Пора признать: время Анджелины Джоли, Камерон Диас и Дженнифер Энистон в роли главных секс-символов Голливуда подошло к концу, и на их место приходит новое поколение актрис, вызывающих бешеный восторг у зрителей каждым появлении на экране. После ряда невероятно успешных ролей в недавних блокбастерах одной из самых затребованных и многообещающих старлеток Голливуда стала австралийская актриса Марго Робби.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»


«Здравствуйте, мисс! Приветствуем вас на борту, – с безупречной профессиональной улыбкой произнесла стюардесса и, мельком взглянув на билет, добавила: – Пожалуйста, налево».

Протиснувшись по проходу, хорошенькая блондинка отыскала свое место в бизнес-классе, засунула большую дорожную сумку на багажную полку и с облегчением плюхнулась на сиденье возле иллюминатора, рядом с пожилым джентльменом, который изучал «Таймс».

В ответ на приветственную улыбку тот слегка наклонил голову и галантно заметил:

– Именно о такой соседке мечтает каждый мужчина, но обычно рядом со мной оказываются скучные и ужасно амбициозные молодые юристы и финансисты. Рад, что вы решили покинуть Сидней именно сегодня. – Он свернул газету и протянул руку. – Томас Эванс, инженер. Раз уж я буду надоедать вам целые сутки…

Блондинка сверкнула идеальными зубами и сжала его ладонь довольно крепко:

– Марго. Приятно познакомиться. Я работаю в индустрии развлечений.

– Ну, конечно, с вашей-то внешностью. Актриса или модель? Извините, я плохо в этом разбираюсь, с тех пор как Фэй Данауэй перестала сниматься. Кстати, вы с ней немного похожи.

– О, спасибо! Вынуждена вас разочаровать: я всего лишь помощник режиссера. Третий. Но, кажется, меня скоро повысят до второго, – она взяла смартфон. – Простите, хочу позвонить родным, мама ждет, чтобы я доложила обстановку на борту.

Марго РоббиМистер Эванс углубился в газету. Стюардессы в темно-синих строгих костюмах, оживляемых фирменными красно-бело-синими шарфиками «Бритиш Эйрвейз», прошли по салону, проверяя, все ли в порядке у пассажиров. Посадка была окончена. Две бортпроводницы встали в начале каждого прохода, чтобы объяснить, как пользоваться спасательным жилетом. Марго рассеянно листала почту на смартфоне, прежде чем выключить его. Дурацкое правило!

– Между прочим, вы правы, – неожиданно сказал Эванс. Видимо, она озвучила свою мысль вслух.

– Почему? Разве это не опасно? Вроде бы там какие-то радиочастоты совпадают… Могут сбить настройки самолета при взлете и посадке…

– Поверьте мне, Марго, как инженеру: нет ни одного достоверного случая, когда включенный мобильный телефон помешал бы самолету взлететь. Но в авиации действует принцип презумпции виновности: если можно не рисковать, то лучше не рисковать. Никто точно не знает, дорогая моя, как и почему самолет держится в воздухе. Это магия, примерно как кино.

«Нужно было добиться успеха хотя бы затем, чтобы маме не пришлось больше волноваться о будущем»

– Разыгрываете меня?

– Ну, может быть, немножко, – собеседник улыбнулся. – Признаюсь, я боюсь летать. Аэрофобия. Да-да, представьте. Преимущество возраста в том, что теперь я могу сознаться в этом красивой женщине. «Таймс» не отвлекает, а вот беседа с вами помогла бы… Вы, кажется, совершенно не беспокоитесь.

– Я обожаю летать. Тут никто тебя не дергает, телефон выключен, ты не можешь читать почту. Летишь себе спокойно. Представьте, я даже поесть в самолете люблю!

Марго Робби
Марго Робби, 2009 г.

Пока огромный «Боинг-777» разгонялся по взлетной полосе, они обсуждали различные методы борьбы с аэрофобией. «Хичкок на вашем месте непременно занялся бы фильмом про авиакатастрофу, – хихикнула Марго. – Он считал, что снять фильм о страхе – лучший способ от него избавиться».

Наконец самолет набрал высоту, гул моторов стал ровным и успокаивающим. Знак «Пристегнуть ремни» над сиденьем погас. Под крылом, в лучах послеполуденного солнца, зеленела западная Австралия.

Марго достала из багажного отделения сумку, вынула вещи и отправилась в туалет. Она летала на дальние расстояния так часто, что давно выработала определенный ритуал. Переодевшись в удобный спортивный костюм, который практически ничем не отличается от пижамы, она смыла косметику, нанесла толстый слой увлажняющего крема и вернулась на место.