Станислав, год назад вам присвоили звание народного артиста Украины. Для вас это важно?

Я к этому отношусь очень спокойно. Мои документы там, в наградном отделе, давно лежали. Безусловно, это польстило моему самолюбию – часа два я восторгался.

То, что я получил это звание, в первую очередь порадовало моих родителей. Ведь они думают, что государство таким образом отмечает способности или правильный выбор профессии. Но, честно говоря, я бы поддержал тех, кто выступал бы за отмену званий. Я считаю, что гонорар – истинный показатель уровня артиста, а не звание, которое можно заработать не обязательно собственным трудом и умением. Хотя труду и умению всегда есть своя цена.

Очень сложно оставаться мощной и цельной личностью там, где тебя выбирают

Реклама

У меня есть ощущение, что мое решение поступать в театральный вызвало недоумение у родителей, в нашей семье никто никогда даже близко не имел отношения не только к театру, но и к творческим профессиям. Отец работал на заводе, мама – сначала нянечкой в детском саду, а потом тоже перешла на завод.

Станиславу — 6 лет, 1966 г.

Помню, отец однажды пришел на репетицию моего спектакля еще в учебном театре. Мне показалось, что он обезумел от увиденного – он же понятия не имел, чем именно его сын занимается. И вот он наблюдал за тем, как три часа подряд мы повторяли одно и то же. Кажется, Борис Петрович Ставицкий, мой педагог, репетировал со мной какой­-то кусочек сцены из «Ричарда III». Это потом уже родители бывали на дипломных спектаклях в учебном театре. Видели меня и брата на профессиональной сцене. Очень хочется верить, что они гордятся своими детьми и счастливы, особенно сейчас, когда на меня посыпалась так называемая бытовая популярность и государство отметило меня и Николая «значками».

С отцом (слева), 1961 год

Но и я сам, идя в профессию, тогда не очень понимал, ни что делаю, ни зачем. Просто очень захотелось попасть в этот мир. Я же сам святошинский: эти характерные дворы, вино, карты… А в театральном институте я увидел совершенно другие лица, других людей. Они мне так понравились, они были какие-­то все одухотворенные. И мне захотелось к ним – вырваться из того мира, в котором был я. И я прошел подготовительные курсы, чтобы понять, в какую сферу иду.

Начал заниматься собой, затем играл в театре пантомимы у Сергея Смешко в ДК на заводе «Красный экскаватор». Потом поступал – и не прошел с первого раза. Пришел на следующий год. И Борис Петрович сжалился надо мной, я так думаю. Мне кажется, что я нынешний себя тогдашнего не взял бы учиться. Не думаю, что показал там что­то эдакое.

Станислав (крайний справа) во время учебы

Теперь же, пройдя такой непростой путь в профессии, могу сказать: знай я, девятнадцатилетний, то, что знаю сейчас, трижды бы подумал, идти ли в эту профессию. Если бы с нынешним багажом знаний – не в плане науки, а знания жизни – я бы перенесся вдруг в 1980 год, не думаю, что рискнул бы пойти на актерский факультет снова.

И причина здесь проста: в этой профессии ты должен быть первым. Или не быть вообще. Очень сложно оставаться мощной и цельной личностью там, где тебя выбирают. Это действительно стопроцентно зависимая профессия, и зависима она от отсутствия выбора. У нас, разумеется, есть право отказаться от предложения – но только вне театра. Там отказаться невозможно, потому что это служба и ты должен работать, репетировать, играть спектакли.

35-летний Станислав Боклан, 1995 год

Но при этом, при всей зависимости в профессии, я ощущаю себя внутренне свободным человеком. Вопрос, хотят ли другие, чтобы я так себя чувствовал. Наверное, на острове, с большим количеством денег в кармане, я был бы гораздо свободнее. Потому скажу так: я чувствую себя свободным в пределах разумного. У меня есть свобода некоего выбора, есть возможность договариваться с людьми – я стараюсь себя окружать теми, с кем можно говорить и кто поймет. Если же не понимают, пытаюсь по возможности уходить от конфликтов. Хотя человек я непростой.

Сейчас я чувствую себя счастливым в профессии, но обретение этого состояния стало возможным благодаря очень большому количеству людей. Все, кто встретился на моем пути, помогли мне догрести до того берега, на котором я сейчас нахожусь. Без их интереса ко мне и без их помощи было бы сложно.

2012 год

Кому вы больше всего благодарны в жизни? И есть ли люди, которых вы могли бы назвать своими учителями?

Я признателен моим родителям за то, что появился на свет. Что в тот миг Боженька так управил, что они были вместе. А ведь могли пойти в кино… На самом деле если составить список, то он был бы очень большим. Безусловно, я очень благодарен актеру и режиссеру-­постановщику Донецкого академического областного драматического театра в Мариуполе Станиславу Михайловичу Непряхину, который сейчас человек в возрасте и уже оставил службу в театре. Кроме того, вынужден был уехать из своего родного города…