Роль в «Династии» принесла Коллинз «Золотой глобус» – высшую телевизионную награду. И массу других номинаций. А еще достаточно денег, чтобы наконец развестись с Кассом. За один эпизод Джоан платили больше ста тысяч долларов. Эти суммы ей очень пригодились. Ведь к тому времени Рон окончательно погряз в долгах и наркотиках. При расторжении брака пришлось продать дом, чтобы оплатить долги Рона и направить его на лечение от наркозависимости. Постоянный стресс и нездоровый образ жизни подкосили мужчину, и через несколько лет оказалось, что у него рак в терминальной стадии. Бывшая жена была единственной, кто неотлучно дежурил возле его постели в последние дни. С чистой совестью наверняка могла уйти, но не сделала этого. Хотя ее новому мужу, шведскому рок-­певцу Питеру Хольму, это и не нравилось.

Впрочем, ему не нравилось ничего, что касалось траты денег. Джоан сама не особо понимала, зачем вышла за этого утратившего популярность шведского певца. Все вокруг твердили, что его интересуют только ее статус и состояние. Соблазнилась тем, как он подкатывал к ней, зрелой женщине, старше на четырнадцать лет. Обольстительный мачо, умеющий притворяться искренним.

Прозрение наступило через год, когда Питер поднял руку на ее младшую дочь Кэтиану. Девочке и так приходилось несладко: в восьмилетнем возрасте она пострадала в автомобильной катастрофе, долгое время находилась на грани жизни и смерти и до сих пор оправлялась от последствий черепно-­мозговой травмы. Обидеть больного ребенка – это какой же надо быть бесчувственной скотиной?

Джоан Коллинз
С полуторамесячным сыном Александром и двухлетней дочерью Тарой, 1965 г.

Понять, «какой именно сволочью», Джоан довелось при встрече с адвокатом Питера. Бывший муж затребовал в качестве компенсации несколько миллионов долларов – почти половину заработанного Коллинз за время их совместной жизни.

Платить нахалу Джоан не собиралась. Она наняла лучшего адвоката по звездным разводам. Марвин Мичельсон превратил процесс в красочное шоу, где зрители оказались полностью на стороне Джоан. Холма высмеивали во всех таблоидах и телешоу. Никчемный человечек, пытающийся урвать кусочек популярности жены.

Денежные притязания Холма закончились пшиком. Поджав хвост, Питер сбежал назад в Европу, чтобы никогда больше не сталкиваться лицом к лицу с «этой сукой Джоан­Алексис».

Питер был прав, Джоан взяла многое от стервозности своего персонажа. Роль помогла ей в разрешении проблем, но и создала новые. В какой­-то момент актриса перестала различать себя и героиню. Где детям требовалось внимание и поддержка, она вдруг проявляла несвойственную ей жестокость, с друзьями вела себя вызывающе, фанатов – унижала. Закрытие «Династии» принесло облегчение. Джоан никогда бы не призналась в этом публично, но теперь могла побыть обычной женщиной: «Я наигралась, это был ценный опыт, но все заканчивается».

Она с удовольствием участвовала в других сериальных проектах, но никогда не стремилась вернуть былую славу. В кино соглашалась на второстепенные роли. И заново открыла для себя театр. Жизнь мудрой и опытной женщины, которой больше не интересен громкий успех, зато важны дети и внуки.