К тому времени девушка достигла немалых успехов на кинопоприще, в рамках британских студий ей стало тесно. Джоан часто сетовала, что тут относятся к женщинам-­актерам как к людям второго сорта. То ли дело Голливуд.

«Фабрика грез» встретила ее с распростертыми объятиями. В середине 50‑х конкуренция между студиями была огромной. Актеры подписывали контракт не на фильм, а с руководством студии на какой-­то определенный временной промежуток. Выгодно для обеих сторон: для актеров – стабильный заработок, для боссов – личная звезда.

В студии MGM уже была своя красавица – Элизабет Тейлор. Скандальная, знойная, незабываемая. Руководство 20th Century Fox от досады сгрызло пальцы по самый локоть: у них ничего подобного, ни одной красотки, которая могла бы сравняться с Тейлор по типажу и харизме. И тут на горизонте появилась Джоан Коллинз. Конечно, они ухватились за нее.

Джоан Коллинз
Джоан Коллинз, 1980 г.

За первый год пребывания в Голливуде Джоан снялась сразу в двух исторических фильмах: в «Земле фараона» и «Королеве­девственнице». От прочих ролей тоже не было отбоя. Считалось, что Коллинз может всерьез потеснить позиции и Тейлор, и самой Мэрилин Монро.

Джоан и Джекки были счастливы. Да-­да, в Штаты Джоан переехала не одна. За ней увязалась ее младшая и любимая сестренка. Вечная непоседа и бунтарка, которую в пятнадцать лет выгнали из школы, тоже мечтала попробовать себя в актерском мастерстве. Ей, конечно, не так везло с ролями. Возможно, это и к лучшему. Отказавшись от карьеры актрисы, в будущем Джекки удалось стать одной из самых популярных писательниц любовно­-криминальных романов.

На какой-то из голливудских вечеринок Максвелл вполне серьезно собирался продать супругу на несколько ночей одному из арабских нефтяных магнатов

А тогда они наслаждались свободой. Не просто сестры, а близкие подружки, которые друг в дружке души не чаяли. Но ничто не длится вечно. Однажды на пороге их лос­­анджелесской квартиры появился Максвелл Рид. Формально он все еще являлся мужем Джоан, и она так спешила уехать в Америку, что решила не тормозить переезд бракоразводным процессом, который мог растянуться на месяцы.

Максвелл выглядел спокойным и смирным, добрым и заботливым. В душе Джоан по­прежнему оставалась наивной, доброй девушкой и подвоха не заметила. «Наверное, он все осознал и исправился», – убеждала она сестру.

Джоан Коллинз
С Бетт Дэвис в романтическом фильме «Королева-девственница», 1955 г.

Совсем скоро на какой­-то из голливудских вечеринок Максвелл вполне серьезно собирался продать супругу на несколько ночей одному из арабских нефтяных магнатов. «Может, я и глупая, но торговать собой не позволю», – заявила разъяренная Джоан. Воздушный радужный замок окончательно разрушился.

Во время развода и некоторое время после него Рид не оставлял жену в покое – преследовал и шантажировал. Только теперь на стороне Джоан были деньги и лучшие адвокаты киностудии. Брак с Ридом она пожелала забыть. Но ума двадцатитрехлетней красотке этот опыт не прибавил.

Свободная привлекательная актриса – лакомый кусочек для сердцеедов всех мастей. Коллеги­актеры вились вокруг нее как пчелы над цветком. Джоан поначалу верила льстивым речам, а потом снова обжигалась. Сын Чарли Чаплина Сидней, Марлон Брандо, Уоррен Битти – все эти короткие романы заканчивались быстро и одинаково: Джоан уличала партнеров в неверности и уходила. Для них она была не личностью, а еще одной любовной победой. Сложнее всего оказалось расставание с красавчиком Битти. Они ведь обручились, вовсю планировали свадьбу… После разрыва отношений Джоан обнаружила, что беременна. Гнев из­за предательства жениха оказался слишком сильным. В расстроенных чувствах она избавилась от ребенка – и жалела об этом всю последующую жизнь.