Злате Огневич — 32 года: «О детях я пока вообще не думаю»

В общежитии трудно пришлось? Такая домашняя девочка, мамина и папина принцесса…

К тому моменту родители перестали трястись надо мной, как над китайской вазой. Мама приучала меня к самостоятельности, так что я умела готовить простые блюда – салаты, борщ, драники. Бывали дни, когда мы с девочками сидели на одной картошке, случалось, и картошка заканчивалась. Мы были так счастливы, обнаружив в углу кухонного шкафчика брикет горохового супа! До сих пор помню, каким он показался вкусным.

Бывали дни, когда мы с девочками сидели на одной картошкЕ… Мы скидывались, чтобы купить баллончик лака для волос

Мы скидывались, чтобы купить баллончик лака для волос, обменивались вещами, которые, кстати, некуда было класть из-за тесноты. Иногда по ночам с потолка падали тараканы – ужасное ощущение. Но человек ко всему привыкает, и я была счастлива своей молодостью, музыкой, любовью. Да, тогда у меня случилась первая любовь с очень классным и добрым парнем, студентом отделения духовых инструментов. Мы долго встречались, познакомили друг друга с родителями, но потом не сложилось, я поняла, что это не мой человек и не мой путь.

Реклама

104_Karavanmaxi_02-1_optВ училище я начала подрабатывать, как и все студенты: пела в клубах под минусовку, раздавала листовки, работала промоутером в супермаркетах («Купи две бутылки сока – и получишь календарик!»). Однажды мне не заплатили за акцию, а я накануне потратила все деньги, даже на метро не осталось, в кармане лежал только проездной на трамвай. Пришлось ночью идти пешком до остановки –по морозу и сугробам. С тех пор никогда не трачу бездумно все, что есть, потому как события могут повернуться по-разному.

Еще до окончания училища я устроилась в ансамбль Вооруженных сил Украины. Поначалу мест не было, предложили работать бесплатно, и я согласилась, ведь это прекрасный опыт. Потом освободились полставки, еще чуть позже – ставка. Шесть лет я отдала этому ансамблю, привыкла к почти военной дисциплине, которая необходима любому артисту. Выступала и с температурой, и с бронхитом. Единственная уважительная причина – если ты умер, в других случаях концерт пропускать нельзя, поскольку за спиной стоит длинная очередь претендентов, готовых заменить тебя, как только расслабишься.

Как вы начали сольную карьеру?

Мой будущий продюсер Миша Некрасов искал к себе в студию бэк-вокалистку. Солист ансамбля ВСУ Сергей Юрченко, с которым Миша знаком, посоветовал меня. Мы с Мишей начали сотрудничать, и однажды он сказал, что хотел бы создать настоящий, не «пластмассовый» музыкальный проект. У него были какие-то меценаты или спонсоры, я в эти вопросы не вдавалась, – главное, что представилась возможность реализовать себя.

Есть у меня и собственные психологические штуки, личный сундучок актера

Я начала усиленно заниматься вокалом, пластикой, танцами, брать уроки актерского мастерства. Чтобы помочь себе войти в нужное состояние на сцене, существуют разные актерские приемы. Я большая поклонница школы Станиславского и школы Михаила Чехова, они очень разные, но обе мне близки. У Станиславского – задача и сверхзадача роли, целая история, у Чехова – более быстрая тропинка к эмоциям, многое строится на ощущении сексуальности и женственности. Есть у меня и собственные психологические штуки, личный сундучок актера.

Злата Огневич
Злата Огневич в сьемки для журнала «Весільний сезон»

Но главное, конечно, песни. Для дебютного клипа «Остров любви» музыку написал Михаил Некрасов, а стихи – русская поэтесса Любовь Воропаева.

Тогда же придумали сценическое имя. Мне хотелось, чтобы оно было связано с моими корнями. По папиной линии у нас в роду много кровей намешано: сербы, венгры, один прадедушка даже был итальянцем, если верить семейной легенде. Он был то ли коммерсантом, то ли помещиком, оставил внебрачных детей и уехал из Украины, когда началась революция. В общем, имя я хотела южное, яркое, огненное. Так и получилась Злата Огневич. Кстати, свое имя я с детства терпеть не могла, все приставала к родителям: «Зачем вы меня Инной назвали? Вот вырасту и возьму другое!»

Теперь все близкие и друзья называют меня Златой, Златиком, даже мама.

После первых двух клипов («Остров любви» и «Ангелы») меня постепенно начали узнавать. Через какое-то время я с огромным удивлением поняла, что на концертах публика поет вместе со мной – «Пристрасть», «Ангелы», «Кукушка». Это было невероятно приятно: люди, оказывается, знают мои песни!

Zlata_2016_1_opt

Но вообще я ужасный самоед и критикан, постоянно выискиваю блох в своей работе, не бываю на сто процентов довольна результатами. Когда мы победили в национальном отборе на Евровидение, я в первый момент даже не поняла, что это победа. Думала, что сейчас объявят еще какие-то результаты народного СМС-голосования. Бэк-вокалисты теребят меня, обнимают: «Злата, мы едем на Евровидение!» А я в ответ: «Нет, погодите, сейчас еще должны огласить окончательные результаты». Они: «Злата, уже все огласили!» Наконец я осознала, что произошло, запищала от восторга, и команда чуть не раздавила меня в объятиях.

Потом было очень много работы по подготовке номера. Виктория Некрасова, жена моего продюсера, курирующая все вопросы, связанные с моими сценическими образами и костюмами, предложила идею с великаном. Сначала мы обратились к украинскому великану Леониду Стаднику, ныне покойному, но он вел отшельнический образ жизни и выходить на сцену отказался. Тогда Викториянашла в США Игоря Вов­ковинского – он родом из Украины, но эмигрировал в детстве вместе с родителями, так как здесь его отказались ставить на ноги. В Штатах сделали операцию по удалению опухоли мозга, и он выжил, хотя и вырос до гигантских размеров.

Злата Огневич
Выступление Златы на Евровидении 2013 / Фото: eurovision.tv

Игорь – фантастически добрый человек, мы с ним очень подружились. Для него участие в нашем номере было серьезным испытанием. Он мучился болями в спине: при таком росте и весе его суставы получают огромную нагрузку, а если еще и меня на руках носить, то проблема усугубляется. В отеле пришлось соорудить для него специальную кровать, и в итоге он ее сломал, потому что ворочался в постели, не в силах уснуть. Даже похудел из-за стресса.

Для меня же весь конкурс был как марафонский забег: непрерывные репетиции, прогоны, интервью. За две недели я успела побывать только на двух экскурсиях, а в остальное свободное время пыталась выспаться. Ни на какие тусовки я не попадала: невозможно по ночам тусоваться, а утром хорошо выглядеть и быть в тонусе. Даже свою «бронзу» не отпраздновала: пока все веселились на вечеринке в честь закрытия конкурса, я собирала чемоданы, поскольку возвращалась утренним рейсом.