Пора признать: время Анджелины Джоли, Камерон Диас и Дженнифер Энистон в роли главных секс-символов Голливуда подошло к концу, и на их место приходит новое поколение актрис, вызывающих необъяснимый бешеный восторг у зрителей, при каждом их появлении на экране. После ряда невероятно успешных ролей в недавних блокбастерах одной из самых затребованных и многообещающих старлеток Голливуда стала австралийская актриса Марго Робби.


«Здравствуйте, мисс! Приветствуем вас на борту, – с безупречной профессиональной улыбкой произнесла стюардесса и, мельком взглянув на билет, добавила: – Пожалуйста, налево».

Протиснувшись по проходу, хорошенькая блондинка отыскала свое место в бизнес-классе, засунула большую дорожную сумку на багажную полку и с облегчением плюхнулась на сиденье возле иллюминатора, рядом с пожилым джентльменом, который изучал «Таймс».

В ответ на приветственную улыбку тот слегка наклонил голову и галантно заметил:

– Именно о такой соседке мечтает каждый мужчина, но обычно рядом со мной оказываются скучные и ужасно амбициозные молодые юристы и финансисты. Рад, что вы решили покинуть Сидней именно сегодня. – Он свернул газету и протянул руку. – Томас Эванс, инженер. Раз уж я буду надоедать вам целые сутки…

Блондинка сверкнула идеальными зубами и сжала его ладонь довольно крепко:

– Марго. Приятно познакомиться. Я работаю в индустрии развлечений.

– Ну, конечно, с вашей-то внешностью. Актриса или модель? Извините, я плохо в этом разбираюсь, с тех пор как Фэй Данауэй перестала сниматься. Кстати, вы с ней немного похожи.

– О, спасибо! Вынуждена вас разочаровать: я всего лишь помощник режиссера. Третий. Но, кажется, меня скоро повысят до второго, – она взяла смартфон. – Простите, хочу позвонить родным, мама ждет, чтобы я доложила обстановку на борту.

Марго РоббиМистер Эванс углубился в газету. Стюардессы в темно-синих строгих костюмах, оживляемых фирменными красно-бело-синими шарфиками «Бритиш Эйрвейз», прошли по салону, проверяя, все ли в порядке у пассажиров. Посадка была окончена. Две бортпроводницы встали в начале каждого прохода, чтобы объяснить, как пользоваться спасательным жилетом. Марго рассеянно листала почту на смартфоне, прежде чем выключить его. Дурацкое правило!

– Между прочим, вы правы, – неожиданно сказал Эванс. Видимо, она озвучила свою мысль вслух.

– Почему? Разве это не опасно? Вроде бы там какие-то радиочастоты совпадают… Могут сбить настройки самолета при взлете и посадке…

– Поверьте мне, Марго, как инженеру: нет ни одного достоверного случая, когда включенный мобильный телефон помешал бы самолету взлететь. Но в авиации действует принцип презумпции виновности: если можно не рисковать, то лучше не рисковать. Никто точно не знает, дорогая моя, как и почему самолет держится в воздухе. Это магия, примерно как кино.

«Нужно было добиться успеха хотя бы затем, чтобы маме не пришлось больше волноваться о будущем»

– Разыгрываете меня?

– Ну, может быть, немножко, – собеседник улыбнулся. – Признаюсь, я боюсь летать. Аэрофобия. Да-да, представьте. Преимущество возраста в том, что теперь я могу сознаться в этом красивой женщине. «Таймс» не отвлекает, а вот беседа с вами помогла бы… Вы, кажется, совершенно не беспокоитесь.

– Я обожаю летать. Тут никто тебя не дергает, телефон выключен, ты не можешь читать почту. Летишь себе спокойно. Представьте, я даже поесть в самолете люблю!

Марго Робби
Марго Робби, 2009 г.

Пока огромный «Боинг-777» разгонялся по взлетной полосе, они обсуждали различные методы борьбы с аэрофобией. «Хичкок на вашем месте непременно занялся бы фильмом про авиакатастрофу, – хихикнула Марго. – Он считал, что снять фильм о страхе – лучший способ от него избавиться».

Наконец самолет набрал высоту, гул моторов стал ровным и успокаивающим. Знак «Пристегнуть ремни» над сиденьем погас. Под крылом, в лучах послеполуденного солнца, зеленела западная Австралия.

Марго достала из багажного отделения сумку, вынула вещи и отправилась в туалет. Она летала на дальние расстояния так часто, что давно выработала определенный ритуал. Переодевшись в удобный спортивный костюм, который практически ничем не отличается от пижамы, она смыла косметику, нанесла толстый слой увлажняющего крема и вернулась на место.

Некоторое время она бездумно смотрела в иллюминатор, перебирая в памяти подробности недолгого семейного отпуска. Как всегда, приятно было повидаться с Мэтью Томпсоном – бывшим одноклассником, первой любовью, первым настоящим бойфрендом, с которым Марго вынужденно рассталась, перебираясь на другой континент. Однако они остались друзьями и поддерживают связь. Красавчик Мэтью уже директор строительной компании – неплохо для двадцати пяти лет! Хорошо, что прогулялась с дедушкой до церкви, пока тот еще ходит, – возможно, в следующий раз уже не одолеет такое расстояние без инвалидного кресла. Долгие годы работы на ферме дали о себе знать… А мама говорит, что клиенты теперь записываются к ней на прием не столько ради физиотерапевтических процедур, сколько для того, чтобы обсудить успехи Марго. Каждому хочется узнать, как она там, на другой стороне планеты.

Марго Робби в детстве
Со старшим братом Лахланом, ок. 1991 г

С Кэмероном, младшим братом, повидаться не удалось: он был на съемках – вдохновился примером Марго. Со старшим братом Лахланом и младшей сестрой Аней они всласть посерфили, как всегда во время ее визитов на родину. Она крутой серфер, это даже братья признают. В свое время, кстати, торговала досками для серфинга в магазинчике на пляже в родном Голд-Косте. Было весело и, наверное, полезно, ведь такая работа тренирует уверенность в себе, да и маме нужно было помочь: нелегко ей поднимать четверых детей (своего отца Марго не видела ни разу после развода родителей).

«Нужно было добиться успеха хотя бы затем, чтобы маме не пришлось больше волноваться о будущем… Ну и летать бизнес-классом все-таки приятно», – подумала Марго и втянула носом аппетитные запахи: стюардессы двигали по проходу тележку с ланчем.

Марго Робби
Марго с мамой, 2013 г.

Как всегда, она раскромсала все содержимое тарелки на мелкие кусочки, перемешала и собрала кучкой. Заметив, что Эванс удивленно косится на этот странный ритуал, блондинка пожала плечами: «Да-да, я знаю. Мама говорит, что это похоже на кошачью рвоту, и ужасно кривится, когда я так ем. Но не могу ничего с собой поделать, иначе мне невкусно! Я еще и колу ложечкой размешиваю, чтобы выдохлась. Вот так, видите?»

Инженер вежливо улыбнулся:

– Наверное, тяжело жить вдали от близких? Вы ведь австралийка, судя по произношению, а работаете, видимо, в Лондоне?

– Я очень скучаю, – кивнула Марго. – Приходится пропускать свадьбы, дни рождения друзей. Я не вижу, как растут племянники. Но пока что плюсы перевешивают минусы. И я планирую продолжать заниматься тем, чем занимаюсь.

Отдав поднос стюардессе и убрав столик, Марго достала из сумки пластиковый файл с тонкой стопкой отпечатанных листов и собралась читать, но тут возле кресла Эванса появилась полная краснощекая женщина. «Простите, ради бога, мисс Робби, – произнесла она с сильным австралийским акцентом, протягивая журнал через голову инженера. – Ведь это вы? Я купила в аэропорту только потому, что вы на обложке, а вообще-то я модные журналы не читаю. Можно автограф? Вы так здорово играли в «Соседях»! Напишите: «Для миссис Финч»!

Марго слегка покраснела и быстро нацарапала несколько слов на первой странице своего интервью в Vogue. Поклонница, рассыпаясь в неловких благодарностях, вернулась на свое место.

если уж секс на экране есть, то Марго хочет видеть его правдоподобным. бесит, когда актеры ханжески прикрываются простыней

Чувствуя на себе взгляд Эванса, Марго подняла глаза. Пожилой джентльмен расплылся в улыбке, как будто услышал хороший анекдот.

– Я подозревал, что для третьего ассистента режиссера вы слишком хороши, мисс… Простите, не расслышал фамилию?

– Робби, – нервно ответила Марго.

– Насколько я понимаю, за одну только роль в сериале, который упомянула эта дама, вас вряд ли пригласили бы сняться для обложки журнала, название которого знаю даже я. Значит, вы звезда? Впрочем, это закономерно: у вас улыбка человека, привыкшего побеждать.

Отряд самоубийц
Кадр из фильма «Отряд самоубийц» с Марго Робби в роли Харли Квинн и Джаредом Лето в роли Джокера

– Этим летом выходят три фильма с астрономическими бюджетами, в которых я играю главные роли. А мне всего двадцать шесть. Так что, да, думаю, я уже немного звезда. Но, поверьте, быть в центре внимания даже в салоне самолета – это очень, очень утомительно. Без всякого кокетства говорю. Прошлым летом мы два месяца работали в Торонто над «Отрядом самоубийц». Чтобы отснять многие сцены, приходилось перекрывали целые улицы. Мы ездили на бэтмобилях, и это было круто. Но я чувствовала себя под постоянным давлением. Фанаты выстраивались вдоль ограждений и пристально следили за каждым нашим движением. А папарацци! Томас, вы себе не представляете! Я до сих пор помню, как это случилось в первый раз. Я тогда снималась в «Волке с Уолл-­стрит». Это фильм Скорсезе, вы ведь знаете Скорсезе? Он гений! В семьдесят лет продолжает поражать!

Ой, извините, ничего не хочу сказать плохого про семидесятилетних. Уверена, вы блестящий инженер и дадите фору любому… В общем, я имею в виду, что фильм Марти очень необычный, прежде я не видела ничего подобного… Так вот, пока шли съемки в Нью-Йорке, я как-то после съемочного дня вышла из отеля со своей кузиной Джулией – она прилетела в гости – и у входа увидела группу папарацци, которые тут же начали кого-то снимать.

Помню, как повернулась к Джулии и спросила: «Кого они фотографируют?» Мы смотрели по сторонам, пытаясь понять, что за знаменитость они хотят запечатлеть. И тогда Джулия сказала: «Боже, Марго! Они снимают тебя! Посмотри: объективы направлены прямо на нас». Мне кажется, тогда я выглядела ужасно, была так смущена и озадачена.

– Уверен, что смущение вам идет, – галантно прокомментировал Эванс.

– Нет, кроме шуток, я была совершенно не готова к такой перемене в своей жизни. Да, конечно, теоретически этого можно ожидать, но все равно будешь шокирован. Я по-прежнему хочу ходить в походы с рюкзаком по Европе, ночевать в амстердамском хостеле со студентами из Бразилии, ездить на музыкальные фестивали в Северную Британию и спать там в палатке. Я все это сейчас и делаю, но чувствую, что круг сжимается. Теперь меня везде могут узнать фанаты.

 Марго Робби Леонардо Ди Каприо «Волк с Уолл-стрит»
С Леонардо Ди Каприо в фильме «Волк с Уолл-стрит», 2013 г.

Знаете, Томас, я отказывалась сниматься для обложки под предлогом, что люди пока что не могут правильно написать мое имя. Есть несколько вариантов, ведь имя-то французское. Так вот, теперь, когда мое имя все пишут правильно, пришла пора сняться для обложки.

– А что это за фильм, дорогая? Простите мою неосведомленность. «Волк с Уолл-стрит»? Что-то о бизнесе?

– Думаю, он есть в коллекции видео здесь, на борту. Но хочу предупредить, что в ленте есть откровенные сцены. Кинокритики чаще всего цитируют реплику моей героини: «Мамочка слишком больна и устала, чтобы надевать трусики». Будем считать, что с этими словами я вошла в историю кинематографа. А один раз я появляюсь полностью голой.

– Вот как? Звучит многообещающе.

– Честно говоря, я даже не рискнула пригласить на премьеру бабушку и дедушку. Мне кажется, им не следует видеть меня в таком виде. А все остальные родственники – что ж, я сказала, пусть смотрят на свой страх и риск. Но я не желаю знать, если фильм что-то испортит в их представлении обо мне. Я, может быть, и не очень хорошая девочка, зато знаю, чего хочу!

Инженер понимающе кивнул и одновременно пожал плечами: мол, не знаю, что сказать, дорогая. Марго замолчала, отвернувшись к иллюминатору. Она отлично помнила, что решение сняться у Марти далось ей нелегко.

В 17 она уехала в Мельбурн, заработав на билет продажей досок для серфинга. Поступила в актерскую школу и начала бегать по кастингам

То есть поначалу-то все было очевидно: Марго отправила Скорсезе свое портфолио без особой надежды на успех, но получила приглашение на пробы с участием Леонардо Ди Каприо. Перед прослушиванием случился небольшой казус: кастинг-менеджер, увидев наряд Марго (балетки и драные джинсы), срочно отправила ее в ближайший магазин одежды за «самым сексуальным коротким платьем и туфлями на шпильке».

На пробах Лео импровизировал, и Марго пришлось на ходу подстраиваться. В какой-то момент Ди Каприо (то есть его герой) после очередной ссоры сказал: «Ты должна быть счастлива, что у тебя такой муж, как я. А теперь иди сюда и поцелуй меня!» И хотя Марго была совсем не прочь поцеловать напарника, красавца, звезду и кумира детства, она размахнулась и отвесила «мужу» пощечину, хотя в сценарии этого не было. И Лео, и Марти остались под впечатлением. Марго вручили сценарий и дали пару дней на чтение и обдумывание.

Марго прочла – и взяла еще пару дней «на подумать». Фильм был из разряда тех, после которых амбициозные, но никому не известные старлетки просыпаются знаменитыми. Работать со Скорсезе – головокружительное везение. Но, с другой стороны, сцена с полным обнажением ее сильно смущала. Не хотелось остаться в памяти зрителей «блондинкой, которая раздевается».

Марго Робби Леонардо Ди Каприо
С Леонардо Ди Каприо, 2014 г.

Однако агент Марго сказал: «Если когда-то и решаться на обнаженку, то только с этим режиссером». Ужасно, когда сексуальные сцены добавляют в фильм только ради «клубнички», но это точно не о Скорсезе: он великолепно знает, как с помощью провокационных моментов раскрыть характеры героев.

А если уж секс на экране есть, то Марго и сама предпочитает видеть его правдоподобным. Как зрителя, ее бесит, если актеры ханжески прикрываются простыней или на девушке после ночи любви вдруг обнаруживается бюстгальтер.

Разобравшись с этим трудным вопросом, нужно было решить еще один: героиня ей просто не нравилась. Совсем! Между Наоми и Марго ничего общего! Актриса просто не представляла себя на ее месте. Но, поразмыслив над образом, поняла, что жизненная мотивация Наоми ей все-таки понятна и даже близка: циничная и скандальная жена биржевого брокера всего лишь хотела откусить свой кусок пирога, отвоевать в «мужском мире» свое место под солнцем. Да, она могла воевать только с помощью тела, которое сделала своим оружием. У Марго козыри другие – талант, например. Но это уж как кому повезет.

Сниматься в «Волке с Уолл-стрит» было круто, но пришлось разочаровать подружек, которые требовали рассказать, как целуется Ди Каприо. Трудно получить удовольствие, когда работаешь на площадке по семнадцать часов, не снимая грима. Перед каждым дублем сексуальной сцены Марго расслаблялась с помощью текилы – а Скорсезе делал немало дублей.

С Лео они подружились – действительно классный парень, взял дебютантку под крыло, прямо как старший брат. Правда, у этой дружбы была и обратная сторона: после окончания съемок, когда Ди Каприо позвал Марго отдохнуть в Майами большой дружеской компанией, папарацци тут же засняли их на общем балконе, а газеты подали все это под соусом «Лео встречается с новой блондинкой».

Когда попадаешь в индустрию кино, не остается иллюзий. Пока ты новичок, на площадке никто на тебя и не оглянется

Пришлось прокомментировать в одном интервью свою точку зрения – так, чтобы у репортеров отпали все вопросы насчет романа с Лео или с Уиллом Смитом (о последнем писали, что он едва не развелся из-за романа с Марго во время съемок «Фокуса»). «Заявляю официально: я не участвую в этом, – безапелляционно произнесла Марго. – Я решила не встречаться с актерами, но, пожалуйста, не пишите, что я ненавижу их. Когда у актера такой статус, как у меня, люди проявляют слишком много интереса к его личной жизни. А если в паре оба актеры, то интерес возрастает минимум вдвое. Я бы хотела избежать этого любой ценой».

Марго Робби Уилл Смит «Фокус»
Марго Робби и Уилл Смит в криминальной комедии «Фокус», 2015 г. Желтая пресса приписывала им бурный роман

Марго вздохнула и поправила волосы, возвращаясь из воспоминаний в реальность. Самолет уже несся над океаном. Скоро остановка в Сингапуре для дозаправки. Времени – всего час, пассажиров, скорее всего, не выпустят даже ноги размять. Но Марго любила летать, ей нравился «небесный» сервис и еда, как многим нравятся гостиницы, их отстраненность, безликое удобство, которое не отвлекает от собственных мыслей и даже подстегивает воображение.

Сосед надел наушники и погрузился в просмотр фильма. Марго искоса взглянула на экран – «Фокус». Видимо, не найдя в коллекции «Волка с Уолл-стрит», мистер Эванс выбрал другую ленту с ее участием. Какое приятное и немного тревожное, щекочуще-интимное переживание – видеть, как рядом сидящий человек впервые оценивает ее актерское мастерство. Примерно так она себя чувствовала рядом с родителями, когда они всей семьей в первый раз смотрели сезон сериала «Соседи» с ее участием.

Для мамы ее успех стал, наверное, чем-то естественным. Сари одна вырастила четырех детей, и главное, что она им сумела передать, – это свою убежденность в их талантах и «необыкновенности». Мама всегда подавала пример и вдохновляла, хотя ее жизнь была далеко не сладкой. Поэтому Марго изо всех сил старалась взять на себя часть обязанностей по дому и не ныла, когда ее отсылали на лето к бабушке и дедушке на ферму, где надо было доить коров и присматривать за овцами, а позже – управлять небольшим трактором. На ферме ей даже нравилось – она и стрелять там научилась, ходила с дедушкой охотиться. Ей вообще с легкостью удавалось осваивать разные умения. В школе она ходила во все кружки: на греблю, танцы, актерское мастерство и софтбол.

Марго Робби
Марго в картине «Бойфренд из будущего», 2013 г.

В старших классах Марго подрабатывала на летних каникулах в Голд-Косте – помогала бармену, делала сэнд­вичи, торговала досками для серфинга… Все эти не слишком престижные занятия очень повысили ее уверенность в себе. Проницательная Марго поняла, что лучший способ освоения любой деятельности – «притворяться, пока не научишься». Она постоянно убеждалась, что никто вокруг по-настоящему не знает, что он делает: все как-то догадываются, вычисляют, приспосабливаются, пока действительно не разберутся в поставленной задаче. И это относится к любой работе – поначалу нужно просто мошенничать, притворяясь асом, и работать локтями.

После того как Марго окончила среднюю школу, мама отдала свою самостоятельную и сообразительную дочку в элитный частный колледж, хотя ради этого пришлось сильно напрячь и без того хлипкие семейные финансы. Девчонка и там чувствовала себя как рыба в воде, легко сходилась с ровесниками из богатых семей, бывала у них в гостях. Но все-таки втайне комплексовала из-за дешевой одежды и мобильника, из-за того что не может в свой день рождения устроить такую же роскошную вечеринку. Видеть, чего можно достичь в жизни, и при этом знать, каково этого не иметь, – прекрасная питательная среда для амбиций. В колледже Сомерсет Марго поняла, чего именно хочет добиться. Ей нужна свобода, – свобода и легкость, которую дают деньги.

Марго Робби Фокус
Марго Робби в фмльме «Фокус», 2015 г.

К тому времени она уже знала, какое поприще изберет. С ранних лет Робби обожала привлекать к себе внимание – петь, танцевать, читать стихи, разыгрывать сценки. И по возможности брала за это деньги – с родственников и соседей. Цену каждому центу понимала уже тогда.

В пятнадцать она увидела в каком-то телешоу девочку-актрису, свою ровесницу. Марго подумала: «Я могла бы подать эту реплику лучше».

В семнадцать уехала в Мельбурн, купив билет на деньги, честно заработанные продажей досок для серфинга. Поступила в актерскую школу и начала бегать по кастингам. После работы шла в закусочную готовить гамбургеры, чтобы было чем оплачивать обучение.

Яркую блондинку сначала брали в массовку, потом на крошечные роли. Через год она снялась в триллере «Я вижу тебя» довольно известного австралийского режиссера Ааша Аарона, а следующим по-настоящему удачным шагом стала роль студентки-модельера Донны Фрид­ман в «Соседях» – сериале, который к тому времени уже больше двадцати лет шел на австралийском телевидении.

После кастинга Марго не стала ждать результатов, поскольку ни на что не надеялась, и махнула со своим парнем в Канаду кататься на сноуборде. Но уже через пару дней ее догнала эсэмэска с сообщением об утверждении на роль. Марго завизжала от радости, засунула лыжное обмундирование в рюкзак и бросилась в аэропорт.

Марго РоббиВпереди – целых три года съемок, по семнадцать часов в день, с одним выходным в неделю. Роль принесла ей две номинации на премию Australian Logie Awards. После работы на площадке Марго умудрялась еще и учиться: тренировала американский акцент на уроках с преподавателем английского, обзаводилась контактами, нашла агента с хорошими связями в Лос-Анджелесе. Она была четко нацелена на Голливуд и хотела привести себя в полную боевую готовность. Марго отлично знала, что секрет успеха в современном кинобизнесе – оказаться в нужное время в нужном месте. Засыпая после тяжелого дня, она воображала диалог кастинг-менеджера и агента: «Кто она такая? Робби? Отлично! Мы можем ее увидеть? – Да, через полчаса будет здесь. – Ее акцент? – Не на что жаловаться. – Ее игра? – Великолепная. – Ее уже снимали в крупных проектах? – Нет, и это прекрасно, ведь если зритель уже запомнил тебя по прежним проектам, то ты не новость и тебя уже списали со счетов».

В 2011 году она прилетела в Лос-Анджелес на разведку боем. Два месяца интенсивных прослушиваний, два месяца позитивного настроя и старательно взращенной невозмутимости – и тщательно продуманный план сработал: весной Марго получила роль стюардессы в сериале Pan American телевещательной сети АВС. С долгоиграющим бойфрендом, бывшим одноклассником, пришлось расстаться, но Марго была готова платить положенную цену за успех.

«Уилл Смит сказал, что ехал из Куинса. А я ему ответила, что только что прилетела с острова в Хорватии, и все равно пришла вовремя»

Сериал быстро иссяк, после первого сезона его закрыли, но к этому времени Марго уже предложили роль в фильме «Бойфренд из будущего», а еще через пару месяцев она сумела очаровать Скорсезе и Ди Каприо. И началось: с одной стороны, профессиональное признание, премия Empire Awards в категории Best Female Newcomer, с другой – обложки глянцевых журналов, место в рейтинге самых сексуальных актрис, предложение от самого Хью Хефнера сняться для «Плейбоя» (отказалась, чтобы не испортить имидж).

«Нет, все-таки я молодец, – с удовольствием подумала Марго, потягиваясь и поудобнее пристраивая ноги. – Я все сделала правильно». Забавный парадокс состоял в том, что ее изначальные планы сниматься в серьезном авторском кино и играть глубокие, психологически сложные роли постепенно начали исполняться, хотя для этого пришлось «посветить лицом» в крупнобюджетных проектах.

Еще до «Волка» она пыталась получить роль в фильме «Z – значит Захария» – апокалиптической драме Крейга Зобела о девушке, чудом выжившей на ферме среди гор после ядерного взрыва, и двух очень разных мужчинах, которые тоже, как выясняется, уцелели. Трое на опустевшей планете…

Марго Робби «Z – значит Захария»
В фильме «Z – значит Захария», 2015 г.

Марго очень хотела эту роль, но режиссеру требовалась известная актриса для привлечения зрителей к малобюджетному проекту, поэтому он позвал Аманду Сейфрид.

У каждого актера есть своя цена – теперь-то она это понимает. Снять фильм – почти как составить уравнение. Если выбрать правильных актеров, можно много заработать. Однажды и цена Марго Робби в голливудском рейтинге изменилась – она поняла это, когда ей сказали: «Если ты согласишься сняться в фильме, мы получим необходимую сумму для финансирования проекта».

Роль Захарии в конце концов досталась Марго. После «Волка» она стала достаточно известной, чтобы обеспечить авторскому кино интерес (и деньги) зрителей. А у Аманды Сейфрид наметился какой-то другой проект.

Продюсеры приняли окончательное решение только за пять дней до начала съемок, и, когда Марго прилетела в Новую Зеландию, все были очень озабочены тем, успеет ли исполнительница главной роли научиться колоть дрова и доить коров. Марго рассмеялась: да вы что, ребята, я это с детства умею!

– Чему вы улыбаетесь, Марго? – услышала она голос Эванса.

– Да так, своим воспоминаниям. Вы уже досмотрели, Томас? И как вам? Говорите честно, мне действительно интересно ваше мнение.

разумеется, у марго были бойфренды. Ей нравилось проводить время в мужской компании. Но серьезные отношения – увольте

– Что ж, фильм не в моем вкусе, слишком… как это говорят… гламурный? Но вы играете прекрасно. Ваша маленькая шантажистка и карманница совершенно очаровательна. Я бы тоже не устоял. Хотите мои часы? Отдаю добровольно.

– Швейцарские? – Марго окинула профессиональным взглядом запястье старика. – Неплохая вещица… – и рассмеялась: – Вы правы, Томас, эта роль – не мой идеал. Мне постоянно предлагают сыграть сексапильную подружку главного героя. Даже когда попадается отлично написанный сценарий с интересной историей, главная роль все равно рассчитана на мужчину. А появление моей героини необходимо только для того, чтобы поддержать его. Знаю, я напоминаю модель из рекламы зубной пасты, что не соответствует сложным образам, и это ужасно, потому что я на самом деле могу сыграть эти роли. Но, кстати, в «Фокусе» у моей героини по крайней мере есть собственная линия, она, так сказать, растет профессионально… Вот видите? – Марго с торжествующим видом показала инженеру часы, ловко снятые с его запястья. Оба рассмеялись: мужчина немного подыграл своей очаровательной соседке и тоже был доволен, что развеселил ее.

– Марго, выпьете со мной за успех своего предприятия? Какое вино предпочитаете? Может быть, шампанское?

Марго Робби– Попросите пива, и я вам расскажу еще одну историю. Да, пива, а что тут удивительного? У меня не очень-то правильные пристрастия в еде: люблю пиво, картофель фри, бургеры, пиццу. Ну, конечно, когда мне нужно подготовиться к съемкам или к пляжному сезону, я три дня питаюсь морковными палочками. Терпеть их не могу, правда. Становлюсь несчастной, если не ем то, что хочется.

– По-моему, вы чрезвычайно стройны.

– В кинобизнесе существуют жесткие стереотипы, почти правила, как ты должна выглядеть, если претендуешь на главные роли. Я чувствую постоянное давление среды. Но не сдаюсь. Стараюсь быть здоровой, а не худой. И должна признаться, что каждый раз, когда слышу фразы вроде «сногсшибательная блондинка», съеживаюсь от отвращения.

Когда стюардесса принесла пиво, Томас напомнил:

– Вы обещали рассказать историю.

– Ах да. История о том, как я срочно добиралась с хорватского острова до Манхэттена. У меня почему-то часто случается какая-нибудь невероятная срочность и приключения. Мы с братом Кэмероном болтались по Европе с рюкзаками. Однажды ныряли в подводные пещеры в Адриатическом море, потом всю ночь танцевали в пляжном клубе на острове Хвар. Я пришла в отель в шесть утра, босая и с мокрыми волосами после купания, и думала только о постели, в которую можно упасть. Но тут позвонил агент и сказал, что у меня назначено прослушивание для роли в «Фокусе», что я должна немедленно ехать в порт, сесть на ближайший катер, идущий на материк, и успеть на свой рейс из Сплита в Париж, а оттуда – в Нью-Йорк.

Марго Робби Харли Квинн
Марго Робби в образе «девушки Джокера» — злодейки-психопатки Харли Квинн в фильме «Отряд самоубийц»

Я, конечно, тут же подхватила рюкзак и прямо с мокрыми волосами поехала в порт. Переплыла на материк, автобусом добралась до аэропорта… Во Франции шесть часов ждала вылета в Нью-Йорк. А там, в аэропорту Кеннеди, выяснилось, что мой багаж пропал. Я, естественно, без макияжа, в джинсовых шортах и рубашке… Поймала такси и по дороге сделала «пит-стоп» в универмаге на Пятой авеню, чтобы купить одежду и косметику. С тех пор, кстати, всегда беру с собой в ручную кладь смену одежды и косметичку.

– Так вы успели на прослушивание?

– Более того, мне пришлось ждать Уилла Смита, который опаздывал. Когда он вошел, то сказал, что ехал из Куинса. А я ему ответила, что только что прилетела с острова в Хорватии, но при этом все равно пришла вовремя. Мне кажется, именно поэтому я роль и получила.

Марго Робби
Марго Робби на премьере «Отряда самоубийц» в Лондоне / Getty Images

Знаете, сниматься в кино – это тоже приключение. Что-то вроде похода с рюкзаком по чужой стране. Не знаешь языка, нет денег, ты в незнакомом месте – и надо срочно что-то придумать, чтобы не остаться ночевать на улице и не стать жертвой грабителей.

Когда попадаешь в индустрию кино, совершенно не остается иллюзий. Поначалу, когда ты новичок, на площадке никто на тебя даже не оглянется и не предложит помощь. Никто не станет тебя ждать, по большому счету ты никому не нужен. Если не привлечешь к себе внимание, от тебя просто избавятся, заменят кем-то поярче. И хотя это постоянный стресс, зато моя игра поднялась на такой уровень, о каком я только мечтать могла.

– Мне кажется, вы отлично справляетесь.

«Меня тошнит от мысли о лебединой верности, о домашнем очаге и семейной жизни вдвоем до гробовой доски!»

– Я всегда обожала спорт, от серфинга до хоккея. Даже сейчас в любительской хоккейной команде играю. Знаете «Нью-Йорк Рейнджерс»? Я их фанатка, ни одного матча не пропускаю… Да, так вот. Спорт приучает к дисциплине и преодолению боли. Я это умею.

Инженер помолчал, рассматривая этикетку на пустой бутылке из-под пива.

– Марго, вы разрешите задать личный вопрос? Раз уж так получилось…

– Валяйте, Томас! Вы для меня почти как любимый дядюшка.

Лицо инженера на мгновение дрогнуло, как будто Марго задела какую-то тайную струну в его душе. Но он тут же овладел собой.

– Вы очень много рассказали о своей работе, но ни слова о мужчинах. Вы ведь не… прошу прощения…

– Хотите знать, люблю я девочек или мальчиков? А вам какая идея нравится? Признавайтесь! Ну же! Впрочем, что-то я расшалилась, наверное, две бутылки пива на высоте тридцать тысяч футов – это многовато… Да, сознаюсь, девочки мне нравились тоже. Но я давно уже выбрала парней.

Марго Робби

– Однако у вас нет мужчины, на которого вы могли бы положиться?

– Что это, по-вашему, означает? Выйти замуж, родить пару красивых детишек и засесть дома, неуклонно набирая вес? – Марго почему-то разозлилась. – Томас, я живу в двадцать первом веке! Мы скоро отправим космонавтов на Марс! Меня тошнит от мысли о лебединой верности, о домашнем очаге и семейной жизни вдвоем до гробовой доски! Боже мой, когда мне предложили сняться в «Тарзане», я сперва собиралась отказаться: ну что за чушь – играть какую-то капризную английскую дамочку, которая мечтает о мужчине с мускулами и челюстью, как у обезьяны!

Правда, потом я перечитала сценарий и решила, что это интересно. В конце концов, «Гарри Поттер» тоже мог бы быть дешевкой, но Дэвид Йейтс, который снимал и «Тарзана», сделал отличный триллер – темный, крутой, пугающий. Плюс фильм должны были снимать в Лондоне, а я как раз подписала там договор об аренде дома. Просто захотелось, со мной так бывает, я человек настро…

Внезапно корпус тряхнуло, и Марго на полуслове прикусила язык. За иллюминатором сиял роскошными красками закат, далеко внизу расстилалась спокойная шелковистая поверхность океана, но тряска усиливалась. С тревожным электронным сигналом загорелся красный знак «Пристегните ремни», и вдруг в салоне погас свет. По проходу быстрым шагом прошествовала стюардесса, сохраняя осанку и напряженную улыбку. Пассажиры встревоженно перешептывались, кто-то крестился, шепча слова молитвы. Послышался детский плач, при очередном толчке испуганно вскрикнула женщина.

Бортпроводница заученным тоном произнесла в микрофон обычное в таких случаях объявление: «Все в порядке, без паники, мы вошли в зону турбулентности».

Марго мельком взглянула на Томаса: в зеленоватом свете аварийного освещения он, вцепившись в подлокотники, казался мертвецки бледным. Вспомнила: «У него же аэрофобия». Ей тоже было не по себе, но она в общем-то была слишком опытным пассажиром, чтобы впадать в панику из-за турбулентности. Марго положила ладонь на руку Томаса, усыпанную старческими веснушками. Тот вздрогнул и благодарно сжал ее пальцы.

Так они и сидели несколько минут, пока тряска постепенно не прекратилась. Включился свет, пассажиры облегченно заулыбались. Марго высвободила свою ладонь из еще дрожащих пальцев Томаса. Он вдруг снял очки, наклонил седую голову с лысиной на макушке и коснулся губами ее руки.

Марго Робби Тарзан
Марго Робби и Александр Скарсгард в фильме «Тарзан. Легенда», 2016 г.

– Вы потрясающая девушка, Марго. И я хочу рассказать кое-что очень, очень личное, одну давнюю историю. Моя любимая падчерица погибла… – он откашлялся, не позволив голосу окончательно охрипнуть, и продолжил вертеть в руках очки в старомодной золотой оправе. – Да, погибла, разбилась в самолете. Она пилотировала маленькую «Сессну» и попала в грозу. Эмили была немного похожа на вас – не внешне, нет, но характером, если позволите такое сравнение человеку, почти вас не знающему. Она была необыкновенно независимой девушкой.
Ее отец умер, когда Эмили исполнилось шесть, а через два года мы с ее матерью поженились. Но, к сожалению, девочка так никогда и не признала меня. Не согласилась с тем, что я занял место ее папы.

Трагедия случилась, когда Эмили было всего двадцать два. Мы с ней должны были лететь вместе – я был гораздо более опытным пилотом. Но в тот день у меня впервые случился острый приступ аэрофобии. Я не признался в этом никому – сказал, что возникли срочные дела на работе.

Жена чуть не помешалась от горя. А я до сих пор виню себя за то, что позволил ей лететь, хотя прогноз погоды был неблагоприятным. Она не хотела опоздать на свадьбу подруги. Прошло больше четверти века, а я до сих пор каждый день вспоминаю о ней, – мужчина вздохнул и поднял глаза на Марго. – И знаете, мисс Робби, мне кажется, вы такая отчаянная и такая независимая, потому что хотите что-то доказать отцу. Вы о нем даже не обмолвились. Он жив?

Марго Робби
Марго Робби на церемонии вручения «Оскара» в феврале 2016 года /Getty Images)

Марго потрясенно смотрела на Эванса. Затем кивнула: да, мол, жив. Она ни с кем не говорила о своих чувствах к отцу, которого не видела с шести лет. Мать стала для нее олицетворением идеального родителя, а главное, воплощением идеальной женщины – сильной, несгибаемой, оптимистичной. Но жизнь матери-одиночки с четырьмя детьми была отнюдь не сахар.

Чем старше Марго становилась, тем меньше желала связывать судьбу с каким-то одним мужчиной. Ненадежные они существа. Стоит ли полагаться на них, если можно довериться своим талантам, трудолюбию и банковскому счету? И как вообще можно считать женщину приложением к мужчине?

Нет, разумеется, у нее были бойфренды. Ей нравилось проводить время в мужской компании. Но серьезные отношения – увольте. Такая себе принципиальная одиночка. Однако с недавних пор ее точка зрения стала меняться, хотя саму Марго это пугало. Произошло это после встречи с Томом. Томом Аккерли. Третьим помощником режиссера. Который уже стал вторым помощником.

Марго Робби бойфренд
Марго с женихом Томом Акерли, 2015 г.

Они познакомились в 2013 году на съемочной площадке фильма о Второй мировой войне «Французская сюита», который, понятно, снимали во Франции, в Лотарингии. Высокий, отлично сложенный, Том был больше похож на актера, чем на ассистента режиссера. Марго он сразу понравился. Но целый год после окончания съемок они общались исключительно как друзья.

В феврале 2014-го Марго даже выложила в «Твиттере» кокетливо-загадочную фотографию со съемок «Z – значит Захария», где она позировала в обнимку с симпатягой Генри Айткеном, арт-директором картины, австралийцем, студентом киношколы. Репортеры тут же написали об их романе как о чем-то решенном. Но на самом деле эта история была для Марго скорее внутренним экзаменом: действительно ли она относится к Тому Аккерли всего лишь как к другу и может заводить легкие романы, как и раньше?

С Генри ничего не вышло, и они расстались сразу после съемок. Аккерли, конечно, видел эту злополучную фотографию, но приставать с расспросами при следующей встрече не стал. Марго же, глядя на него, все яснее понимала, что вот-вот ляпнет, как в школе: «Ты мне нравишься!» – и все будет испорчено. Впрочем, что, собственно? Дружба? Но ведь дружбой это можно назвать лишь с натяжкой. Марго старательно поддерживала неустойчивый баланс между флиртом и «профессиональным братством», чувствуя, что скоро плотина рухнет, и тогда не избежать пугающего слова «отношения».

В итоге она все-таки призналась Тому, что чувствует к нему нечто большее. И с тех пор, уже два года, они жили вместе, если, конечно, не считать частых разлук ради съемок. Точнее будет сказать, что они проводили вместе свободное время – для этого Робби использовала каждый удобный случай.

Например, недавно они отлично провели несколько дней на острове Сен-Барт в Карибском море, где Марго участвовала в фотосессии для Vanity Fair. Поплавали в океане и даже, к радости папарацци, разыграли знаменитую сцену из «Грязных танцев» – с поддержкой в воде.

Марго Робби бойфренд
Марго и Том на Карибах, к радости папарацци, разыграли знаменитую сцену из «Грязных танцев» – с поддержкой в воде

Летом 2015 года Марго жила в Торонто, где шли съемки «Отряда самоубийц». По возвращении в Лондон Том пригласил ее на пикник в Сент-Джеймсском парке. Пригласил как-то слишком официально, и Марго слегка напряглась. Подумала, что, может быть, Том решил: они слишком мало видятся из-за работы, нет смысла в таких отношениях. Но все оказалось как раз на­оборот: у пруда с пеликанами бойфренд налил им по бокалу шампанского и достал из кармана коробочку с кольцом.

Конечно, Марго очень обрадовалась и согласилась. «Да», конечно, «да», но ведь не прямо сейчас? Она любила – и любит – Тома. Он прекрасный друг, восхитительный любовник и самый красивый мужчина в мире. Но свадьба? Обещание быть вместе, «пока смерть не разлучит»? Нет, она пока не готова.

Впрочем, Том не торопил. И вот уже год они продолжали отношения ровно в том же привычном режиме: съемки, разъезды, редкие встречи в Лондоне или короткие поездки на отдых к океану… При этом у них общий бизнес, продюсерская компания, они вместе работали над проектом с рабочим названием «Терминал». Триллер-нуар, что-то среднее между «Криминальным чтивом» и «Городом грехов». Марго казалось, что такое доверие – общий бизнес – это даже больше, чем кольцо на пальце.

…Все это, немного путано, она изложила Эвансу, пока самолет заходил на посадку в аэропорту Сингапура. А потом, вдруг почувствовав себя ужасно уставшей, заснула настолько крепко, что проспала и взлет в Сингапуре, и всю ночь до самого Лондона. Очнулась в пять утра, когда стюардесса просила пассажиров приготовиться к посадке в Хитроу.

Марго Робби

Они с Эвансом вместе прошли паспортный контроль. Марго зорким взглядом высмотрела багаж старика и помогла ему снять сумку с крутящейся ленты. Ее телефон зазвонил уже второй раз после приземления. Это был Том, он ждал в зале прилета. Марго протянула Эвансу руку: «Спасибо вам, Томас! За все. Надеюсь, вы не станете рассказывать репортерам… Простите, я напрасно ляпнула. Уверена, что не станете. Вы чудесный человек», – она поднялась на цыпочки и чмокнула старика в щеку.

Инженер смотрел ей вслед, видел, как она вышла в зал прилета и бросилась в объятия высокого темноволосого парня. «Хорошая пара», – растроганно подумал Эванс и зашагал к выходу.

…Марго уткнулась лицом в плечо Тома, и не потому, что по привычке скрывалась от вспышек камер папарацци. Точнее, не только поэтому.

Когда такси отъехало от здания аэропорта, Марго прошептала: «Знаешь, я должна тебе кое-что сказать. Один человек сегодня в самолете… О боже, да не смотри ты на меня так! Ему за семьдесят… Так вот, он помог мне кое-что понять. Том, мы вместе, и это для меня очень важно. Гораздо важнее, чем все, что было раньше, чем все остальное».

Водитель невозмутимо вел машину. Целующихся парочек он повидал достаточно. Правда, девушка плакала, но помощь ей, похоже, не требовалась.

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй. Украина»

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter, Instagram или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»