Зато в кино дела шли отлично. Ее партнерами по фильмам были Грегори Пек и Пол Ньюман, Бинг Кросби и Ричард Бертон. Многие из них, конечно, не прочь были закрутить роман с такой красавицей. Особенно Ричард Бертон. Пожалуй, Джоан Коллинз оказалась единственной женщиной, которая смогла устоять перед его напором и обаянием: «Ричард, я уверена, ты можешь соблазнить и поливальный шланг, но только не меня». Как бы Ричард ни старался, Джоан твердо стояла на своем: они друзья, не больше. Кто знает, возможно, брак Бертона с блистательной Элизабет Тейлор был попыткой компенсировать этот отказ Джоан: они были очень похоже внешне и по характеру. Но Коллинз твердо решила, что любовные связи с коллегами по цеху больше не для нее.

Джоан Коллинз
Джейн Мэнсфилд и Джоан Коллинз на съемках фильма «Заблудившийся автобус», 1957 г.

Хотя чем дальше, тем чаще задумывалась о семье. Пусть ее первый брак был невыносимым, Рид являлся ей в кошмарах, заставляя просыпаться в холодном поту. Но еще больше терзали воспоминания о спонтанном аборте. Она чувствовала вину перед этим нерожденным ребенком. Скоро ей тридцать, время утекает сквозь пальцы, растворяется в минутах, днях, неделях, проведенных на съемочной площадке. А места, которое можно назвать домом, по­-прежнему нет.

Ладно, пойдем от противного. Если не актер, пусть будет певец и композитор. Энтони Ньюли,  немножко рок­-н­-ролльщик и бунтарь, за пределами сцены производил впечатление надежного человека, заинтересованного в создании дружной и многодетной семьи. То, что для Энтони это был второй брак, Джоан не беспокоило. Он ведь для нее тоже был не первым.

Дочь Тара и сын Александр наполнили жизнь Джоан новым смыслом. Она не жалела, что ушла с первых ролей в кино. Возня с детьми, семейные завтраки и ужины, поездки выходного дня жизнерадостной толпой – разве это может сравниться с актерским трудом? Уж точно не по количеству счастья.

На дизайнерские наряды для Алексис тратили уйму денег. Никаких подделок, только натуральные драгоценные камни стоимостью миллионы

Идиллия казалась бесконечной. Дети росли, Джоан с удовольствием занималась домашним хозяйством. До тех пор пока не заикнулась Ньюли, что хочет в будущем вернуться на большой экран.

Энтони словно подменили. Оказывается, Джоан устраивала его только в качестве домохозяйки. Мысль о том, что она планирует вернуться к карьере, вообще не рассматривалась. Вдобавок выяснилось, что и с верностью тоже проблемы. Роман мужа с Барброй Стрейзанд стал последней каплей, Джоан чувствовала, что опять угодила в ту же ловушку. Терпеть очередного неверного деспота – себя не уважать. А если Коллинз чему­-то и научилась, так тому, что надо всегда идти вперед.

Развод, возвращение в кино и снова замужество. На этот раз избранником стал бизнесмен и музыкальный продюсер Рон Касс. Джоан зареклась снова выходить замуж, но от любви не зарекаются. Любовь непредсказуема. Только в этот раз актриса сразу поставила супругу условие: от карьеры она не отказывается, даже несмотря на третью беременность. Рон отнесся с пониманием.

Попытка вернуться в первые ряды актеров оказалась нелегкой. Звезду 50‑х основательно подзабыли. Место Джоан давно заняли новые лица и уступать его «какой­то замшелой тетке под сорок» они не собирались. Старой кошелкой Коллинз себя не считала. Она по-­прежнему выглядела эффектно, а в стиле и умении преподать себя могла дать фору многим двадцатилетним. Только поди объясни это режиссерам и продюсерам.