Найти свой голос

Друзья говорили: «Это шаг назад, ты точно хочешь этого? Тебя же там могут разбомбить». Я только рукой махнула: я уже ничего не боюсь, уж как будет. Мне в тот момент было так больно, что, казалось, больнее не бывает. И я пошла. И не пожалела.

О том, что меня могут раскритиковать, я не думала. В день, когда я прослушивалась, было много детей – и одна я взрослая. И дети меня зарядили. Рядом сидела девочка, и мне захотелось ее ободрить. «Давай, – говорю, – иди, не бойся». Она поднялась, взглянула сверху вниз и произнесла: «Я? Да я здесь порву каждого!» Открывает дверь, идет и рвет. Нам нужно брать с детей пример, они еще не обросли мнениями и стереотипами. Они знают, что классные, что все могут, и у них все получается, они рвут каждого. Пошла и я… Пять лет я пробыла в коллективе, где ты можешь, если что, спрятаться за кого­то, даже эмоционально. А тут все внимание только на тебя.

Вера – одна из вокалистов проекта телеканала «1+1» «Танці з зірками», 2018 г. / Фото: Ростислав Рипка, из личного архива

Дрожа, я исполнила по кусочку каждой из заготовленных композиций, мне сказали: «Скорее всего, мы с вами увидимся, готовьтесь» (точного ответа не говорят никому). И через какое-­то время мне действительно позвонили и сказали: «Готовьте вот эту композицию, с которой вы приходили». Я чуть телефон не выронила. Как раз, помню, на тренировке была, говорю всем ошарашенно: «Ребята, меня кажется, позвали на «Голос країни», на слепые прослушивания».

Про любовь

С Романом Дудой мы оказались в одной команде – у Сергея Бабкина. Я Ромку поначалу всерьез не восприняла. Мне он показался ветреным мальчишкой, несерьезным, слегка зазнайкой – одним словом, бэд бой со слишком высоким мнением о себе. И я определила: так, вот от этого надо сразу держаться подальше, потому что можно влипнуть в историю.

Поначалу мы просто были в одной команде – нас всех собрали, познакомили, мы обменялись телефонами. Команда была очень дружная. Мы могли позвонить друг другу по любому вопросу. И как­-то раз я набрала Рому, мне почему-­то показалось, что он мне сможет помочь. Тот телефонный разговор дал понять: а он вовсе не поверхностный, напротив, серьезный, мужчина со взрослыми рассуждениями и ценностями, схожими с моими. Первое впечатление разрушилось.

Сергей и Снежана Бабкины нас постоянно куда­то приглашали: то у них спектакли, то концерты. Звали всю команду, все обещали быть – а приходили мы вдвоем с Ромой, совершенно не сговариваясь. После спектакля шли вместе к метро, пили кофе… Постепенно завязывалось общение. Я в Роме нашла собеседника.

С мужем, Романом Дудой, 2018 г.

В один из таких вечеров, после спектакля Бабкиных, Рома говорит: «А давай зайдем в грузинский ресторанчик, там хачапури классные и вино вкусное». Мы съели хачапури, запили вином. Рома на тот момент еще работал ночным менеджером гостиницы и ехал на работу, а я направлялась домой. Мы спустились в метро и, когда прощались, – я выходила из вагона, он ехал дальше, – что-­то проблеснуло у нас в глазах, что было понятно: будут отношения. Мы не держались за руки, не целовались, но что-­то такое мелькнуло, и мы осознали: следующая встреча будет свиданием.

Следующая встреча была в павильоне № 12 на ВДНХ, где снимался проект. Как раз началась активная фаза. После съемок мы пошли в китайский ресторанчик на «Университете»: Рома долго работал в Китае и полюбил их кухню, а в этом заведении было все то, что олицетворяет Китай. Пришли – забегаловка забегаловкой, но там и правда аутентично и очень вкусно. Мы объелись и отметили для себя эту кафешку как «свое» место. И до сих пор по каким-­то знаковым для себя моментам захаживаем туда на лапшу.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от VERA KEKELIA (@kekeliavera)

Рома действовал решительно. Предложение он мне сделал через три месяца. Мы скрывали отношения, не подавали виду, что вместе. Заходили в павильон: «О, Ромка, привет!» – «Привет, Верка, как дела?» Нам казалось, никто ни о чем не догадывается. Но Сережа Бабкин потом сказал: «Ребята, да вы что, издеваетесь? Я же все видел сразу!» Снежана ему с обидой: «Как? И почему ты мне не сказал?» – «А чего я буду болтать? Я же вижу, что они скрываются. И решил не задавать лишних вопросов. Потом все ясно будет».

Но знал еще кое-к­то. Однажды мы гуляли по Подолу, и нас за руку хватает журналист – имени не выдам. И вместо «привет» и «как дела» первыми словами Ромы были: «Я тебя прошу, только никому не рассказывай! Мы никому не говорим». А она нам: «Ребята! Да мы давно все знаем и просто вас не сдаем. Гуляйте себе спокойно». Это осталось между нами, и мы очень за это благодарны.