Потом выяснилось, что Алекс знает толк не только в сексе. Он отучил Адель от кричащих расцветок, привил любовь к черному, заставил перекраситься в блондинку. А когда обнаружил, что подруга вопиюще необразованна, составил список книг, которые ей следовало прочесть, и стал водить по музеям. Словом, ваял, как Пигмалион Галатею. Адель очень старалась не разочаровать любимого: зубрила имена писателей и художников, делая пометки в блокноте, однако ее мозг отказывался запоминать, и все тут!

– В Тоттенхэме я не заморачивалась такими премудростями. И ничего, мои песни слушают миллионы умников, – как­то пробубнила она.

– Да, твои песни серьезные, рассудительные, а названия хитов яркие, – согласился Алекс. – Но как ты все это придумываешь?

– Понятия не имею! – пожала плечами Адель. – Я не читаю книг, и когда разговариваю, каждому становится ясно, что я простая девчонка. Но как только я сажусь сочинять песни, в моем мозгу что­то щелкает – и я начинаю описывать свои чувства так умно, будто училась в университете. А названия… Как­то в пабе я сцепилась со своим бывшим, а потом удрала от него на улицу. Мчусь по тротуару, и вдруг бац – родилось название песни «Chasing Pavements», «Чеканка тротуаров»! А «Качаясь на волнах» возникло от roll deep, что означает«стоять на стреме». Но я решила, что это звучит красиво, и превратила в «Rolling in the Deep»…

Желая безраздельно владеть любимым, Адель вообще не хотела с ним расставаться, и на гастроли по Америке взяла Старрока официальным фотографом. Однажды ее пригласили в популярное шоу Дэвида Леттермана вместе с Бьорк, и та предложила Алексу сделать с ней фотосессию. Адель это ужасно взбесило. Да как посмела эта нахалка так поступить? Она же прекрасно знала, что по контракту Старрок не имеет права снимать других певиц! Да, Адель вспылила при всем народе. Но пусть Бьорк скажет спасибо, что она не пустила в ход кулаки!

Но вот Алекс ужасно расстроился, заявил, что ему надоело быть на поводке у Адель, и предложил расстаться. Господи, какой поводок? Да она любила его, как последняя дура, а он… Адель впала в такую депрессию, что порвала все заключенные на полгода контракты. Неустойки? Плевать! Из ее жизни ушла любовь – вот что невыносимо! Она переехала к матери и, глуша сердечную боль рыданиями и вином, опустошала по четыре бутылки за ночь. «Бедная моя девочка», – шептала Пенни.

Но вот парадокс: во время своего заточения Адель написала почти все песни для второго альбома. Ее пьяный язык был честным и образным. Перечитывая свои хмельные наброски на трезвую голову, она не понимала, как умудрилась так красиво выразить свои мысли. К примеру, однажды они с Алексом сильно повздорили. Он ушел, а она так и осталась стоять под дождем, пытаясь зажечь сигарету. А потом родилась песня «Set Fire To The Rain», «Поджечь дождь»…

На записи второго альбома, который она тоже назвала по своему возрасту – «21», Адель выкинула еще одно коленце. Когда они вместе со знаменитым продюсером Риком Рубином начали записывать набело наработанный за девять месяцев материал, то вся команда едва на нее не молилась – Адель пела божественно! Но когда альбом был почти готов, она забраковала большинство финальных записей – мол, в них нет того нерва, который был в ранних вариантах – и заменила их первоначальными. Это было настолько неслыханно, что даже видавший виды Рубин испытал шок! И все же Адель оказалась права: альбом «21» был признан безупречным!

Отправившись в мировое турне, она собирала стадионы, но при виде огромных толп впадала в панику. Перед выходом дочки на сцену Пенни капала ей успокоительные травки, а Адель втихаря запивала их коньяком. Но и это не помогало. Иной раз, выйдя на сцену, она разворачивалась и убегала за кулисы. А однажды, глядя в зал, честно призналась: «Мне страшно» – и ее голос заглушили овации. С этого и начались ее откровения с залом.

Адель могла расплакаться прямо посередине песни и заявить, что ее душат воспоминания. А если все было хорошо, весело рассказывала, какое событие ее вдохновило на песню.«Я не выпендриваюсь, а рассказываю о любви честно, без слюней. Каждый дурак знает, как паршиво тебе, когда сердце разбито», – говорила она, и зал снова взрывался неистовыми криками и аплодисментами. Эта певица была такой своей и понятной! А еще она пела вживую, без бэк­вокала и подтанцовок, ничего из себя не строя и не скрывая, что она самая обычная девушка из бедного Тоттенхэма.

Однако характер у Адель был вовсе не сахар. Когда ее прервали во время получения Brit Awards, показала организаторам средний палец. Но публика все равно ее обожала, а продажи второго альбома побили все рекорды. Он получил бриллиантовый статус и стал самым скачиваемым и продаваемым британским альбомом XXI века.

Тот альбом восхитил и Алекса, и они снова сблизились. Адель решила, что на этот раз сделает все, чтобы удержать любимого, и даже начала худеть под руководством знаменитого тренера, которого когда­то ей советовал Маккартни. Тот загонял ее в спортзале, держал на жестокой диете. Но она стойко терпела все муки – Алекс будет ею гордиться!