4 мая отмечает День рождение секс-бомба украинского шоу-бизнеса Настя Каменских!

«Караван историй» присоединяется к поздравлениям и публикует в полном объеме откровенное интервью именинницы о ее детстве, ранней карьере, проблемах с лишним весом, отношениях с Потапом и планах о свадьбе.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram  и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»


Мне совершенно незнакомо чувство зависти. Cчитаю, если у тебя есть две руки, две ноги, ты можешь что-то сделать сам, то зачем кому-то завидовать?

Реклама

Я любимый, желанный и долгожданный ребенок. Когда появилась на свет, мои родители были уже зрелыми людьми: папе исполнилось 48 лет, а маме – 31. И потому, что меня очень любили родные, я тоже умею любить. И своего мужчину окружаю такой нежностью и заботой, что мне кажется, он просто купается в ней. Я считаю, дарить любовь – это искусство и обладают им только те люди, которых по­-настоящему любили в детстве.

Настя Каменских

При этом росла я очень избалованным ребенком. Но избалована – вниманием, любовью родителей, их щедрыми подарками. Был период, когда наша семья жила довольно обеспеченно: папа и мама часто выезжали за рубеж и привозили мне вещи, о которых моим сверстникам в те времена можно было только мечтать. У меня первой в классе появилась розовая Барби! На Новый год мне, пятилетней, родители подарили не один подарок, а целый мешок – там было штук двадцать игрушек, вещей, вкусностей!

Настя детские фото
В 1994 году Настя принимала участие в конкурсе «Фант-лото «Надія»», который транслировался по УТ-1. Это был ее первый певческий конкурс и первое концертное платье

Несмотря на то что родители меня баловали и ни в чем мне не отказывали, мой характер при этом не испортился: я не стала заносчивой, капризной, самовлюбленной. Наоборот, получила столько безмерной любви, что дарила ее всем окружающим. Когда я маленькой ездила по программе обмена семьями для детей в Италию, меня там тоже одаривали подарками. Вернувшись в Киев, я раздавала их друзьям и одноклассникам, потому что знала: ни у кого из них таких вещей не может быть.

А как познакомились ваши родители?

Они вместе работали в Национальном заслуженном академическом украинском народном хоре Украины имени Григория Веревки. Он и сейчас популярный, а в те времена просто гремел! Легендарный хор выступал с гастролями по всему миру – во времена Советского Союза работать в нем было престижно, и попадали в его состав только настоящие профессионалы. Кстати, недавно дуэт «Потап и Настя» выступал в Торонто, в том самом зале – Доме музыки, – в котором когда­то пела моя мама с хором Веревки. Узнав об этом, она уточнила: «Это тот самый зал с особенными стульями?» А ведь мама побывала там еще в те далекие времена.

Папа был концертным директором хора Веревки. У него в подчинении было 150 человек хора и такое же количество артистов балета Национального заслуженного академического ансамбля танца Украины имени Павла Вирского – они вместе с хором Веревки ездили на гастроли. Папа в любой ситуации оставался настолько порядочным и честным человеком, что его не только не боялись, но и относились к нему очень хорошо и даже любили. Особенно девушки, ведь папа был очень привлекательным мужчиной.

Мама рассказывала, что поначалу не принимала всерьез его внимание. Вспоминала: «На меня постоянно какой­то мужчина из­за кулис смотрит! Сколько можно!»

Мама и сейчас красивая женщина, а тогда выглядела как королева: роскошные рыжие кудри, зеленые глаза, тонкая талия, пышная грудь.

Я ей сейчас говорю: «Лидочка (маму называю по имени – мы с ней как сестры), почему ты не стала суперзвездой в то время? У тебя были все данные для этого!»

Однажды мама ответила на ухаживания папы, и у них завязался роман. Правда, им приходилось скрывать свои отношения, потому что на то время папу связывали узы брака. В действительности их семья существовала уже только на бумаге: чувств друг к другу они не испытывали, детей не было. По сути, они были чужими людьми. Но в советское время развод – тем более человека на такой ответственной должности, как папа, – не приветствовался. Он вынужден был делать вид, что все еще официально женат. Ведь получалось, что он должен следить за моральным обликом артистов, а сам завел роман с одной из солисток. Ситуация складывалась сложная…

1990 г., Москва. Прогулка с мамой по Арбат
1990 г., Москва. Прогулка с мамой по Арбат

Три года мои родители тайно встречались. Хотя все в коллективе прекрасно знали о том, что у них любовь. Нина Матвиенко тогда тоже работала в хоре Веревки и сейчас, встречая меня за кулисами, часто вспоминает, как родители скрывались ото всех, думая, что никто не догадывается об их секрете.

«Но мы все видели и знали, – рассказывала мне Нина Митрофановна, – и очень переживали за них. Потому что скрыть отношения им было практически невозможно, они просто светились от счастья и любви… А тебя я помню еще в животе у мамы, а сегодня ты вон в какую красавицу выросла!»

Когда мама узнала, что беременна, скрывать их с папой роман уже не было смысла. К тому времени папа официально развелся со своей женой. А мама ушла в декрет. Родители поженились, когда мне исполнилось три года. На их свадьбе я была почетной гостьей. Мама надела под венец золотое платье, а торжество прошло в гостинице «Лыбидь» – в центре Киева.

Мои родители прожили длинную и счастливую жизнь. Они всегда любили друг друга и пронесли это чувство до сегодняшнего дня. Сейчас, если честно, я чувствую себя третьей лишней, когда прихожу к ним в гости. У родителей настолько крепкая связь, что они не могут долго находиться друг без друга.

Иногда я прошу маму отправиться со мной на шопинг – она у меня современная и веселая барышня! Мне с ней очень интересно, у нас нет запретных тем – я могу говорить с мамой обо всем без исключения. Так вот, когда мы с ней, гуляя по магазинам, теряем счет времени, звонит папа и требует: «Верни мне мою жену!» «Да я забрала­то ее всего на полдня», – отвечаю. Но это значит, что маме пора домой.

РОДИТЕЛИ ПОЖЕНИЛИСЬ, КОГДА МНЕ ИСПОЛНИЛОСЬ ТРИ ГОДА. НА ИХ СВАДЬБЕ Я БЫЛА ПОЧЕТНОЙ ГОСТЬЕЙ

Если честно, я сейчас очень страдаю из­-за того, что появилась у родителей, когда они были зрелыми людьми… Моему папе уже 76 лет. Даже если я в ближайшее время стану мамой, то он моего ребеночка взрослым уже, к сожалению, не увидит. Я очень расстраиваюсь по этому поводу… Ведь сама не застала живыми бабушек и дедушек по папиной линии. Я их видела только на фотографиях. Мы часто говорим об этом с папой…

А когда вы впервые почувствовали себя артисткой?

С рождения! Сколько себя помню, всегда знала, что буду звездой. Родители воспитывали меня такой. Нет, у меня не было представления: ты – принцесса, а все остальные – ничтожества. Папа и мама делали все, чтобы я выросла сильной, самостоятельной, по­хорошему амбициозной, учили добиваться своего, не сдаваться, не отчаиваться и всегда идти вперед.

Уже в детском саду, а потом и в школе ко мне относились как к звезде. Семья у меня музыкальная, и мама всегда хотела вырастить из меня артистку, ведь она в свое время не реализовалась как сольная певица и хотела, чтобы я воплотила ее мечту.

Настя Каменских детские фото
Выступление в школе, 2006 г.

Ноты я знала с трех лет, а пела, по-­моему, с пеленок. Кстати, меня всегда называл по фамилии – Каменских. В нашем классе были отличники, были троечники, были разгильдяи, но ни к одной из этих «компаний» я не принадлежала – держалась сама по себе. Но при этом дружила со всеми.

А как вы оказались за границей в пятилетнем возрасте?

В пять с половиной, если быть точной. Родители решили отправить меня во французскую семью (после Чернобыльской трагедии многие украинские дети жили в семьях за границей). Представляете, какой у мамы сильный характер, раз она не побоялась послать такого маленького ребенка одного в чужую страну? Когда я сейчас смотрю на пятилетних детей, то не понимаю, как можно было меня оставить одну вдалеке от дома. Я бы никогда своего ребенка в таком возрасте не отпустила. Но мои родители были другого мнения.

Правда, сейчас я им благодарна: они хотели, чтобы я выросла всесторонне развитым человеком, знала языки и была открыта миру. Так и вышло. Хотя после первой поездки во Францию я им твердо заявила, что больше не вернусь туда ни за что! Я поселилась недалеко от Парижа – в обычной французской семье, в которой росли трое мальчиков. Как же они надо мной издевались – дразнили, задирали! Я рыдала каждый день! Мне там совершенно не понравилось: у французов абсолютно отличный от нашего менталитет, и я никак не могла приспособиться к их жизни, нравам, еде, тем более в пятилетнем возрасте.