Теперь, спустя четверть века, это фото Деми – просто красивая картинка. Хотя, нет, не просто… Это, как говорят критики, веха в развитии фотографии, и это действительно смелый шаг как со стороны модели, так и со стороны журнала. Тогда еще никто не снимал обнаженных беременных знаменитостей и тем более не публиковал эти фото на обложке. И эта обложка, что называется, взорвала умы. Газетчики только о ней и писали. Друзья при встрече толкали Брюса локтем: ну что, старик, как там твоя стриптизерша? Брюс только зубами скрипел.

деми мур брюс уиллис джон траволта келли престон фото в молодости семья дети
Деми Мур, Брюс Уиллис, Джон Траволта и Келли Престон

Еще через год Деми снова снялась для того же журнала у той же Энни Лейбовиц, теперь уже в чуть более пристойном, но только на первый взгляд, виде. На самом деле ее костюм был провокацией чистой воды: жакет, брюки, жилет, сорочка – все было нарисовано прямо на теле. Деми не терпелось похвастать перед публикой вновь обретенной после вторых родов идеальной формой.

Впрочем, пристрастие Деми к публичности даже в таких сферах, которые большинство людей считает глубоко интимными и приватными, было более безобидным «бзиком», чем ее увлечение выпивкой. Несмотря на активные съемки во все новых фильмах и на рождение дочек, супруги пили все больше, а выпивка часто сопровождалась семейными скандалами.

деми мур брюс уиллис фото в молодости
1997 г.

Деми ревновала Бруно к девчонкам из массовки. Он все опровергал. На самом деле Брюс через некоторое время после свадьбы действительно вернулся к холостяцкой практике – заводить интрижки с девушками на съемочной площадке, но эти связи ничего для него не значили и длились не настолько долго, чтобы о них стоило упоминать. Вообще-то о них не прознали даже репортеры, считавшие брак Уиллиса и Мур идеальным. Так оно и было – в широком смысле. Несмотря на пьяные скандалы, они прекрасно уживались и по-прежнему поддерживали друг друга во всех серьезных начинаниях.

В начале 90-х годов дела у Деми шли отлично: она снялась в нескольких фильмах, прекрасно принятых и зрителями, и критикой («Несколько хороших парней», «Непристойное предложение»), и стала первой актрисой, получившей гонорар 10 миллионов. У Брюса график карьеры скакал как взбесившаяся лошадь: то взлет, то болезненный провал, как с «Гудзонским ястребом», к которому он сам написал музыку, сыграл ее и вообще вложил в этот проект много душевных сил. Критики вручили комедии про вора «Золотую малину», и, что хуже, лента с треском провалилась в прокате, наделав кучу долгов.

–++++–Деми Мур и Брюс Уиллис на Каннском кинофестивале, 1997 г.Сиквелы «Крепкого орешка» критикам не нравились, зато у зрителей шли неплохо, и Брюс успел здорово устать от Маклейна. Но, соглашаясь на очередное продолжение, с фирменной улыбкой пояснял журналистам: «Ну да, я говорил, что «Орешек» меня достал. Было дело. Не хочется всегда быть тем, про кого говорят: «А, Брюс Уиллис? Значит, в кино опять будут спасать мир?» Но, знаете, слаб человек. Если бы гонорары были поменьше, я бы отказался. Но когда платят такие деньжищи… Кто меня обвинит?»

После «Криминального чтива» и «Двенадцати обезьян» Уиллиса наконец стали воспринимать как серьезного актера, а роль психолога в мистической драме «Шестое чувство» М. Найта Шьямалана принесла ему не только признание, но и 100 миллионов долларов в качестве гонорара и процентов от проката. Правда, «Оскара» Брюсу никто не предлагал, и это немного задевало.