Датский актер Николай Костер-Вальдау сыграл Джейме Ланнистера — командора королевской гвардии влюбленного в свою сестру — в «Игре престолов» и не перестает являться нам в неприличных снах.


Cерсея, недавно коронованная правительница Семи Королевств, восседала на железном троне. Ее брови были грозно сдвинуты, глаза метали молнии. Новости из Винтерфелла разозлили королеву. Серсея поняла, что даже бывшие союзники готовы к войне за трон и рассчитывать ей теперь уже не на кого: слишком хорошо главы других Домов помнят ее коварство и жестокость.

Ее трое детей мертвы: старшего, недолго сидевшего на троне, отравили, дочь Мирцелла также погибла от яда, младший сын совершил самоубийство. Другая женщина на ее месте, возможно, сдалась бы, ушла в монастырь, но только не Серсея, всю жизнь лелеявшая мечту о безграничной власти. И вот теперь ей не на кого положиться, кроме Джейме, полководца королевской гвардии и ее брата-близнеца, который одновременно является и отцом ее троих детей.

С Линой Хиди, исполнительницей роли Серсеи Ланнистер, в сериале «Игра престолов», пятый сезон, 2015 г.

Они вместе оплакали своих отпрыс­ков, рожденных от кровосмесительной, противозаконной тайной связи. Они всегда были вместе, с самого детства. Их связь позволяла им противостоять бессердечному отцу и средневековой жестокости окружающего мира. Впрочем, сами они не задумываясь приносили жертвы, чтобы свою связь скрыть.

В последние годы Джейме стал как-то мягче. Он всегда придавал большое значение таким смехотворным, с точки зрения Серсеи, вещам, как честь и слово дворянина. Однако теперь ее брат открыл свое сердце жалости, словно потеря правой руки, отрубленной врагами в плену, лишила его и прежнего бессердечия.

Обстановка в тронном зале накалялась. Советники и министры королевы спорили о том, как вести войну, если враги нападают со всех сторон. Серсея испытующе смотрела на Джейме, стоявшего в стороне, возле колонны. Старший из Ланнистеров ответил ей спокойным взглядом, в котором не было прежнего пыла, но зато – королева вдруг осознала это – светилась поистине родственная, братская любовь и преданность, которую, возможно, стоило бы ценить сильнее, чем страсть. Джейме Ланнистер был единственным человеком в Семи Королевствах, да и на всей планете, кто испытывал к Серсее теплые чувства. Да, она могла на него положиться. Во всяком случае, именно об этом говорил его взгляд.

2013 год

Вдруг боковая дверь в тронный зал распахнулась – и… туда, озираясь, вошли две американские туристки в футболках со звездно-полосатыми флагами. Одна из них бросилась к Джейме.

– Слушайте, вы что, правда тот самый парень из шоу? Николай Костер?

Он вежливо кивнул. Да, тот самый.

– Вот и я говорю своей подружке, а она не верит!
Вторая туристка молча сличала его лицо с экраном телефона.

– Да ну, бред какой, это вообще не он! Николай Костер-Вальдау выше, и у него датский акцент, а этот говорит с британским! Если вы действительно он, тогда скажите, когда премьера седьмого сезона? И почему ее перенесли с весны на лето?
Николай силился вспомнить дату, но цифры ускользали из памяти.

– Не он, не он! – негодующе зашелестела толпа в зале.

А за высокими окнами уже слышался свист крыльев – это дворец атаковали драконы.
«Он – не он… Ну какая разница, воевать-то больше некому», – подумал Джейме-Николай, на бегу выхватывая меч… и проснулся.

Еще некоторое время актер лежал неподвижно в постели, не открывая глаз. Сегодня был последний день, когда можно поваляться утром, а завтра рейс в Штаты, начинается предпремьерный тур фильма «Выстрел в пустоту»: фотоколлы, интервью, пресс-конференции… И все это параллельно с рекламной кампанией седьмого сезона «Игры престолов». Будет жестко. А пока он лежал и лениво размышлял о том, каким образом реальные американские туристки, с которыми он столкнулся в отеле в Дубае, объявились во сне по мотивам последней серии шестого сезона нашумевшего сериала. Хотя похожие вещи случались и в реальности. Однажды на съемочной площадке в Белфасте целая группа норвежских фанатов с фотоаппаратами и блокнотами для автографов вылезла откуда-то из-за песчаных дюн.

К счастью, в Северной Европе люди в целом сдержанны в проявлении своих чувств и строго блюдут неприкосновенность частной жизни. В датском городке Конгенс-Люнгбю никто к Николаю в окна не лез и даже под ними не топтался. Хотя случались неожиданности: например, однажды они с женой пришли, как всегда, в спортзал на утренние занятия с тренером, только начали разминаться, и тут все посетительницы одновременно оторвались от своих тренажеров и принялись танцевать, а к недоуменно улыбающемуся Николаю подбежала хорошенькая журналистка с микрофоном. Оказалось, это копенгагенское телевидение приехало снимать программу о розыгрышах звезд. Кстати, в финале танцовщицы разделись до футболок с его портретами. И Нукака – золотой человек! – только хихикала вместе с ним.

А вот, кстати, и жена – скрипнула дверь, прошелестели шаги, прогнулся матрас на ее половине кровати.

– Нико, ты отвезешь девочек на танцы?

Подобный вопрос, наверное, испортил не одно семейное субботнее утро, но тут важны интонации и обстоятельства беседы. Нукака прошептала свое утреннее заклинание, прижавшись грудью к обнаженной спине мужа и касаясь губами его уха. Они спали вместе уже больше двадцати лет, и за это время не так уж много ночей провели порознь. Однако сорокашестилетняя Саша-Нукака оставалась для мужа чертовски соблазнительной. Не иначе, как в детстве ее посвятили в какой-нибудь шаманский эскимосский секрет.

С женой, 2016 г.

Николай сладко потянулся, вздохнул и повернулся, чтобы обнять Нукаку.

– А вот Кристина ни за что бы не стала будить меня в такую рань, да еще заставлять садиться за руль… – сонно пробормотал он ей куда-то в ключицу.

– Какая еще Кристина? – Нукака нахмурила брови, но губы дрогнули в подозрительной улыбке.

– Кристина Хендрикс! Ты что, не смотрела «Безумцев»? Ты помнишь секретаршу? Роскошные рыжие волосы и грудь пятого размера. А какая задница!.. Эй, эй, Нука, ты что делаешь? – прохрипел он, смеясь и отбиваясь.

– Как же я люблю тебя, мерзавец… Я так тебя люблю, что убить готова! Удушу, а никому не отдам! – Нукака разжала пальцы на его шее.  – Так при чем тут мисс Хендрикс, Нико?

– Брайан Де Пальма утвердил меня на роль. Кристина будет играть любовницу моего убитого напарника. Рабочее название – «Домино».

– Это здорово, Нико! Хотя это означает, что ты опять уедешь… Не люблю, когда ты ездишь сниматься в Штаты. «Игру престолов», по крайней мере, иногда снимают в Европе, и мы можем прилетать к тебе…

– Вы в любом случае можете ко мне прилетать, дорогая. Филиппе будет интересно познакомиться с мистером Де Пальма. Она же у нас будущая звезда!

На премьере шестого сезона «Игры престолов» / Фото — Getty images

На самом деле Николай очень спокойно относится к актерским амбициям старшей дочки. Собственно, она успела сняться только в одной картине – короткометражке «Девочка и собаки», которую, правда, показали на фестивале в Каннах в 2014 году. К тому же обе его дочери, Филиппа и Сафина, усердно и с удовольствием занимаются танцами. Обеих периодически фотографируют папарацци, но папа натренировал девочек относиться к этому как к неизбежной рутине. Он часто напоминает дочерям (и себе) забавную датскую пословицу, которую можно перевести как «выше головы не прыгнешь». Североевропейцы гораздо больше склонны к самоиронии, чем любые другие народы.

Он любит вспоминать, как в 99-м прилетел в Голливуд на кастинг «Вертикального предела», экшена об альпинистах. Его пригласили попробоваться на главную роль. В аэропорту Николая встретили на шикарной тачке, привезли в студию, дали подписать контракт с огромной, по его тогдашним меркой, суммой. Сделали стрижку, которая полагалась главному герою. Выйдя из студии, счастливый и полностью уверенный в успехе датчанин прошелся по бутикам Беверли-Хиллз и накупил одежды на две тысячи долларов из собственного кармана – в ожидании грядущих гонораров. Каково же было его разочарование, когда на роль утвердили Криса О’Доннелла, а контракт оказался всего лишь предварительным документом, рутинной процедурой, просто на радостях актер не уловил нюансов.

Эту историю он рассказал и дочерям.

– И что ты сделал, папа? – спросила Сафина, у которой даже нижняя губа задрожала от сочувствия, а вот Филиппа смотрела иронически.

– Проглотил гордость и сдал все купленные шмотки обратно в магазин, – ухмыльнулся Николай. – И с тех пор всегда помню об этом, когда чувствую, что вот-вот накроет приступ самолюбования.

С дочерью Сафиной, 2017 г.

…После завтрака Николай усадил Филиппу и Сафину в машину, чтобы отвезти их в Копенгаген – на занятия в танцевальную школу. Конгенс-Люнгбю фактически относится к «большому Копенгагену», но там живет всего десять тысяч человек. Красивая старинная церковь и огромный шопинг-центр – вот и все, чем знаменит Люнгбю, не считая, конечно, теперь и его собственного дома постройки XIX века, который вышло удачно обновить и реконструировать благодаря гонорарам за «Игру престолов». На время ремонта семья, включая двух собак, перебралась в трейлер, а Николай освоил навыки сантехника. Теперь бы уже, наверное, не стал: его время стоит слишком дорого, чтобы тратить его на прокладку труб. Поначалу за серию ему платили около 200 тысяч, но постепенно цена вопроса росла, и к весне 2017 года все ведущие актеры получили договор, в котором черным по белому значилось – 2,6 млн за серию.

– Расскажи еще что-нибудь про детство, папа, – попросила Сафина, скучавшая на заднем сиденье.

– Хочешь послушать о конфирмации?

– Конечно, а ты разве проходил конфирмацию?

– Наша семья была не слишком религиозной. Мы жили в маленьком городке под названием Тибьерг с населением сорок человек, в самом большом доме в этом городишке – коттедже на три семьи. Там была церковь и школа, куда приезжали также дети из окрестных городков. Мама работала в школе библиотекарем. Папа тоже периодически работал, но в основном пил. Вы не зас­тали дедушку, он умер еще до рождения Филиппы, а еще задолго до этого мои родители развелись.

– Твой отец пил? Какой ужас, – нахмурилась Филиппа. – Ты, наверное, его ненавидел?

– Да, милая, пил. Иногда я его ненавидел, но чаще жалел и тосковал по нему. Иногда выпадали счастливые вечера, когда он был трезвым и мог поиграть со мной в шахматы или посмотреть футбол. Но в основном о нас со старшими сестрами заботилась мама, и она же тянула нас на свою скромную зарплату практически в одиночку. Я же был нормальным пацаном, мечтал о новых кроссовках, о футбольных бутсах, которые улучшат мои результаты, о специальных перчатках, которые сделают меня чемпионом школы по спортивной стрельбе… Я был, как сейчас понимаю, ужасно эгоистичным и избалованным – просто объявлял маме, что мне нужно то-то и то-то. И она в большинстве случаев покупала со временем то, что я хотел. Да, она ни разу не сказала, что любит меня. Мама всегда была сдержанной. Но то, как она отказывала себе во всем, чтобы сделать меня счастливым, лучше всяких слов свидетельствовало о любви.

2013 г

Так вот, когда мне было тринадцать, я объявил, что хочу пройти конфирмацию. Дело в том, что конфирмация – это, во‑первых, явный и непреложный признак взрослости, а мне же хотелось быть взрослым… А во‑вторых, в те времена полагалось обязательно устроить в честь конфирмации вечеринку и подарить подарки. Я всего этого хотел. Мама согласилась. И действительно закатила роскошную, по нашим меркам, вечеринку. А уж подарок… Я о таком и не мечтал. Это была стереосистема «Санио».

Вы, девчонки, просто не в состоянии оценить, как это было круто – мини-стереосистема с отдельными колонками. Я был невероятно счастлив. В своей комнате, увешанной плакатами группы «Дюран-Дюран» и Дэвида Боуи, я гордо водрузил систему на полку и даже смастерил цветомузыкальную установку из нескольких разноцветных лампочек. Теперь я мог приглашать к себе девчонок и целоваться с ними…

Филиппа иронически фырк­нула, а Сафина слушала как завороженная.

– И что случилось потом?

– Однажды, месяца через два, к нам постучались мужчины в униформе, один из них был местный коп. Я впустил их в дом. Оказалось, что мама купила мой подарок в рассрочку и не может выплачивать взносы. Тот второй был рабочим из магазина электроники, он пришел забрать стереосистему. Поднялся наверх, все упаковал, и нежданные гости ушли. Я вернулся в комнату, был шокирован, оглушен: только что тут стояла моя шикарная стереосистема! За что мне такое издевательство? Ведь это несправедливо!

И тут вдруг меня поразила еще более шокирующая мысль. Я понял, что маме-то будет несравнимо хуже. Ей будет еще и стыдно передо мной за неспособность расплатиться за подарок. Я вспомнил все, что она покупала мне раньше. Наверное, это и был тот момент, когда я вдруг повзрослел. Я достал свой старый магнитофон, поставил его на место новенькой стереосистемы и сказал себе, что проживу и так.

На премьере «Выстрела в пустоту» в июле 2017 года / Фото — Getty Images

А мама, между прочим, до сих пор бережет каждую копейку, хотя и очень щедра к тем, кого любит… Вспомните, девочки, когда прошлым летом мы ездили в Испанию всей семьей, то в первый же день я отправился в ближайший супермаркет за продуктами и накупил так много еды, что весь огромный стол, за которым как раз рассаживались все наши гости, двадцать четыре человека, оказался заставлен пакетами. Мы болтали с вашей мамой, в кухне было полно народу, но я заметил, что моей мамы нет – и нашел ее в патио, куда она вышла, чтобы «подышать». Оказалось, ей стало дурно при мысли, как много я потратил на еду. Она повторяла: «Зачем нам столько?» Мне стоило немалых трудов объяснить ей, что еда для такой толпы людей на всю неделю именно так и выглядит.

– Бедная бабушка, наверное, у нее была очень тяжелая жизнь, – сказала Сафина.

– Кстати, папа, мне нужны новые пуанты, – перебила сестру Филиппа с заднего сиденья, не отрываясь от айфона, как будто только и ждала конца отцовской истории.
Она, как и все тинейджеры, немного колючая, но иголки мягкие, как свежеотросшая весенняя хвоя на елках возле семейного особняка. Сафина же пока что сама благожелательность и нежность.

Николай обожает своих девочек. Их появление на свет полностью перевернуло его жизнь. Оказалось, это огромное потрясение: вдруг понимаешь, что мир больше не вращается вокруг тебя. И если раньше самым страшным представлялась собственная смерть и смертность, то теперь – смерть твоего ребенка.

Пару лет назад он с успехом снялся в драме оскароносного режиссера Сюзанны Бир «Второй шанс», где сыграл копа, который после смерти собственного младенца совершает преступление – похищает малыша из семьи наркоманов, куда раньше выезжал по вызову. Пока хозяева убогой квартиры спят, полицейский подменяет чужого ребенка мертвым тельцем своего сына. Не только ради себя и жены, которая сходит с ума от горя, но и ради счастья малыша и ради справедливости, ведь наркоманы, как ему кажется, не в состоянии ухаживать за ребенком должным образом, не кормят и не переодевают его вовремя.

Николай играл этого полицейского с огромным сочувствием и интересом: он прекрасно понимал чувства отца, его трясло от ужаса при мысли о том, что переживает человек, потерявший свое дитя. Перед съемками он встречался с настоящим копом, работающим с уличными бандами, – хотел понять, как устроен мозг человека, который ежедневно сталкивается с преступниками, как отключиться от всех ужасов этой работы, приходя вечером домой.

«Второй шанс» был одним из фильмов, которые с удовольствием посмотрела Нукака. «Игру престолов» она игнорировала принципиально, мягко поясняя, что это «не ее» кино.

В картине «Второй шанс», 2014 г.

– Я понимаю, я и сам, если бы не снимался в сериале, вряд ли стал бы его смотреть, – отвечал Николай, и в общем-то это была не шутка.
Сейчас его по понятным причинам интересовали более камерные, авторские проекты, где выражение лица и интонации голоса важнее и эффективнее многомиллионных декораций и спецэффектов.

С другой стороны, в каком-то смысле «Игру престолов» по атмосфере и накалу страстей можно сравнить с гангстерским боевиком – из тех, что он обожал в детстве. Например, «Однажды в Америке». Мальчишка из крошечного датского городка с упоением пересматривал эпическую драму Серджо Леоне и представлял себя на месте этих крутых парней: Роберта Де Ниро, Джеймса Вудса и Джо Пеши, которые грабили банки и склады, убивали врагов и соблазняли самых красивых девчонок. Это был момент, когда Николай понял, как сильно воздействует на людей хорошо рассказанная история. Он мечтал быть причастным к рассказыванию историй с экрана, но никому в своих желаниях не признавался, потому что верил: если разболтать – не сбудется.

Он начал актерскую карьеру довольно рано, после обучения в Национальной театральной школе, где, кстати, был самым молодым студентом. На курсе Николай выделялся, прежде всего, ростом, спортивной фигурой (всю юность занимался футболом и легкой атлетикой) и внешностью юного викинга. На сцену он впервые вышел в роли Лаэрта в «Гамлете», а в кино сразу дебютировал в главной роли. В малобюджетном датском триллере «Ночной сторож» Николай сыграл студента, подрабатывающего охранником в морге. На юношу падает подозрение в убийствах, совершаемых серийным маньяком. Фильм получил неожиданно большую кассу в кинотеатрах и имел серьезный успех у критиков, так что молодой актер сразу оказался в центре внимания. Его заметили, начали приглашать в датское кино, он довольно много играл на сцене.

Кадр из фильма «Залечь на дно в Гвинфиде», 2007 г.

Внезапный успех у публики вскружил голову, но ненадолго. Николаю хватило здравомыслия сказать себе, что актер обязан славой фильмам, проектам, то есть командной работе, а не своим талантам. Начал сниматься в большом кино – британском и американском, в ролях второго плана, зато рядом с крутыми актерами: «Уимблдон», «Энигма», «Падение “Черного ястреба”»…

Для «Черного ястреба» он записывал деморолик на чердаке собственного дома. Попросил друга снять его на камеру, отправил запись через океан, и это сработало. Получив роль, он сообщил директору Королевского театра Дании, где тогда служил, что уезжает на съемки и увольняется из штата. Директор уговаривал его остаться, поскольку лучше быть звездой на местном небосклоне, чем официантом в закусочной в Беверли-Хиллз.

– Это был лучший совет в моей жизни – в том смысле, что я ему не последовал, – как-то раз признался журналистам Николай. – Все-таки иногда полезнее слушать внутренний голос.

Он вообще считает советы бессмысленной дешевкой: учиться нужно только на своих ошибках.

Роль Джейме Ланнистера в сериале «Игра престолов» стала, конечно, самым правильным поступком и самой большой удачей Костера-Вальдау. Персонаж ему достался интересный, яркий, претерпевающий серьезные личностные изменения – от циничного убийцы, самодовольного и нарциссичного, до страдающего одиночки, способного сопереживать окружающим. И уж точно он чуть ли не единственный в мире Семи Королевств, полном интриг, кто знает, что такое честь, и держит слово. Правда, большинство зрителей все равно ассоциируют Джейме с ужасной сценой в первой серии, когда двенадцатилетний мальчик из рода Старков, ловкий и любопытный, влезает на башню и видит через окно, как Джейме и Серсея Ланнистер занимаются сексом. Брат и сестра. Близнецы! Королева и офицер королевской гвардии! Заметив «шпиона», Джейме бросается к окну, хватает испуганного мальчишку за шиворот, разговаривает с ним как будто бы ласково, но затем, повернувшись к паникующей Серсее, произносит с легкой улыбкой: «Чего не сделаешь ради любви». И…

Постер к сериалу «Игра престолов», третий сезон, 2013 г.

«Смотрите, смотрите, это же тот самый человек, который выбросил ребенка из окна!» – заорали первоклассники, показывая пальцем на Николая, когда он пришел забрать Сафину из школы. Это было как раз после выхода первого сезона на экраны. Дети, конечно, его не смотрели, зато видел учитель, большой фанат «Игры престолов».

Впрочем, благодаря Джейме приходилось слышать и другие, гораздо более приятные вещи. Вот сейчас, высадив девочек у танцевальной школы, он зашел в бистро, чтобы выпить кофе и прочесть сценарий очередного боевика, присланный агентом как «перспективный». Он не стыдится ничего в своем профессиональном прошлом, даже дурацкие старые ситкомы с туалетными шутками можно рассматривать как нормальную работу – скажем, строителя. Ему платили деньги за то, что он клал кирпичи, он был независим, так чего же стыдиться? Но теперь, в свои почти сорок семь, Николай может позволить себе выбирать только очень хорошие сценарии.

В кафе на него никто не таращился, по опыту он знал, что в обычной одежде – например, серых джинсах, белой тенниске и джинсовой куртке, как сейчас, – его вообще не так уж часто узнавали. Лицо казалось знакомым, но окружающие скорее предполагали в нем какого-нибудь футболиста, чем актера. Однако вслед за ним в кафе вошли две девушки, которые явно его узнали, взяли по чашке капучино и заняли стратегическую позицию за спиной Николая. Из любопытства он прислушался к их разговору.

«Господи, он в два раза старше меня. И он чертовски привлекателен! Такой сладкий папочка, которого хочется… Ну, ты понимаешь…» – захихикала одна. «Не могу поверить, что ему скоро пятьдесят, – включилась другая. – Такой секси! Он идеальный пример мужчины, который с возрастом созревает, как вино».

2013 г

Девочки говорили громким шепотом, рассчитывая, похоже, на то, что он услышит и обернется. Николай ухмыльнулся в чашку, оставил на столике деньги и вышел из кафе с мыслью: «Джейме, возможно, воспользовался бы… Устроил бы миленькую вечеринку в бассейне. Хотя… Нет. Он все-таки однолюб. Предан своей ужасной Серсее. Хотя и ненавидит ее. Не повезло бедняге».

У Николая с женщинами все складывалось просто. До двадцати семи лет он пользовался всеми преимуществами, которые дают мужчине спортивная фигура, обаятельная улыбка, привычка естественно держаться на публике и то особенное умение ласково прикасаться к предметам, даже к яблоку или чашке кофе, которое женщины интуитивно определяют как свойство хорошего любовника. Впрочем, никаких особых загулов он себе не позволял – предпочитал случайным связям романы.

17 марта 1997 года он сидел в студии звукозаписи, куда приехал озвучивать радиоспектакль. Исполнительница главной женской роли опаздывала. Но Николай сразу простил ее, когда девушка вошла в комнату, – тонкая, высокая, красивое лицо с высокими скулами и миндалевидными глазами, волосы цвета воронова крыла.

Вскоре Николай заявил друзьям, что женится на Саше-Нукаке. Те не слишком поверили в успех предприятия – хотя бы потому, что Саша-Нукака Моцфельд не уступала Костеру-Вальдау в популярности и тоже не знала отбоя от поклонников. Певица, актриса и модель – дочь известного политика, впоследствии ставшего министром финансов в правительстве Гренландии. Кроме того, фото Саши-Нукаки обошло все обложки, когда она стала «Мисс Гренландия», просто решив побороться за главный приз – снегоход.

– Это была любовь с первого взгляда, – позже вспоминал Николай. – Для меня, по крайней мере. Она сопротивлялась, но я взял эту крепость осадой.

Их встреча оказалась, что называется, судьбоносной. Они снялись в грустном датском фильме о любви и наркомании «Заблудившийся» (Николай, естественно, сыграл наркозависимого, которого пыталась спасти хорошая девушка) и поженились через год после знакомства. Брюнетка Нукака – барышня романтическая, слегка склонная к меланхолии, блондин Николай – неутомимый шутник и человек очень здравомыслящий. Вместе они составили отличную пару.

Кроме всего прочего, их объединяют общие взгляды на политику и гражданский долг. Нукака, как и отец, активно участвует в акциях по поддержке и защите эскимосского населения Гренландии. «Материковые» датчане до сих пор не принимают эскимосов как своих, в обществе существует некоторое напряжение по этому поводу, как в США – между белыми и коренным населением страны. В датской истории тоже неприятных страниц немало.

В фильме «Боги Египта», 2016 г.

Нукака Костер-Вальдау снялась в фильме «Эксперимент» – о скандальном социальном опыте, который датское правительство провело в 50‑е годы, забрав из бедных эскимосских семей 22 ребенка, чтобы «сделать из них настоящих датчан» и затем отправить обратно – модернизировать свою родину. Детей привезли в Копенгаген, поместили в интернат или приемные семьи, а через год вернули обратно, но не домой, а в приют Красного Креста, «потому что они привыкли к условиям получше».

В результате дети, забывшие родной язык и утратившие самобытность, так и остались подвешены в воздухе. Они больше никогда не видели своих близких. Многие из них начали болеть еще в юности, многие спились или стали бомжами, до пятидесяти лет почти никто не дожил, и уж точно никто не превратился в «преуспевающего человека».

Эскимосские политики долгие годы требовали от датского правительства извинения за этот эксперимент, но лишь после выхода на экраны фильма с участием Нукаки премьер-министр Дании принес официальные извинения эскимосскому населению Гренландии.

Сам Костер-Вальдау в 2016 году стал послом доброй воли программы развития ООН. Его задача – привлекать внимание общественности к глобальным проблемам, начиная от бедности и голода и до изменений климата и дискриминации женщин. Звучит, конечно, напыщенно, но для самого Николая все это вполне понятные и реальные вещи. Глобальное потепление он может наглядно наблюдать, наведываясь в гости к родителям жены: гренландские ледники стремительно тают, опережая самые мрачные прогнозы.

С коллегой по фильму «Боги Египта» актрисой Элоди Юнг, 2016 год / Фото — Getty Images

О дискриминации женщин в Северной Европе говорить трудно, но именно поэтому его так шокируют ужасные вещи, происходящие в Африке. Вдвоем Николай и Нукака снялись для ролика благотворительной кампании OneSoul – простенькие браслеты, сделанные руками африканских матерей-одиночек, продаются в Европе, и деньги идут туда, где они действительно нужны. Пришлось демонстрировать торс и принимать красивые позы, но утешало то, что в этот раз к нему присоединилась Нукака – в расстегнутой рубашке и суперкоротких шортах.

«Я не представляю себе жизни без жены, но не считаю, что за долгие отношения должен полагаться приз, – как-то заявил журналистам Костер-Вальдау. – Иногда люди расстаются, и это нормально. Но, я надеюсь, мне не придется через это проходить».
Папарацци периодически объявляют, что у Костера-Вальдау новая пассия.

Фотографию со съемочной площадки романтической комедии «Другая женщина», где Николай нежничал на скамеечке с Камерон Диас, почему-то раскрутили в таблоидах как фото реального свидания. И не менее десятка «доброжелательниц» прислали Нукаке письма с предупреждениями об измене мужа. Нукака тогда очень смеялась. Николай в очередной раз порадовался тому, какую правильную женщину выбрал в жены.

Николай с Камерон Диас на съемочной площадке романтической комедии «Другая женщина»

Сам он шутит легко и на любые темы, иногда шокируя чопорных американцев своей североевропейской раскованностью. Все таблоиды мира обошла история, рассказанная Костером-Вальдау после очередной церемонии American Film Institute Award. «Но это и правда было забавно», – думал Николай без всякого чувства вины. На торжественном ланче все время наливали шампанское, и к концу обеда он уже был полон, как тонущий «Титаник». Едва ланч окончился, Николай рысцой метнулся в туалет. Все писсуары уже были оккупированы, но дверца одной из кабинок осталась открытой. Костер-Вальдау распахнул ее и… столкнулся с мужчиной, который был так занят своим делом, что забыл закрыть дверь.

– Подозреваю, что от моего толчка он слегка промахнулся… Гм, ну вы понимаете. В общем, сам виноват, идиот, двери надо закрывать. Но я сказал: «Извините». Он ответил: «Извините». И тут до меня дошло: это же Джордж Клуни!

В этом месте аудитория очередного ток-шоу обычно ржала до слез. Что чувствовал Джордж Клуни, Николай понятия не имел. Подумаешь, дело естественное.
Но, наверное, лучшей его шуткой, которая войдет в историю, была история с игрушечным гусем. Во время интервью накануне пятого сезона «Игры престолов» журналисты спросили, как будут развиваться события, учитывая, что сценарий уж очень отличается от очередного тома саги Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени».

«Мы понимаем, что вам запрещено разглашать подробности, но не могли бы вы хотя бы намекнуть?» И тогда Николай, подхватив с дивана игрушечного гуся, посадил его на колени и, глядя в камеру, торжественно произнес: «Для всех поклонников книги. Хочу дать вам один важный намек. Вот он. Подумайте об этом!»

Николай Костер-Вальдау и Питер Динклэйдж, исполнители ролей братьев Джейме и Тириона Ланнистеров в «Игре престолов», 2015 г.

Миллионы фанатов сериала всерьез «зависли», пытаясь разгадать сложную связь между игрушечным гусем и насыщенной интригами жизнью Семи Королевств. Многие потом писали на фанатских форумах: «Я знаю, я все понял!». «Наверное, если бы я взял в руки кирпич, это принесло бы еще больше фантазий и догадок», – сказал Николай во время популярного ночного ток-шоу. Эта маленькая выходка лишний раз подтвердила то, о чем он всегда помнил: славой актер обязан только проекту, в котором снимается.

Ожидая, пока у девочек закончится субботнее занятие танцами, Костер-Вальдау зашел в огромный шопинг-молл, чтобы купить пару джинсов и несколько футболок. Его вкусы в одежде оставались предельно простыми, что постоянно поражало стилистов глянцевых фотосессий. Николай не помнил даже названий датских брендов, одежду которых обычно носил. Миллионные гонорары и статус самого высокооплачиваемого актера телевидения не поколебали его здравомыслия, как и тот факт, что сериал регулярно получал «Эмми» и «Золотые глобусы» и попал в Книгу рекордов Гиннесса.
Купив пару белых футболок и серые джинсы, он без всяких задних мыслей обласкал взглядом тающую кассиршу и вернулся к машине, где уже ждали Филиппа и Сафина.

Впереди был день редкой свободы: никаких интервью, фотоколлов, благотворительных акций и официальных встреч. Можно просто пойти на тренировку, побегать со своими двумя собаками в лесу, а вечером, когда к девочкам придут друзья, они с Нукакой обязательно устроят свою любимую штуку – начнут танцевать в гостиной. Смущать тинейджеров – это их семейное хобби. Николай ценит каждый день, проведенный с семьей.

В машине Сафина рассказывала о том, как прошел урок, а Филиппа, как обычно, молчала. Но вдруг, оторвавшись от телефона, сообщила:

– Пап, я недавно в гостях посмотрела пару серий «Игры престолов». Как ты можешь играть этого убийцу?

– Тебе вообще не полагается смотреть!

– Не смеши, папа, там ограничение по возрасту – до двенадцати лет. Даже Сафине уже можно.

– Хорошо, но я все равно думаю, что это слишком жесткая история для тебя.

2013 г.

– Да ладно, пап, нам про «это» в школе рассказывали, в третьем классе, – хихикнула Филиппа. – Ты лучше скажи, как ты можешь играть этого мерзавца? Девочки млеют, говорят, что Джейме Ланнистер хороший, но как может хороший человек изнасиловать сестру у гроба их собственного сына… Не шипи, это я уж смотреть не стала.

– Я всегда испытываю к своим героям симпатию. Если ее нет, сыграть не получится, – сказал Николай, поглядывая на дочку в зеркало заднего вида. – С Джейме это просто. Он человек цельный, человек чести, целе­устремленный и храбрый.

– Это все хорошо, но он же совершает ужасные преступления, идет против всех человеческих законов. И вообще, что у тебя с ним общего? Он на тебя совсем не похож, ты вообще не такой, как он.

Николай помолчал, глядя на идеальное шоссе, стелющееся под колесами в мягком свете северного майского солнца. Поймет ли Филиппа? Вряд ли – сейчас, но когда-нибудь, наверное, поймет.

– На самом деле кое-что общее у нас с Джейме есть. Он человек дела, честно выполняет свой долг. Я тоже стараюсь. И он делает все, что делает, ради людей, которых по-настоящему любит. Ради своей семьи и своей женщины он готов на что угодно, – Николай опять помолчал. – К счастью, жизнь меня в подобные обстоятельства никогда не ставила. Но если бы поставила… – он пожал плечами.

Филиппа притихла, обдумывая сказанное.

– Ладно, убедил, посмотрю твой седьмой сезон. Это когда?

– В середине июля.

– О, вспомнила, о чем еще девочки говорили. Так что там с Джоном Сноу? Он жив или как?

Николай с удовольствием рассмеялся:

– С Джоном Сноу все будет хорошо.


Впервые опубликовано в журнале «Караван историй» №8, август 2017

Смотрите также:

Не карлик, а шкет: личная жизнь звезды «Игры престолов» Питера Динклэйджа

Звезды «Игры престолов» снялись в новых ярких образах

Самые стильные образы на премьере шестого сезона «Игры престолов»