Ольга Рошкевич до конца своих дней не cмогла забыть поэта. Не смогла и простить его. И все же, дожив до глубокой старости, гордая галичанка незадолго до смерти на коленях просила свою сестру Михайлину, чтобы та положила письма Франко ей в гроб, под голову, как самое ценное, что было в ее жизни. Просьба была выполнена – и Ольга унесла с собой в могилу исписанные размашистым почерком листы бумаги – сокровенное свидетельство их с Иваном отношений, – исключив таким образом нелепость досужих вымыслов и толкований.

…Со временем место Ольги Рошкевич в сердце поэта заняла красавица­-полячка Юзефа Дзвонковская. Несмотря на то что девушка отвечала поэту взаимностью, о свадьбе с ней не могло быть и речи. Франко получил категорический отказ. Позже он узнал, что жестокосердие Юзефы было связано вовсе не с ее норовистым характером: девушка знала, что тяжело больна, и никого не хотела обрекать на страдания.

И все же лучшие лирические произведения Франко (из сборника «Зів’яле листя», повесть «Манипулянтка») были посвящены не Ольге Рошкевич и не Юзефе Дзвонковской. По иронии судьбы, их адресатом стала малообразованная и вовсе не интеллигентная, не любившая поэта служительница почтового отделения Целина Журовская.

Жизнь творческих людей так странно устроена, что именно любовь несчастливая, безответная, будоража воображение неудовлетворенностью желания и своей недосягаемостью, рождает самые замечательные строки. Ну как тут не поверить Фрейду, который утверждал, что «неудовлетворенные желания – это движущие силы мечтаний»?!

Каждое утро рыжеволосый молодой человек сверлил взглядом окошко, за которым, выдавая почту, щебетала пани Целя; преследовал ее молча, сопровождая после работы чуть ли не до самого дома…

А чуть позже Целина начала получать анонимные письма с пылкими признаниями. Исписанные размашистым почерком листы она читала с удовольствием – красиво изложено. Но когда узнала, что их автор – тот огненно­рыжий навязчивый ухажер, расстроилась… Во­первых, он рыжий, да еще и русин, а она предпочитала поляков и брюнетов, а во­вторых, у него ни крыши над головой, ни копейки за душой, к тому же люди говорили, что этот Франко какой­-то неблагонадежный, в тюрьме сидел… Ей, Целине, такой ни к чему… И вообще – из-­за него одни неприятности: принес недавно ей какую­­то книгу, а начальница, увидев ее в руках Целины, чуть с работы не уволила.

Однажды Целя заметила, что ее преследователь куда­то исчез… А через полгода, зимой, она вновь увидела своего воздыхателя, но уже не одного, а вместе с незнакомкой – привлекательной молодой брюнеткой. На почте поговаривали, что Франко собирается жениться. «Ну наконец­то закончились мои мучения!» – подумала Целина.
Ее – да. А его? Фантом этой недосягаемой красавицы еще долгие годы преследовал Франко в тяжелые минуты его супружеской жизни.

…Известие о помолвке Франко с Ольгой Хоружинской быстро облетело Львов. Как? Да разве здесь мало порядочных девушек? Но Ивана и без того одолевали сомнения по поводу правильности своего выбора. Он даже советовался со своими львовскими и киевскими друзьями, жениться ли ему на «заграничной украинке». Наконец, после долгих «бессонных ночей и передуманных дней», Франко в письме к Хоружинской решился написать о разрыве их отношений, высказав опасения, «как бы их брак не стал покупкой кота в мешке с обеих сторон, а их свадьба не послужила бы прологом к тяжелой, страшной драме»…

Ответ Ольги удивил его своей спокойной рассудительностью: «…Я Вам не навязываюсь, я и сама сумею жить и зарабатывать себе на кусок хлеба. По­моему, остается одно: если при таком порядке вещей Вы желаете отказаться от своей мысли, то я Вас не удерживаю. И лучше будет, если мы дадим друг другу покой и расстанемся навсегда». Как ни странно, именно такая реакция девушки подтолкнула Франко к тому, чтобы изменить свое решение и оставить предложение руки и сердца в силе.

– Ольга, ты не ведаешь, что творишь… – нашептывали со всех сторон родственники Хоружинской. – Он не так уж идеален, как кажется… Тебе с ним будет трудно: ты воспитана в совершенно других традициях и условиях!

Да, ей было над чем подумать… И все­таки – долой сомнения, Ольга не отступила: да, она станет женой Ивана Франко, ведь она его любит! Ради Ивана она готова быть и хозяйкой, и заботливой матерью, и верным другом…