Искренняя, светлая, сильная и невероятно энергичная Даша Малахова, телеведущая и актриса театра на Подоле, рассказывает Каравану историй о любви, детях, кухне и своем новом ресторане.


«Прежде всего нужно давать шанс не другим, а самой себе. Думаю, причина, по которой женщина в возрасте за 30 боится влюбиться, заключается в том, что она на самом деле не доверяет вовсе не мужчинам, а самой себе. Я доверилась – и влюбилась в 37 лет!» 

DSC_2245

Реклама

Увидела в вашем «Фейсбуке» фотографию двадцатилетней давности. На ней вам 17, и вы репетируете роль Дездемоны в спектакле «Яго» вашего папы, Виталия Малахова, который в 90-е годы стал настоящим прорывом. На фото вы производите впечатление томной, капризной девушки. У вас было богемное детство?

Наверное, с точки зрения обывателя в моем детстве действительно было много богемного. Мы жили на Подоле, по соседству с театром, и вечерами наш дом наполнялся гостями, а вместе с ними – вином, шумом, смехом и актерскими анекдотами. Но знаете, в чем парадокс, и даже, наверное, конфликт моей жизни? В детстве я была настолько окутана этим ощущением богемности, она была для меня настолько обыденна и привычна, что я никогда не воспринимала ее как нечто особенное. Для меня знаменитые гости в моем доме были столь же привычны, как и запах театра и черный бархат – я жила в этом, в этом просыпалась и засыпала. И мой папа, и мои сестры в какой-то степени и сейчас в силу профессии продолжают вести богемный образ жизни, но мне он, честно говоря, чужд. Я никогда не видела особого смысла в богемности. Что такое богемность? Курить на кухне сигары с важным видом, пить коньяк и философствовать о жизни? Я человек действия. Когда мне говорят: «Мне плохо», я тут же спрашиваю: «Чем помочь? Что мы можем сделать?» А действие, знаете ли, разрушает богемность. Единственное, пожалуй, что во мне богемного – это то, что у меня есть психолог, к которому я хожу раз в неделю – позволяю себе лежать на кушетке и в течение часа размышлять обо всем. Вот тут во мне просыпается богемная Даша Малахова! Но, кстати, этот час ничегонеделания нужен мне исключительно для того, чтобы потом идти и действовать. Почему мне интересен психоанализ? Потому что это практичная философия, очень полезная для жизни штука. А богему я очень люблю, но сама к ней не принадлежу. Она всегда была частью меня. Помню, в детстве в театре я каждый день очаровывалась людьми. Влюблялась ли? Ох, я даже не помню всех, в кого я влюблялась. Но романов с актерами у меня никогда не было – вы что, это же семья!

Даша Малахова с сыном 2012
Даша Малахова с сыном на съемках программы «Школа доктора Комаровского», 2012 г.

Я никогда не воспринимала актеров как мужчин – только как братьев. Я невероятно влюбчивый человек: для меня влюбленность – это как кофе попить. Я люблю людей, восхищаюсь ими – и так всю жизнь. Конечно, это не сексуальная влюбленность, это просто восторг от людей. Когда я признаюсь людям в этом, многих удивляет моя откровенность, а я отношусь к этому просто. У нас в семье есть одна черта, которая очень помогает нам жить: мы ироничны к себе, к профессии, к окружающим, да и к жизни, пожалуй, вообще. Это помогает не сойти с ума. Я думаю, всем иногда стоит делать reality check и смотреть на свою жизнь со стороны – и вы поймете, что в ней на самом деле много смешного. Жизнь – довольно смешная штука, даже если ты с юмором на себя смотришь, ну а если ты, не дай бог, относишься к себе ну очень всерьез, то это вообще катастрофа.

Даша Малахова 2012
На съемках кулинарной программы, 2012 г.

Как вы думаете, почему папа отправил вас учиться именно в Королевский колледж музыки и драмы в Великобритании? Москва или Петербург были ближе – вы могли учиться там, это было бы проще и дешевле.

Меня отправили так далеко по двум причинам. В театре я работаю с одиннадцати лет, и если бы я училась актерскому мастерству в Киеве и Москве, то я бы, по сути, училась у своих коллег – у тех, кого видела каждый день в театре. Получилось бы, что люди, которые выходили со мной на сцену, меняя спортивные штаны на венецианские костюмы, оказались моими учителями – а это было бы неправильно, авторитет был бы утрачен. Папа это чувствовал и поэтому принял очень мудрое решение – он не хотел, чтобы я попала в легкую и комфортную среду. Понимал, что при моем характере это будет бессмысленно.

А по поводу «проще и дешевле»… Понимаете, мы никогда не были людьми Советского Союза. По сути, полжизни мои родители прожили за границей – много путешествовали вместе с театром, объездили весь мир, их везде любили, везде приглашали, и они, люди открытые, живые, харизматичные, с радостью принимали это внимание. Для большинства людей из Советского Союза западный мир и уклад жизни был далек и непонятен, но только не для нас. Для моей семьи он был доступен, и я сейчас говорю не о финансовых возможностях, а, скорее, о моральной и ментальной открытости. Я улетела в Англию, когда мне едва исполнилось семнадцать: времена были тяжелые, а самолеты – пустые. Никто не летал – на борту были только я и консул. Но, поверьте, мне не было сложно, мне не было страшно: с восьми лет я по полгода жила сама и к семнадцати стала вполне взрослой девочкой. У меня не было няни, не было теть и дядь, которые бы присматривали за мной, пока родители были на гастролях. Я все делала сама: ходила в школу и учила уроки, убирала и готовила. Более того, к приезду родителей я однажды даже сделала дома ремонт – хотела преподнести им сюрприз. Быт никогда не был сложным для меня. Хотя вру: однажды, когда я клеила обои, под ними оказалась проводка, и меня ударило током – с тех пор вот боюсь электричества.

Даша Малахова

А вот еще одна причина, по которой я уехала: папа скорее отправила меня не туда, а отсюда. Он понимал, что в сложном и страшном 1995 году в Киеве ничего хорошего я не дождусь. Люди ходили по улицам с оружием, а мажоры встревали в нехорошие истории. Поступила бы я в театральный в Киеве, погрузилась бы в ту самую «мажорную среду», закрутилась бы в кругу детей актеров и режиссеров, той самой богемы… И непонятно, где была бы сейчас.

Я уехала в Британию учиться жизни. Не театру, нет – всему театральному и профессиональному я училась, учусь и продолжаю учиться в Киеве. А там – там скорее была школа жизни. Что такое школа для актера? Вся наука бесполезна до тех пор, пока ты не проживешь этот опыт сама. Сколько бы тебе ни рассказывали в театральной школе о том, как сыграть брошенную и страдающую от неразделенной любви девушку, ты никогда не сыграешь ее, пока реально не переживешь потерю, пока не почувствуешь себя брошенной. Ты никогда не поймешь, что такое война, о чем говорит в своих трагедиях Шекспир и Софокл, пока не увидишь войну своими глазами, пока не осознаешь, что на соседней улице убивают беззащитных людей. Актер без опыта – ничто.

Даша Малахова
С Василием Кухарским в спектакле «На дне» по пьесе Максима Горького в постановке Виталия Малахова

Я приехала туда и хотела как можно скорее погрузиться в ту жизнь. У меня было 2 фунта на еду – и я пошла работать, и постепенно на еду у меня стало 10 фунтов, потом 15. Я приехала из Советского Союза, серая и невзрачная, а вокруг меня ходили модные люди в клешах и кроссовках – и я хотела быть, как они. Поэтому я пошла работать – чтобы быть ярче, жить ярче и кушать вкуснее. И для меня это вовсе не было проблемой – я всегда любила работать. В театре я играла с одиннадцати лет – и всегда получала небольшой гонорар. К слову, сын Матяш меня опередил: он начал работать в театре с семи лет и уже получает 400 гривен за один спектакль. Деньги «капают» мне на карточку, и Матяш спрашивает: «Мама, ну что там с деньгами?» А я отвечаю ему: «Все хорошо, сын, ты богат, ты себя обеспечиваешь!»

Вы никогда не думали остаться в Лондоне?

Сложно сказать. Я ведь там прожила довольно долго, десять лет, была там замужем, руководила своим рестораном. Все было хорошо, на первый взгляд, но что-то мне мешало, и только со временем я поняла, что именно. Меня всегда смущает в жизни ненастоящесть. Сейчас объясню. Например, когда мы открыли нашу кулинарную студию «Картата потата», мы первым делом разломали в студии весь гипсокартон и оставили вокруг сырой, брутальный кирпич – чтобы было по-настоящему, чтобы было хорошо и душевно. Или вот с одеждой так же, к примеру. Я с 1993 года ношу кроссовки New Balance – потому что мне так удобно. А тут вдруг в последние годы их стали носить все модные девушки – с платьями, жакетами и брюками. И мне говорят: «Малахова, ты такая модная!» А я не модная, мне просто так удобно! И платье хочется надеть, и ноги не убить. Хочется простоты и удобства. И там, в Англии, мне тоже хотелось простоты, но ее там и в помине не было. И в какой-то момент я поняла, что лучше мне, со всеми моими странностями и специфичными взглядами на мир, вернуться домой, потому что здесь я чужая. Инородная. В кино и театре в Лондоне я тоже была инородной: я там играла только старушек или каких–то доступных восточноевропейских женщин – потому что режиссеры на меня смотрели сквозь призму клише, которые существовали в Европе. А в оригинал я не вписывалась – я никогда не была классической английской розой. Я была р-р-розой (говорит с еврейским акцентом), а не Розой!

Даша Малахова
Даша Малахова на фестивале «Арсенал Идей», 2015 г.

К тому же, в какой-то момент своей жизни там я поняла очень важную вещь. По сути, все эти успешные развитые европейские страны дают тебе вовсе не демократию, а ощущение псевдодемократии: они лояльны, толерантны и дипломатичны, но эта дипломатичность из категории nothing personal, only business. У меня был абсолютно бытовой, но при этом очень показательный случай в Лондоне. Я тогда уже управляла своим рестораном и как-то, идя куда-то по делам, зашла в первый попавшийся ресторан, заказала кофе и попросила у официантки таблетку – у меня очень болела голова. Мне сказали дипломатично: «Извините, у нас это не принято. Вы можете сесть на автобус, проехать две остановки и купить таблетки в аптеке». Черт возьми! У нас тебе бы дали эту таблетку без разговоров! Так что я уехала и поэтому в том числе – я не вписывалась в общепринятые стандарты, была шире их рамок и поэтому была там чужой. Да, мы, славяне, такие: можно купить красивый немецкий шкаф, но вещи все равно из него будут выпадать абсолютно по-славянски!

DSC_2222

Вы бизнесвумен?

Нет, ни в коем случае! Я антибизнесвумен, а бизнесвумен никогда не была и не буду. Я понимаю, что все, что вы видите вокруг, в моей кулинарной студии – это махина, которая впечатляет. Но я, честно говоря, не знаю, как все это произошло со мной. Да, я умею работать и умею зарабатывать деньги: как написал про меня один журналист – безалаберная и благословенная, но вряд ли я классическая успешная бизнесвумен. Я не знаю, как это все работает, но почему-то на меня есть спрос. Ко мне приходят люди, дают мне деньги, и я с божьей помощью их отрабатываю. Все знают, что «Картату потату» я открыла не одна, а с Чабой, моим прошлым мужем. Я не раз задумывалась о том, сделала бы я это все без Чабы и какова его роль в моем деле. И в итоге я смогла дать себе ответ на этот вопрос. Я думаю, в моем успехе важна не столько роль Чабы, сколько роль всего внешнего мира в целом. Я же вдохновленная птица! Я – как зерно пшеницы, которое должно быть помещено в определенные условия, чтобы вырасти. Безусловно, мне очень помогал и мой первый супруг в Лондоне, и Чаба в Киеве. Конечно, помогали не так, как можно представить себе в самом примитивном смысле – на тебе, Даша, миллион, бери и делай с ним, что хочешь. Нет, они, скорее, создавали для меня комфортную среду обитания. А я творила – и вместе с ними, и самостоятельно, и еще вместе с десятками людей вокруг меня. Эта студия – не мой проект, это командное дело. Я ничто без своей команды – я редко об этом говорю, но мои люди хорошо это знают. Вот эти красивые шторки, которые вы видите, – да, я сама их купила, но ведь не я их сшила! Эти обои, что вы видите: да, я заработала две тысячи гривен на квадратный метр обоев, поехала и купила их в модном магазине, но, черт возьми, не я же придумала этот необычный рисунок на них! В этом и состоит ирония жизни: нужно понимать, что все вокруг – наши общие усилия, и оценивать себя критично. Я очень благодарна всем людям, которые приходят в мою жизнь. Все люди одинаково для меня важны. Те, кто делал мне больно – я благодарна вам, потому что вы учили меня, развивали и делали сильнее. Все, кто меня любил и помогал мне – я благодарна вам точно так же, потому что вы учили меня, развивали и делали сильнее. Жизнь – такая странная штука: лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал.

Даша Малахова «Картата потата»
Даша Малахова в кулинарной студии «Картата потата»

Я счастлива, что у нас есть «Картата потата». Я счастлива, что мне удалось реализовать в ней свою идеологию, свою философию – это концепция обучения людей через еду. Мы ведь не учим людей готовить. Мы учим людей быть счастливыми и обращать внимание на мелочи, которые их окружают, а делаем это, так уж случилось, посредством кулинарии. Будь у каждого человека в этом мире по бриллианту, мы бы открыли мастерскую по огранке бриллиантов. Но картошку, помидоры и мясо в наше время достать куда проще – поэтому мы обучаем людей через кулинарию. Это те же бриллианты, просто они доступны каждому. Я – за простоту и демократичность, мне важно работать с тем, что есть у всех. В этом смысле я антиэксклюзив, антигламур, я – мисс простота и понятность. Каждый человек достоин качественно и вкусно есть, каждый ребенок достоин внимания и любви, и каждая женщина, и каждый мужчина достоин любви. Все просто, как дважды два – четыре.

А сейчас мы в «Картата потата» запустили новый проект, к которому шли четыре долгих года. Мечты становятся реальностью – я наконец открываю свой ресторан! Почему? Я просто хочу быть ближе к людям. «Картата потата» существует уже много лет в качестве кулинарной школы, я ее очень люблю, но чувствую, что это закрытый проект. Сюда нельзя прийти и просто поужинать. Да, сюда можно прийти на любой мастер-класс, сбросив дорогой костюм, надеть фартук и на пару часов отвлечься от всех забот, но я не могу накормить тут всех и каждого. А я хочу, очень хочу – делать людей счастливыми чрез еду. Поэтому я открываю свой ресторан. Он откроется в мой день рождения, 4 декабря, и будет жить на самой красивой улице Киева, точнее, на пересечении двух самых красивых улиц Киева – Пушкинской и Прорезной. День и ночь там кипит работа. А я тем временем набираю персонал. Каждый день ко мне приходят десятки прекрасных людей – красивых, молодых, умных, которые готовы бросить все и войти со мной в новую жизнь – в моем ресторане. Я уже успела влюбиться в каждого из них – настолько они прекрасны и очаровательны. А кухня в моем ресторане будет местной. Думаю, для каждого человека локальная кухня – лучшее, самое вкусное и самое полезное, что может быть.

Даша Малахова
На фестивале «Три дня в саду»

Меня часто спрашивают о том, почему все же я выбрала кулинарию и бизнес, а не театр. А мне обидно слышать такое – ведь я ничего не выбирала, более того, я не считаю, что человек должен заниматься чем-то одним. Моя жизнь – это и театр, и «Картата потата». При этом ирония моей жизни в том, что я в театре больше двадцати лет, но у меня нет какой-то невероятной жажды театра. Театр – это часть меня, это как моя рука – правая или левая. Ты же не можешь сидеть и думать: о боже, как я люблю свою правую руку. Было бы странно, согласитесь! Все просто – я выхожу на сцену и играю в театре, когда у меня есть возможность. Я не гонюсь за ролями, хотя всегда очень волнительно жду распределения. Бывает, что папа предлагает какую-то роль, а я говорю: «Вау, как интересно, Шекспир, хочу, хочу!» А потом папа называет имя режиссера, а я разочаровано протягиваю: «А, так это не ты ставишь?» – и отказываюсь. Мне просто неинтересно больше ни с кем работать, я не верю никому. Я верю, что он лучший режиссер, я безупречно верю в его концепции и идеи, я знаю, что не буду выглядеть глупо в его спектаклях. Мне никто не нужен, кроме него – такая я странная актриса.

Даша Малахова Виталий Малахов
Даша с отцом Виталием Малаховым, 2010 г.

Вы с такой любовью говорите о кухне, о кулинарии. Но часто можно встретить женщин, уставших от быта и своих обязанностей, они в сердцах бросают: «Ненавижу готовить!» Как вы думаете, женщина должна обязательно получать удовольствие от готовки?

Я думаю, что зачастую женщины, которые устали от готовки, которые не получают от нее удовольствия, не получают удовольствия и от секса. И от жизни вообще. У меня есть мастер-классы для женщин, называются они девичники. Туда приходят очень разные женщины, но они задают одни и те же вопросы. «Вы что, и дома готовите?» – спрашивают. «Да!» – отвечаю. – «И у вас всегда есть дома еда?» – «Да!» – «И что, вы каждый день готовите дома ужин?» – «Да!» – «И что, у вас каждый день есть настроение готовить ужин дома?» – «Нет!» – «И как же вы с этим справляетесь?» – удивляются они. «Выпиваю бокал вина!» – отвечаю я. На самом же деле, секреты счастья – они очень простые, тут не нужно изобретать велосипед. Это как в театре. Есть система Станиславского, а есть система Мейерхольда. Система Станиславского предполагает, что ты настраиваешься на роль, погружаешься в нее, осмысливаешь ее, проживаешь, а система Мейерхольда – полная противоположность. Это биомеханика: она предполагает, что ты механически выполняешь нечто, и эта механика разгоняет тебя до того эмоционального состояния, которое тебе нужно. Вот я на кухне работаю, скорее, по Мейерхольду. У меня даже ритуал есть: мне нужно принять душ, намазать лицо кремом, нанести румяна, красиво заколоть волосы, позвонить и поболтать с родственниками – и все, я в форме! Я не готовлю в одном случае – когда этого не замечают. Думаю, что на самом деле оценка того, что ты готовишь, – это очень важно. Потому что женщина – это жертвенное существо, женщина хочет, чтобы ее ценили за то, что она делает. При этом ее вообще-то не просят жертвовать собой, но все-таки должны быть ей благодарны. И происходит это примерно по следующему сценарию: «Сегодня я надела красные туфли, поаплодируйте мне за это! Мне в них больно, но я их надела – жду комплиментов!» – «Окей, тебе больно, не надевай их». – «Нет, я надела – и вы должны оценить!» Приготовление еды – та же история, в которой ты проявляешь себя и ждешь оценки.

Даша Малахова
На съемках кулинарной программы, 2012 г.

В этом – вся женщина. Я знаю таких, которые до трех лет кормят детей грудью. Зачем они это делают? Затем, что не могут расстаться с ребенком, не могу понять, что он вырос. И я вижу, что ребенок плачет, ребенок несамостоятелен, он бежит к маме, не может и минуты прожить без нее. Зачем искусственно привязывать ребенка к себе? Зачем заставлять его любить себя? Зачем выбирать такой сложный путь? Зачем готовить курицу, фаршированную блинами, – апофеоз украинской кулинарной глупости? Представляете себе, насколько сложносочиненное и абсурдное по своей сути это блюдо? Нужно купить курицу, вытащить из нее все внутренности, отделить кожу, сварить это мясо из курицы, порубить его, отдельно пожарить блины, потом объединить эти блины с мясом, поместить это все в оболочку, запечь курицу в духовке, порезать красиво – а потом еще жаловаться, что вы так долго мучились, а гости все это ваше чудо съели моментально! А еще хуже, если медленно съели – что, я невкусно готовлю?! А ведь можно жить просто: порезать багет, поджарить его на сковородке, сбрызнуть оливковым маслом, рядом порезать помидор, положить листочек базилика и сыр… Пять минут – все счастливы и нервы сбережены. Подруга как-то спросила меня: «А зачем ты моешь нечищеную картошку?» «Хочу запечь в мундире», – говорю. «А чего именно так, особый рецепт?» – «Да нет, просто чистить лень!» Все удивляются, а чему удивляться? Печеная картошка – это вкусно, просто и легко. Ты не устала, твои волосы не пахнут котлетами, ты сама не пахнешь котлетами, ты свежа и красива, муж приходит домой, ты его целуешь, ты сексуальна и привлекательна – и все счастливы. Мне кажется, страдают женщины именно из-за этого: они сами создают себе стрессовую ситуацию, а потом возмущаются.

Даша Малахова
С Андреем Пархоменко в спектакле «Трактирщица» по пьесе Анатолия Крыма, постановка Виталия Малахова

Знаю, сейчас появилось поколение новых пар, в которых готовит мужчина. Девушка сразу же говорит, еще в самом начале отношений: «Я не готовлю. Принципиально». «Окей!» – отвечает парень, надевает фартук и жарит котлеты. Это здорово, но однажды наступит момент, когда самооценка у такой девушки упадет очень сильно. Потому что ее парень придет домой и скажет: «Ты знаешь, Маша, ты классная, но я встретил Ксюшу – она такая же классная, как и ты, только она еще и готовит шикарно!» Я утрирую, конечно, но так бывает. Я не говорю, что готовить – это самое важное в жизни женщины, конечно, нет. Мне кажется, на самом деле, единственное, что важно – справляться со своей жизнью. Мне кажется, что люди – это супергерои. И чем больше у тебя супергеройских качеств, тем ты привлекательнее, круче и сексуальнее, тем с тобой проще, легче и интереснее. Я стараюсь окружать себя теми людьми, которые hardworkers – которые работают так же тяжело, как и я. Я сильный человек, и мне комфортно с сильными людьми. С мямлями и занудами мне некомфортно.

Даша Малахова
На съемках кулинарной программы, 2012 г.

Вы всегда откровенны в соцсетях. Например, год назад о своем расставании с Чабой вы сообщили людям именно через «Фейсбук». Почему вы выбрали такую позицию откровенности в виртуальном мире, где в принципе можно играть абсолютно любую роль?

Если я смотрю с обложки глянцевого журнала и говорю: «Я очень счастлива!», то я обязана быть с читателями этого журнала до конца откровенной. И когда я вдруг становлюсь не такой счастливой, как раньше, я снова должна появиться на обложке глянцевого журнала и на этот раз признаться, что я уже не такая счастливая. Это правила игры – и я играю в нее до конца. Я считаю, что Анджелина Джоли, которая на весь мир призналась, что она удалила яичники и молочные железы, – великая женщина, которая спасла жизни не одной сотни женщин. Все онкологи говорят о том, что официально есть время до Джоли, а есть – после Джоли, и что тысячи женщин, прочитав статьи о ней, пошли и сдали анализы. Поэтому вопрос одного интервью, одной публикации не сравнится с той колоссальной ролью, которую ты можешь сыграть в жизни какой-то одной читательницы, или, быть может, сотен читательниц. Ну не могу я появиться на обложке журнала с Чабой и двумя детьми в обнимку, потом пропасть на два года, а потом – опля! – появиться на обложке этого же журнала с теми же двумя детьми, но уже с другим мужчиной в обнимку. Согласитесь, это было бы ужасно нечестно и подло. Это очень осознанное поведение с моей стороны, это взвешенное решение. Но не думайте, что я эксгибиционист – у меня нет желания выставлять свою жизнь на обозрение. Нет, просто иначе будет казаться, что я хвастаюсь, когда мне хорошо, и я прячусь, когда мне плохо.

Даша Малахова кулинарная школа
Начало Детской Кулинарной Школы, 2008 г.

А что касается развода и «Фейсбука», то я объявила все именно через «Фейсбук» по двум причинам. Во-первых, решила, что будет хорошо, если это узнают именно от меня и вокруг не будут ходить бесконечные слухи, которые только подпитываются друг от друга. Во-вторых, я подумала о друзьях и родственниках. Почему они должны страдать из-за меня и отвечать на бесконечные вопросы незнакомых людей, журналистов? Лучше они просто скажут: «Почитай «Фейсбук», там все написано».

Я думаю, женщины, которые не получают удовольствия от готовки, не получают его и от секса. И от жизни вообще

Я хочу, чтобы, возможно, люди видели себя во мне. Хочу, чтобы, прочитав мою историю, женщины задумались о том, что происходит в их семье, чтобы задали себе вопрос, счастливы ли они, любят ли их и не одиноко ли им в собственном доме так, как было одиноко мне. Единственное, о чем я жалею в этом контексте, так это о том, что стала рекламой развода. Вот за это мне действительно стыдно. Потому что многие журналисты, с которыми я общалась, к сожалению, в статьях обо мне манипулируют фактами. «Вот, посмотрите на Малахову: она развелась – и похудела, похорошела, и стала еще лучше и успешнее, чем была». Я не хочу, чтобы женщины разводились только потому, что после развода Малахова стала краше. В моей ситуации развод действительно стал освобождением, но необязательно он станет освобождением для сотен других женщин.

Даша Малахова
На выставке Марии Маслий, 2014 г.

В период развода, кстати, мне очень помог психолог. У меня были вопросы, которые мне нужно было задать профессионалу. Ясно, что можно было пойти к подругам и поплакаться на их плече, но на самом деле мне не нужно было выплакаться – мне нужно было понять ситуацию, проанализировать ее и сделать правильные выводы. И психолог помог. Поэтому я рекомендую женщинам: если у вас есть неразрешимые вопросы, не стесняйтесь задать их профессионалам.

Когда тебе уже не двадцать, влюбиться очень сложно. У тебя много требований и амбиций, у тебя есть опыт, есть представления об идеальном мужчине и ты не готова к полумерам. Тем более если ты пережила развод, или даже два, как вы. Как остаться открытой, как не стать черствой, не разочароваться во всех мужчинах враз?

Не знаю, может, бокал вина?

А, может, два?

Нет-нет, два – это уже слишком. После двух влюбляешься не в того, кого нужно.

На самом деле, я думаю, прежде всего, нужно давать шанс не другим, а самой себе. Думаю, причина, по которой женщина в возрасте за тридцать боится влюбиться, заключается всего лишь в том, что она на самом деле не доверяет вовсе не другим, а себе. Ага, я уже дважды была замужем и у меня не получилось, значит, я не разбираюсь в мужчинах, значит, семья – не для меня, займусь-ка я лучше карьерой или воспитанием детей. Раз в любви я несильна. Раз не получилось, два не получилось, шанс, что получится в третий, невелик. Мне сложно понять такое упадническое настроение, такое уныние. Я не понимаю, как можно спать одной, я не понимаю, как можно есть одной, я не понимаю, как можно в шкафу иметь только свои вещи, я не понимаю, как можно не заниматься любовью, как можно выглядеть хорошо, если ты одинока? Я понимаю, что теоретически от одиночества можно кайфовать, но я не понимаю, в чем тогда искать смысл жизни?

Даша Малахова
На съемках кулинарной программы

Наверное, я очень счастливая женщина – я доверилась себе и влюбилась. Влюбилась в 37 лет, влюбилась, имея за плечами два развода и двоих детей. Шанс действительно был невелик – но со мной это случилось. Человек, который сейчас рядом со мной – прекрасный, светлый, настоящий, он любит моих детей, и я чувствую – он относится к ним как к своим. И дети приняли его прекрасно, хотя я, по сути, ничего специально им не объясняла – просто позволила им самим почувствовать, что значит этот человек для нас. Возможно, кто-то скажет, что это неправильно, но я думаю, по большому счету роль родителей – социально адаптировать своих детей. Не холить их и лелеять, не сюсюкаться с ними и держать их в золотой клетке, стараясь уберечь от страшного мира, а, наоборот, помочь им интегрироваться в общество. Подготовить их ко взрослой жизни, если хотите, со всеми ее бедами и счастьями. Я не могу оценивать или судить других людей и их методы воспитания, но мне радостно оттого, что мои дети социальны, активны и общительны. Сейчас, например, я иду на курсы детских психологов – мне невероятно это интересно. Да, вроде бы я кое-что знаю о детях, но на самом деле, чем больше ты знаешь, тем больше понимаешь, что ничего не знаешь.

Возможно, когда-нибудь я усыновлю ребенка. Я верю
в то, что это – моя истинная миссия

На курсы я иду еще по одной причине. Возможно, когда-нибудь я усыновлю ребенка. Я верю в то, что это – моя истинная миссия. Мое призвание, если хотите. Серьезно, я верю в то, что пришла в этот мир, чтобы в нем стало на одного несчастного ребенка меньше. По правде говоря, из-за этой темы мы с Чабой и развелись, в какой-то степени он этого не понимал и не поддерживал. А я считала, считаю и буду считать, что чужих детей не бывает, что каждый ребенок – твой, и ты обязан ему помочь, если ему больно, плохо и одиноко. И, черт возьми, какая разница, сколько детей ждет тебя дома – два или три? У меня уже есть двое, третий ничего не изменит глобально, и мне не станет тяжелее за ними смотреть или готовить им еду. Нет, я просто буду еще более счастливой.

Как сделать так, чтобы все успевать? У вас ведь невероятно насыщенная и наполненная жизнь.

Знаете, я иногда шучу, что когда я умру, обо мне скажут с пафосом: «Она торопилась жить! Правда, я настоящая торопыга в этом смысле. Я живу по принципу: «проблема-решение», «проблема-решение». Вот пришла я утром на работу, вижу, кое-где на кухне грязно. Говорю коллегам: «Ребята, у нас грязно!» И вижу, что они пошли в офис – решать какие-то глобальные вопросы. А я взяла быстро ведро, налила в него воды, тряпку окунула, потерла пятно – и все, стало чисто! Мой психолог считает: моя гиперактивность говорит о том, что я беспокойна, тревожна и постоянно пытаюсь кому-то понравиться. Возможно, он прав, и с точки зрения науки так оно и есть, но мне так комфортно.

Даша Малахова Виталий Малахов
С отцом Виталием Малаховым и крестницей

Хотя иногда мне кажется, что я ничего не успеваю. Если проходит полчаса, и я ничего не сделала, ужасно недовольна собой – думаю, что прожила полчаса бесполезно. На самом деле события происходят в жизни каждого человека, и их довольно много. Просто мы не всегда осознаем, что эти события – на самом деле события. Возможно, нам стоит больше обращать внимание на это – обдумывать, останавливать мгновение, радоваться. «Мы купили новый удобный рюкзак!» – событие. Дети пошли в школу – событие! Купили на базаре вкусные овощи – событие! Тогда эти повседневные, совершенно бытовые вещи вдруг перестанут быть бытовыми – и будет всем счастье! А я не так много делаю. Мне 38 лет, и я всего лишь родила двоих детей, написала три книги, выпустила две программы и создала всего одну студию. Секрет лишь в том, что любые события нужно замечать. И не прятать. Вот, например, спрятала бы я развод – и было в моей жизни на одно событие меньше! Видите, а вот теперь к моему списку событий прибавились уже два развода! Намного легче становится, когда ты не боишься делать ошибки – а все идет от той самоиронии, которая присутствует в моем характере. Ну упала, ну вляпалась лицом в грязь – ничего страшного, встала, отряхнулась и пошла дальше!

Даша Малахова с сыновьями
С сыновьями Матяшем и Оливером, 2015 г.

Моя подруга рассказала мне интересную историю. Много лет назад ее психолог посоветовала ей написать три списка. В первом разместить самые простые каждодневные задачи, во втором – на первый взгляд недостижимые, но на самом деле реальные при определенном усилии вещи – например, привести свое тело в идеальное состояние. А в третий список внести свои самые заветные мечты – например, полететь в космос. И посмотреть, как этот список будет работать. Через несколько лет подруга достала этот список и с удивлением поняла, как много вещей из него сбылось – причем не только из первого, но и из второго списка.

Я понимаю, что теоретически от одиночества можно кайфовать, но в чем
тогда искать смысл жизни?

Например, она мечтала стать партнером в компании, в которой работала – и стала им, хотя не очень верила в успех, потому что когда прописывала это желание, только начала там работать! Скорее всего, мы все успеваем очень многое – просто не обращаем на это внимания, а вот такие хитрости помогают осознать. Я рада, что встретила вас сегодня – вы сказали мне, что я очень многое успеваю, и я счастлива – я даже раньше не задумывалась об этом! На самом деле, количество событий – вовсе не то, к чему нужно стремиться. Качество тоже очень важно. Есть писатели, которые в течение всей жизни пишут одну книгу – Харпер Ли, например, написала всего один роман – «Убить пересмешника». Зато какой! У каждого своя судьба, свой путь, свой темп. Позвольте себе быть собой.

Подготовлено по материалам журнала «Караван историй. Украина»

Фото: Юрия Залужного, из архива Даши Малаховой, педоставлены пресс-службой Киевского академического драматического театра на Подоле.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter или Вконтакте и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»