В три года принц оказался в обычном детском саду, и это было сущее испытание: если на переменке другой ребенок тянул Гарри за одежду, приглашая поиграть, принц уворачивался, прятался и плакал. Телохранителю Кену было запрещено утешать его. На занятиях же принц был тихим, словно рыжий мышонок, и часто боялся поднять руку, чтобы попроситься в туалет. Воспитательницы догадывались о проблеме лишь по ерзанию на стуле. Однако помнит он и хорошее: мама сама возила его в садик и забирала оттуда, он здорово мастерил поделки из картона и хорошо рисовал. Однажды из пустых рулонов от туалетной бумаги соорудил бинокль. Что же еще мог сделать будущий военный?

Принц обожал все, что связано с армией, поэтому неудивительно, что он подружился с маминым инструктором по верховой езде, а потом и с ее любовником Джеймсом Хьюиттом, который был военным. Тот подарил Гарри миниатюрную форму кавалериста, которую мальчик заносил до дыр, и брал с собой покататься на настоящем танке. И именно с «дядей Джеймсом» была связана одна из скандальных историй, когда мир вдруг задался вопросом, а не он ли отец Гарри? Рыжие волосы и черты лица были удивительно похожи. Лишь в 2002 году Хьюитт сделает официальное заявление: «Я познакомился с принцессой Уэльской после рождения Гарри, поэтому очевидно, что его отцом быть не могу».

 

View this post on Instagram

 

A post shared by The Royal Family (@theroyalfamily) on

Но сильнее военного дела маленький принц увлекался шалостями. Он носился по коридорам Кенсингтонского дворца, улепетывая от няни, забегал в кухню и просил повара, Кэролин, спрятать его в шкафу с посудой. Когда няня появлялась на кухне, малыш выдавал себя сам – заливистым смехом. Но раз прибежал на кухню, не уходить же с пустыми руками! И он выпрашивал у Кэролин шоколад, который дети получали лишь по особому поводу, а если та отвечала отказом, довольствовался любимым пастушьим пирогом.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by Duke and Duchess of Cambridge (@kensingtonroyal) on

Однако сильнее всего доставалось телохранителю Кену. Однажды Гарри, увидев, что тот набрал ванну, спросил у Кэролин, чем можно закрасить воду. Она ему вручила бутылку пищевого красителя, не подозревая, что принц ее выльет в ванну… Вода стала красной, как и щеки возмущенного мужчины. И если такую шалость можно отнести к категории невинных, то как-то четырехлетний Гарри, изучив принцип работы рации, стал просить Кена испытать ее на дальних дистанциях на территории дворца. Как мальчишке удалось улизнуть за его пределы и «позвонить» с Кенсингтон Хай-стрит, охранник до сих пор не может понять. «Ваше королевское Высочество! Немедленно назад!» – кричал Кен в рацию, несясь к центральным воротам. Сердце колотилось, а перспектива быть убитым Дианой за пропавшего сына маячила все более отчетливо. К счастью, никто об инциденте не узнал, Гарри поклялся тайны не выдать.

– А еще Уильяма страшно раздражало, что я на фотографиях показываю язык, – смеясь вспоминал принц. – Но я так делал, потому что так делали фотографы, пытаясь вызвать мою реакцию. Помню, когда мне было четыре, он жестко сказал: «Гарри, прекрати это сейчас же. Это ужасно неприлично». И я действительно прекратил. Так что братец мой строг. Кстати, он как-то в школе сказал одноклассникам: «Я пришлю своих рыцарей убить вас, когда стану королем». И, конечно, заслужил за это прозвище Убийца.

– Ужас какой. А мама что-то говорила о высунутом языке? – интересовалась Меган.

– Мама нас любила до одури, а мои шалости были для нее милой игрой. Она бы и сама так поступала. Она была такой же, как я. Или это я такой же, как она! – засмеялся Гарри.