Дети скучают по мне, а я скучаю по ним — так зачем нам эта боль, если ее можно избежать? Мы с Тарасом хотим, чтобы дети чувствовали нашу любовь, заботу и знали, что мы всегда рядом. У меня не было дефицита родительской любви в детстве, и я стараюсь, чтобы мои дети тоже его не ощущали.

Фото: Дмитрий Перетрутов. Стиль: Ольга Ипатова, Ирина Дронова

С детьми мне очень нравится петь, танцевать, рисовать, лепить, строить, сочинять стихи — словом, творить. Рома больше похож на меня — и внешне, и по характеру. Марко — скорее на Тараса. Оба при этом, как я, голубоглазые блондины, но мимику и манеры Марко перенял у папы. Романа мы понемногу готовим к школе, он учится читать и писать, уже хорошо считает, осваивает английский. И я еще отчетливей вижу в нем проявление себя: сыну жутко не нравится сидеть за уроками, он сердится, закатывает скандалы — но все равно делает что надо. Он умница, переступает через свое «не хочу». Я тоже умею прятать эмоции и терпеливо бить в одну точку.

Алеша с сыном Ромой в 2016 году:

А Марко повторяет за Ромой, как за старшим, моментально все схватывая, с ним в этом плане легче. Я вижу склонность мальчиков к искусству. И если они выберут сцену как любовь своей жизни — почему нет? Никто не будет запрещать. Нашу задачу как родителей мы с Тарасом видим в том, чтобы дать детям возможность развиться по максимуму.

Сегодня даете волю эмоциям на концертах, как тогда, на конкурсе?

Да, и часто это происходит на песне «Маленький секрет» или «Поруч». Они о жизнях, о самом сокровенном и важном. Есть песни эмоциональные лишь в какой-­то определенный период, а потом острота проходит. А главные вещи — семья, беременность, дети, ответственность, счастье — это безусловная любовь. Потому на песнях об этом я не могу сдержаться и плачу.

Есть вокалисты технические: поют вроде чувственные слова, а тебя не трогает — холодно и пусто. Уходит он со сцены, а пустота после него остается. А есть такой — вышел, еще рот не открыл, а все уже покорены. Вот это и есть честность артиста, когда ты позволяешь своей энергии выйти, не боишься быть собой, не ограничиваешь себя рамками и форматами. А просто себя даришь.

На ALYOSHA: Жакет, Helenber (www.helenber.com). Фото: Дмитрий Перетрутов. Стиль: Ольга Ипатова, Ирина Дронова

На концертах я люблю поговорить, мне даже делают замечание, что я много разговариваю. Но мне кажется, что зрители песни уже слышали и хотят пообщаться, увидеть, какой ты, о чем думаешь, чем живешь. По крайней мере, не было такого концерта, чтобы я, общаясь с людьми в зале, не чувствовала от них приятную отдачу. Мне это невероятно важно. Я хочу видеть их глаза, ощущать, с чем они пришли.

Артистом с большой буквы я себя пока не считаю. Великие — это Майкл Джексон, Фредди Меркьюри. Они гении, которые очень многим пожертвовали, чтобы радовать людей. Но они мужчины, им проще. Я мама, у меня задачи шире. Моя главная мотивация — дарить музыку. Она просто приходит в сердце и в голову. Я сравниваю это с чувством голода: человек может без еды три дня, пять дней — но рано или поздно он или насытится, или умрет. Так и для меня жизненно важно петь и писать музыку.