Французской модели и актрисе Летиции Касте исполняется 42. И она может быть довольна своей жизнью: в активе успешная карьера, звание секс-символа и символа Франции, трое детей и самый желанный француз Луи Гаррель в мужьях

Их история напоминает сюжет романтического фильма. Мужчина и женщина случайно встретились глазами в ресторане — и заговорили так, будто всю жизнь были вместе.  «Караван историй» рассказывает, как Летиция и Луи шли к своему счастью через неудачные браки и осуждение общества.


 

Она проводит рукой по стеблю цветка, стараясь не уколоться шипами. «Какие вы красивые», – шепчет, наклоняясь к бутонам и вдыхая их сладкий аромат. Над соседним розовым кустом кружит шмель, и она прислушивается к жужжанию. Тишину летнего дня пронзает родной голос: «Малышка! Обедать!» Она отряхивает с синих шортов землю и, выбравшись из розария, несется в дом.

После обеда хочется то ли спать, то ли пойти с Зелиндой на их пляж в Лумио, корсиканской деревеньке, откуда родом ее отец, Доминик Каста. Залезть по шею в море и не вылезать как можно дольше. Но побеждает любопытство: Летиция улучает момент и пробирается в комнату прабабушки, пока та убирает со стола, и открывает флакончик с духами, который заметила на ее тумбочке, как только приехала. Она знает: капнешь капельку на запястье — аромат вдыхаешь еще несколько часов. Если, конечно, не пойти сразу купаться. Она прижимает открытый флакон к коже, быстро закрывает и, схватив персик со стола в гостиной, выбегает во двор.

По круглым румяным щечкам Летиции течет персиковый сок, а она, лежа в тени деревьев, играет в гляделки с солнцем, пробивающимся сквозь листья. В Нормандии, в Понт-­Одеме в 160 км от Парижа, где она родилась и откуда родом ее мать Лин, никогда не бывает так солнечно, как на Корсике, поэтому то, что она три месяца проведет на море у доброй итальянской прабабушки — счастье. Пока ее старший брат Жан-­Батист остался с родителями дома, все внимание будет уделяться только ей.

—  Летиция, ты где? — зовет с крыльца Зелинда.

—Я тут, — пятилетняя девочка машет ей рукой.

— Может, пойдем на море?

2014 г.

Она с визгом вскакивает, бросает в траву косточку от персика — и застывает, обхватывая правой ладонью левое запястье. А как же духи? Все смоет вода… С другой стороны, а как же море? Когда они через час спускаются к пляжу по извилистой дороге мимо домов, лимонных деревьев и старой церкви, она одной рукой держится за Зелинду, а второй придерживает непослушную панамку, то и дело прижимая запястье к носу, пытаясь запомнить аромат духов и запечатлеть ощущение счастья, наполняющее ее сердце, которое, ей хотелось бы, чтобы осталось с ней на всю жизнь, о которой ей пока ничего не известно. Как и то, что в эти самые дни в июне 1983­го, в тысяче километров от нее в пасмурном Париже, в семье режиссера Филиппа Гарреля и актрисы Брижит Си родился сын Луи, за которого Летиция через тридцать четыре года, впервые в жизни, в свои тридцать девять, выйдет замуж…