила прилив новой энергии. Не устраивало лишь одно: в «Сидли Остин» она получала 120 тысяч долларов, а в мэрии – вдвое меньше. А ведь на ней все еще висел приличный долг по студенческому кредиту. И хотя Мишель всегда утверждала, что финансовая сторона профессии не будет влиять на ее решения, этот шаг дался непросто.

А потом она заметила, что в их с Бараком жизнь начал вмешиваться «третий лишний» – политика. Когда мужа избрали в Сенат штата Иллинойс, Мишель ощутила беспокойство. Теперь даже слепому было ясно, что главное место в жизни Барака Обамы занимает политика. Да, политика, а не жена! Мишель выходила из себя. Почему это ей, молодой женщине с блестящим образованием, умом и вулканом энергии, надо скучать дома и ждать мужа, который засиживается на работе до полуночи? И вообще, работа в Сенате – бесполезная трата времени, она не приносит дохода. А вот если бы Барак устроился в солидную юридическую фирму, то смог бы заработать настоящие деньги.

– Давай закроем эту тему, – попросил Барак в ответ на упреки жены и, нежно взяв ее руки в свои, добавил: – Пойми, дорогая, свое будущее я вижу только в политике.

– Но ведь мы бедны как церковные мыши! А я – самая несчастная и одинокая мышь на свете! – захныкала Мишель и даже пустила слезу, хотя не терпела все эти дамские штучки. Вот если бы у них появились дети, все было бы по­другому! Но за пять лет брака так ничего и не вышло. И только в ноябре 1997 года Мишель поняла, что беременна.

Когда она ушла в декрет, заработка Барака стало катастрофически не хватать. А когда их долгожданная девочка, Малия Энн, появилась на свет, в семье начался настоящий кризис. Рождение дочери почти не изменило распорядок дня Барака. А вот Мишель теперь не успевала даже делать зарядку. Но потом ее осенило: если вставать перед первым кормлением, то есть в полпятого утра, можно выкроить время для себя! Она так и сделала. А когда поняла, что выбивается из сил, стала укладываться вместе с малышкой и засыпала не позже десяти.

Барак и Мишель на прогулке с дочерью, 2000 г.

Однако атмосферу в семье это не улучшило. Ведь, по сути, их жизнь не изменилась. К тому же они с Бараком такие разные! Мишель, воспитанная в строгости, привыкла к порядку. А Барак повсюду разбрасывал носки, курил, прожигая ковры, скатерти и оставляя после себя полные пепельницы, да еще и сам выглядел неопрятно.

– Я понимаю, у тебя нет имиджмейкеров, – выговаривала Мишель мужу. – Но сенатор штата не должен одеваться как чернорабочий!

– Как ты можешь приставать ко мне с такой ерундой, когда я пытаюсь изменить мир? – парировал Барак.

В такие моменты Мишель лишалась дара речи. И хорошо, иначе бы сор­валась и сказала все как есть: она замужем за никчемным мужчиной!

Теперь в Бараке ее раздражала каждая мелочь: привычка бросать на пол в ванной мокрые полотенца, засиживаться до двух ночи на работе, а потом храпеть в кровати, как трактор. Она днями ухаживала за малышкой, а он… Он даже тарелку никогда за собой не уберет! Теперь вместо «Доброе утро, любимый!» или «Иди ко мне, дорогой!» она все чаще твердила: «Ты с головой ушел в политику и думаешь лишь о карьере. А мне приходится тащить на себе всю семью!»

Бесконечные упреки Мишель казались Бараку несправедливыми, недальновидными и просто убивали. Разве о такой жизни он мечтал?

Рождение второй дочки, Наташи (все почему­то стали называть ее Сашей), принесло надежды на лучшее. Казалось, теперь будет не до ссор. Но обстановка накалилась до предела. Мишель ужасало, что она по­прежнему сидит дома, только теперь уже с двумя детьми, а муж и дальше занимается «настоящими делами». И после восьми лет брака она готова была уйти.

Их примирила беда. Трехмесячная Саша с диагнозом «менингит» попала в больницу и трое суток была близка к смерти. Только тогда Барак бросил дела и не отходил от постели дочери, позабыв обо всем, что находилось за пределами больничной палаты, – о работе, о деловых встречах, неотложных делах в Сенате. Перед рассветом последней кошмарной ночи, сменяя его у кроватки ребенка, Мишель вдруг поняла: Барак снова ей близок и дорог. И она дала себе слово больше никогда не отдаляться от мужа и быть с ним везде и во всем, даже в этой проклятой политике…

– …Скажи честно, ты тоже считаешь, что сорок для женщины – Рубикон? – спросила Мишель, принимая от мужа подарки в день юбилея.

– Насчет других не скажу, но ты еще никогда не была так прекрасна, как сейчас! – совершенно искренне ответил Барак и схватил жену в охапку.

Впрочем, Мишель и сама понимала, что пришло ее лучшее время. Дети подросли и не требовали ежеминутных забот, муж обожал. Сама она, с зарплатой около 350 тысяч в год, занимала пост вице­президента Академического медцентра при Чикагском университете (Барак, уже сенатор США, получал вдвое меньше). Но главное – Мишель каждой своей клеткой ощущала, что созрела для чего­то большего. Но вот для чего? Ответ пришел сам собой.

В тот день Барак Обама выступал на съезде демократов и, агитируя за кандидата в президенты Джона Керри, произносил речь, которая то и дело прерывалась овациями. И вдруг Мишель осенило: ее муж сам достоин этого высокого поста! Тогда она и начала подталкивать Барака к решению баллотироваться.

– Только подумай, дорогой, на должности сенатора ты можешь влиять на будущее своей страны, и это прекрасно. Но, став президентом Штатов, сможешь изменить весь мир!

Бараку не раз приходила в голову эта идея. Однако, услышав из уст жены о поистине колоссальных перспективах, он больше не сомневался. А условие Мишель – она тоже будет участвовать в избирательной гонке – Барака лишь обрадовало. Лучшего помощника и единомышленника не найти!

И правда, Мишель с головой окунулась в политику, которую раньше считала виновницей всех бед. Она сама писала свои речи и в пламенных выступлениях говорила о проблемах, с которыми сталкивалась, живя в «черном» рабочем квартале Чикаго. Но, агитируя за Барака Обаму, Мишель создавала образ не просто прекрасного политика, а идеального мужа и отца, человека, которому можно доверять.

Мишель Обама
2011 год

Она поддерживала этот имидж всеми силами: появлялась в самых популярных телешоу (Ларри Кинга, Дэйли Шоу, Опры Уинфри), придумывала самые хлесткие фразы предвыборных речей Барака, советовала ему, как «продавать» себя избирателям (спасибо «Сидли Остин» за специализацию «интеллектуальная собственность»!). И, обретая все большую уверенность в успехе, заряжала своей верой и неукротимой энергией и Барака.

По сути, именно Мишель и создала знаменитый «феномен Обамы». И хотя она по­прежнему «прохаживалась» по мужу, теперь это шло ему только на пользу. Как­то Мишель обмолвилась, что не отказалась бы пожить с феноменом Барака Обамы, поскольку тот человек, что обитает в ее доме, совершенно не впечатляет. В другой раз заявила, что постоянно порывается воспитывать мужа. Но он, мол, очень умный и знает, как обращаться с сильной женщиной. «А раз он сумел поладить со мной, – ловко подвела она избирателей к своей главной мысли, – то может попробовать себя и в роли президента!»

Американцев восхищали такие откровения. Многие аналитики пришли к выводу: имей эта женщина политические амбиции, затк­нула бы мужа за пояс. Барак и сам шутил, что не хотел бы стать соперником Мишель на выборах.

Он ценил и любил жену все больше. Однажды, к изумлению однопартийцев, в самый разгар предвыборной кампании ушел из офиса, чтобы отметить с Мишель и детьми очередную годовщину супружеской жизни. А когда после оглушительной победы на выборах стал сорок четвертым президентом США, то в своей первой речи заявил всему миру: «Я не был бы здесь сегодня, если бы меня не поддерживала моя верная подруга, хранительница домашнего очага, любовь всей моей жизни – первая леди США Мишель Обама». Закончив речь, новоизбранный президент обнял жену и прошептал: «Я люблю тебя». В тот момент многие американцы прослезились и поняли, что выбрали правильного президента…

– Дорогой, ты не находишь, что в Белом доме мы как две белые, точнее, черные вороны? – расхохоталась как­то Мишель. – Подумать только, первая чернокожая президентская пара за всю историю США!

– И первая, кто не скрывает своей влюбленности друг в друга! – добавил Барак и, подхватив жену на руки, закружил в танце.

Да, несмотря на семнадцать лет брака, двоих детей и обязывающее высокое положение, порой они вели себя как подростки даже на людях. К примеру, поднимаясь в лифте до зала, где ожидался бал по случаю инаугурации, не смогли сдержать бурных эмоций. Барак отдал Мишель свой пиджак, и они, поглубже засунув руки в карманы (дабы не дать им волю на глазах помощников), уткнулись друг в друга лбами и стояли так, позабыв обо всем, переполняясь счастьем победы, нежностью и страстью.

Барак Обама с женой и детьми, 2004 г.

А спустя три дня Барак Обама ненадолго прервал работу. Ну разве он мог поступить иначе, если у Малии был важный футбольный матч, а Саша танцевала на концерте? Да, только став президентом, он, словно по иронии судьбы, наконец научился выкраивать время для семьи. Выходные проводил со своими девочками, а по пятницам они с Мишель устраивали романтические ужины. Это было прекрасное время!

Кстати, когда Мишель спросили, какую задачу она, став первой леди, считает для себя главной, ответила: «Сделать все, чтобы Белый дом не вскружил голову моим детям». А сама начала со смены интерьера в президентской резиденции. Мишель избавилась от дорогого декора и обстановки, доставшихся от Лоры Буш, и заменила их современными отделкой и мебелью.

Но перемены коснулись не только интерьера. Узнав, что при президентстве Буша на ужин подавали четыре блюда, Мишель решила, что им, как и остальным американцам, хватит и трех. Причем к столу станут звать не только избранных – отныне в восточном крыле особняка главы государства будут проходить мероприятия для массы гостей. Белый дом должен стать более близким к народу!

Барак играет слюбимым псом по кличке Бо, 2009 год

Все получилось, как ей и хотелось. В старинной резиденции американских президентов образовалась едва ли не домашняя атмосфера. Там бегали Малия и Саша со своей собакой, расхаживала президентская теща Мэриан Шилдс, которая переехала вместе с дочкой, чтобы помогать ей по хозяйству и нянчиться с внучками. Но верховодила всем «Первая мама». Назначив себя на эту должность, Мишель Обама радушно встречала каждого гостя. А когда зимой началась снежная буря, превратила это событие в веселое домашнее приключение. Перед Белым домом тут же со­орудили горку, с которой девочки катались на санках, рядом, повизгивая от восторга, носилась собака, а сама Мишель бросалась снежками.

Весной, едва земля немного прогрелась, она разбила грядки. Весь обслуживающий персонал (а это, на минуточку, девяносто человек!) – от полотеров до поваров – пришел в изумление. Виданное ли дело! Супруги предыдущих президентов – и Хиллари Клинтон, и Лора Буш, да все, кого ни возьми! – только давали кухне приказ использовать исключительно экологически чистые продукты. А эта чернокожая великанша с улыбкой во весь рот принялась выращивать их сама! Более того, когда огорода ей показалось мало, рядом появились ульи с пчелами.

При этом первая леди не делала вид, будто всю жизнь питалась именно так. Наоборот, признавалась, что в детстве обожала фастфуд. По субботам отец забирал их с братом из театрального кружка и, поскольку рестораны простому водопроводчику были не по карману, водил детей в «Макдоналдс». Однако, став женой президента, Мишель начала выступать за здоровый образ жизни и прививать его не только дочкам, но и всем американским детям. По ее инициативе в рацион учеников ввели овощи, фрукты и пищу, богатую белком. А когда стало понятно, что нововведение не прижилось, госпожа Обама запустила кампанию «Давайте двигаться!» для борьбы с подростковым ожирением.

Мишель Обама собирает урожай в огороде, который устроила у Белого дома, 2016 г.

Прошло еще немного времени, и супругу президента США стали называть образцовой хозяйкой Белого дома и воплощением американской мечты. Как же, ведь она сумела «сделать» не только себя, но и своего мужа! Мишель по-­прежнему поднималась в четыре тридцать, пробегала три километра на тренажере, не пила, не курила. Мужа отучила от сигарет и привычки приносить семью в жертву работе. Жаль только, что ему то и дело приходилось напоминать: даже президенту положено класть грязные носки в корзину, а кровать убирать получше, чем семилетняя Саша. Наконец, Барак по­-прежнему сильно храпел, и это невыносимо!

Ни одна первая леди не была столь откровенна с народом. И за это Мишель Обаму любили все больше и ставили в заслугу каждый шаг – и то, что она до последнего отказывалась менять чикагские трущобы на Белый дом, и то, что внесла поправки в строгий президентский дресс-­код.

Все началось с наряда, выбранного для первой официальной фотосессии. Платье без рукавов вызвало нешуточные дискуссии: можно ли жене президента показывать голые руки? Мишель не смутилась и на инаугурационный бал явилась в длинном белом шифоновом платье от Джейсона Ву, обнажив не только руки, но и плечо. При этом была так хороша, что Барак стал осыпать ее комплиментами, счастливчик Ву обрел мировую известность, а споры о том, как должна одеваться первая леди, утихли. Недаром она дважды входила в десятку самых стильно одетых женщин мира!

Сравнивая Мишель Обаму с Жаклин Кеннеди, американские СМИ прочили ей судьбу мировой иконы стиля, какой в свое время была Джеки. А модные эксперты называли стиль хозяйки Белого дома свободным от стереотипов. Еще бы! Не каждая леди решится выйти в свет дважды в одном и том же наряде или надеть платье из демократичного магазина Gap и носить его так, будто оно приобретено в салоне знаменитого дизайнера.

Хотя, что скрывать, иной раз в первой леди просыпалась девчонка, спустившая все сбережения на дизайнерскую сумочку. И тогда миссис Обама становилась страшной транжирой. Как­то за раз угрохала пятьдесят тысяч долларов на белье Agent Provocateur. А что, у великих женщин тоже могут быть маленькие слабости!

Впрочем, проколы тоже случались. Как­то, возвращаясь с Большого каньона, с трапа президентского самолета первая леди сошла в коротеньких шортах, маечке и бейсболке.  Иной раз любимица народа нарушала даже дипломатический протокол. К примеру, на похороны короля Саудовской Аравии пришла в брюках и с непокрытой головой. В интернете тут же появились негодующие отклики саудовцев: «Мишель Обама – нескромная!», но американцы встали горой за соотечественницу: «Не смейте указывать, что должна надевать наша первая леди!», «Скажите спасибо, что она показала жителям Саудовской Аравии, как надо уважать свободу женщин».

Да и это еще не все! В 2009 году после совещания стран «Большой двадцатки» Елизавета Вторая давала прием в Букингемском дворце. А на следующий день ведущие британские газеты опубликовали снимки, которые шокировали всю Великобританию. Мишель обнимала королеву за спину! Это было вопиющее нарушение древнего протокола, согласно которому ни один человек в целом мире не смеет дотрагиваться до британского монарха!

Мало того, рослая американка возвышалась над Ее Величеством на добрых тридцать сантиметров. А потом, когда ее супруг встал с другой стороны, эти два великана сомкнули руки за спиной королевы! Британские таблоиды кипели гневом. Но придворное сообщество, как ни странно, не выказало малейшего недовольства. К тому же на снимке Елизавета Вторая и Мишель, словно давние приятельницы, смотрели вниз и, казалось, обсуждали фасон своих туфель…

Словом, Мишель и Барак Обама кардинально отличались от всех других президентских пар, когда-­либо поселявшихся в Белом доме, но, судя по всему, эта непохожесть нисколько их не смущала. Иначе президент не стал бы заявлять в интервью, что не принимает ни одного важного решения, не посоветовавшись с женой. Хотя это было ясно и без его признаний. Недаром в 2010 году журнал Forbes признал Мишель Обаму самой влиятельной женщиной мира, передав ей этот титул от Ангелы Меркель, носившей его несколько лет подряд.

Семейство Обама наслаждалось своим безмятежным счастьем, пока в 2012‑м не началась вторая предвыборная президентская гонка Барака. В тот год им обоим крепко досталось. В канун Рождества вышла книга «Чета Обама», написанная корреспонденткой газеты The New York Times Джоди Кантор. Она описывала быт семьи Барака Обамы, начав со времен его бытности кандидатом в президенты и закончив нынешним днем. Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы. Еще бы, ведь Кантор просвещала народ об «истинном положении вещей» в Белом доме!

Оказалось, там творится сущий кошмар! Обама без конца ругается с женой, а та вмешивается в политику, из­за чего постоянно скандалит с помощниками президента. А какой пир во время чумы, то бишь в разгар кризиса 2009 года, устроила президентская парочка на Хэллоуин! В Белый дом Джонни Депп явился в костюме Шляпника из вышедшего незадолго до этого фильма «Алиса в Стране чудес», а Джордж Лукас вырядился героем своей культовой саги «Звездные войны». Ужас, ужас!

Администрация президента сразу же заявила, что пикантные откровения журналистки не имеют ничего общего с реальностью. А американские издания в один голос назвали их кучей сплетен. Сама же Мишель дала интервью телекомпании CBS, с трудом удержавшись, чтобы прямо не высказать свое мнение о зарвавшейся сочинительнице. Это же надо – написать, что Мишель присутствует на заседаниях вместе с советниками президента, да еще и ссорится с ними! Хотя на самом деле можно на пальцах сосчитать, сколько раз она заходила в рабочий кабинет мужа.

Мишель приобщает американцев к правильному питанию и активным видам спорта, 2011 г.

А их личная жизнь с Бараком? Да об этом мало что знает даже мать Мишель, хотя и живет с ними. А выражение «злая чернокожая женщина»? Оно­то как раз и не особенно зацепило Мишель. С тех пор как они с Бараком переехали в Белый дом, ей уже доводилось слышать нечто подобное в свой адрес. Что ж, собака лает, а караван идет. Надо просто оставаться собой – и люди отличат правду от лжи.

Но не успела Мишель оправиться от этой клеветы, как издание National Enquirer сообщило сенсационную новость: первая леди сходит с ума от ревности! Она составила черный список женщин, которым закрыта дорога в Белый дом. В этот перечень вошли все, кто посмел заигрывать с ее пятидесятилетним супругом, в том числе голливудские красотки Скарлетт Йоханссон и Керри Вашингтон.

А вскоре, перед самыми президентскими выборами, вышла новая книга о «неиз­вест­ных страницах» биографии Барака Обамы – The Amateur, или «Дилетант». Ее автор – скандальный политический писатель, бывший редактор Newsweek Эдвард Кляйн. Чего там только не было, вплоть до же­лания будущего президента наложить на себя руки!

Отдельное место было отведено Опре Уинфри. Дескать, когда­то самая известная журналистка Америки и будущая первая леди были подругами и часами болтали обо всем на свете. Но когда Обама стал президентом, советники Мишель намекнули ей, что телеведущая оказывает на того слишком большое влияние. Мишель приревновала мужа к Опре – и дружбе пришел конец. В Белом доме отказались давать комментарии к опусу Кляйна. А журналисты, в том числе бывшие коллеги автора, не оставили от книги камня на камне, назвав ее лживой и основанной на слухах.

Мишель прекрасно понимала, откуда эта лавина грязных домыслов, и еще активнее агитировала за супруга. Перед ее выступлением на съезде демократов Барак Обама встречался с избирателями и, как всегда, пропел дифирамбы супруге: «Что бы я ни сказал сейчас, это будет лишь жалким подобием речи, которую вы услышите сегодня от звезды семьи Обама – Мишель. Я буду смотреть ее выступление дома, с нашими дочками, и постараюсь, чтобы они не видели, как папа плачет, потому что, когда Мишель начинает говорить, у меня наворачиваются слезы».

Барак Обама в овальном кабинете, 2012 год

11 ноября 2012 года Барак Обама стал президентом США во второй раз. Фотография, на которой он крепко обнимает жену, побила все рекорды просмотров в Сети. И пока авторы «желтых» книг давились от злости, по Америке ходила притча. Якобы однажды вечером президент Обама и Мишель решили поужинать в ресторане. Едва они уселись за стол, как владелец заведения спросил, можно ли ему обратиться к первой леди в частном порядке. Когда разговор состоялся, Барак поинтересовался у жены, почему ресторатор так желал с ней побеседовать. «Подростком он был безумно влюблен в меня», – ответила Мишель. «Выходит, если бы ты вышла за него замуж, то сейчас была бы владелицей этого ресторана?» – переспросил Обама. «Нет, если бы я вышла за него, он бы стал президентом!» – ответила первая леди…

На самом деле Мишель берегла отношения с мужем, ведь они дались ей с таким трудом. На третьем десятке брака супруг пел ей серенады, а перед сном заправлял под бочок одеяло. Мишель ощущала себя по­настоящему сча­стливой и, поздравляя мужа с пятьдесят вторым днем рождения, сделала публичное признание в «Твиттере»: «Барак, ты, конечно, немного поседел, но я люблю тебя еще больше, чем прежде».

А накануне пятидесятилетия Мишель они всей семьей уехали на Гавайи. Сняли виллу в часе езды от пляжа Вайкики и две недели наслаждались отдыхом: ходили по ресторанам, ездили на экскурсии, Барак играл в гольф, а когда его отпуск закончился, вместе с дочками улетел в Вашингтон, оставив Мишель на островах еще на пару дней. Тогда­то она и выяснила: как бы женщина ни любила детей и мужа, иной раз ей очень полезно побыть одной. Тем более когда впереди тебя ждет грандиозная вечеринка в честь юбилея…

– Признайся, Барак, обидно слышать, что в последнее время тебя не критикует лишь ленивый, а Мишель только хвалят? – спросил как­то президента его близкий друг и постоянный партнер по гольфу.

– Представь себе, нисколько! – искренне ответил Обама. – На днях я сам заявил: многие оспаривают достоинства президента, но никто не сомневается в совершенстве первой леди.

Мишель и вправду захваливали и постоянно сравнивали с женами бывших президентов США. За идеологические взгляды – с Элеонор Рузвельт, за влияние на мужа – с Нэнси Рейган, за неповторимый стиль – с Жаклин Кеннеди. И только газета The Times назвала «исключительно редкой женщиной». Мол, Мишель Обама объединяет в себе все перечисленные качества: она независима, способна поддержать мужа и обладает тонким чувством стиля. К тому же чрезвычайно умна и привлекательна. Таких первых леди в Америке еще не бывало!

Конечно, слышать такое было приятно. Но больше всего Мишель нравилось разрушать официально­нудный образ супруги президента, которая безмолвно стоит за спиной мужа и в вежливо улыбается. Нет, Мишель хотелось быть живой, яркой и запоминающейся первой леди! Для этого она примеряла разные роли и очень радовалась, когда американцы называли ее «леди новой формации».

Рождество в Белом доме, 2009 год

Они с Бараком любят потанцевать. К примеру, на приеме у президента Аргентины вышли на паркет с профессионалами и неплохо исполнили танго. Во время поездки на Аляску Барак вместе с другими кружил в местном народном танце. А на государственном обеде в Кении исполнил липалу. Причем тогда вместе с ним сплясал и кенийский президент со своей супругой. Наконец, в мае этого года супруги станцевали с роботами в Белом доме, отметив таким образом день «Звездных войн». За сутки ролик собрал два с половиной миллиона просмотров!

Еще Мишель побывала на обложке американской библии моды – журнала Vogue – и выступила в роли редактора летнего номера женского журнала More. А чтобы привить американцам любовь к спорту, отжалась от пола двадцать пять раз на ток­шоу Эллен Де­дженерес.

– Признайся честно, my rock, – сказал ей как­то Барак, который дома называет жену не иначе как «моя скала» (она его – «крошка»), – скучно тебе будет без всех этих забав, когда я уйду на пенсию?

– Да уж, будем с тобой ковылять, как две хромые утки, – рассмеялась Мишель, намекая на прозвище, которое дают президентам США в последние два года второго срока.

Да, они с мужем по­прежнему любят пошутить. Недаром речь Барака на последнем торжественном приеме Ассоциации журналистов Белого дома вызвала столько добродушного смеха. «Мы с Мишель решили провести еще несколько лет в Вашингтоне, чтобы младшая дочь окончила школу, а жена была поближе к своим морковным грядкам», – и бровью не повел Барак.

Селфи с поклонниками, 2015 год

Собственно говоря, они пока окончательно не решили, чем станут заниматься, когда в январе следующего года будут оглашены официальные результаты выборов президента США и их семья покинет Белый дом. Конечно, Мишель не бросит свои проекты по здоровому питанию и образу жизни. Но главное сейчас для нее – дочери. Для них с Бараком дети всегда были центром вселенной, хоть и воспитывались в строгости. К примеру, девочки по просьбе родителей не пользовались соцсетями. А когда как­то завели речь о тату, Барак категорично заявил: «Если вы сделаете татуировки, мы с мамой набьем себе точно такие же и на тех же самых местах, а затем выложим все на YouTube». И все, больше разговоров на эту тему не возникало.

Младшей сейчас пятнадцать, а в этом возрасте подростки нуждаются в особом внимании родителей (Мишель это прекрасно знает по себе). Саша занимается чечеткой, гимнастикой и учится в частной школе Sidwell Friends. Этим летом она устроилась в рыбный ресторан «Нэнси» на острове Мартас­Винъярд, где их семья обожает отдыхать. Так вот, Саша работает кассиром, убирает зал и выдает еду. И так с 7:30 до 11:30 каждый день (по закону она пока не имеет права работать в полную смену). Разумеется, во избежание эксцессов за ней присматривают агенты. Но они не стоят у девочки над душой, а сидят в бронированном авто.

WASHINGTON, DC - APRIL 05: U.S. President Barack Obama, First Lady Michelle Obama, and daughters Malia (L) and Sasha (R) pose for a family portrait with their pets Bo and Sunny in the Rose Garden of the White House on Easter Sunday, April 5, 2015 in Washington, DC. (Photo by Pete Souza/The White House via Getty Images)

Старшая, Малия, занимается американским футболом, танцами и ходит в театральный кружок. В этом году она окончила ту же школу, что и Саша, и отметила восемнадцатилетие. По счастливой случайности – а может, это знак свыше – она родилась в День независимости США. Поэтому Барак, выступив с речью по случаю 240‑й годовщины страны, поздравил и свою дочь и прямо со сцены спел для нее Happy Birthday. Малия потом призналась, что папа ее ужасно смутил. А вот Мишель даже гордится тем, что муж не стесняется прилюдно выражать любовь к жене и детям.

Перед началом учебы в Гарварде Малия решила устроить себе год отдыха. И летом на музыкальном фестивале в Чикаго покурила марихуану. Кто­то из «друзей» заснял это на видео и, видимо, за приличные деньги выложил в Сеть. Увидев этот ролик, Барак вышел из себя. Да, он и сам когда-­то грешил травкой, но сколько раз говорил, что, кроме вреда для здоровья, наркотики ничего не приносят. Выходит, дочь его не услышала. Что ж, придется им с Мишель уделять детям еще больше внимания. А политика пусть подождет.


Впервые опубликовано в журнале «Караван историй» №11 (ноябрь 2016)

Смотрите также:

Не хуже Белого дома. Интерьер нового особняка семейства Обамы

Дочь Обамы увлеклась голливудским красавцем на балу в Белом доме

Встреча в верхах: стильный и очаровательный принц Джордж принимает Барака Обаму