Если кое-каким спортсменам понравится ставить очередной рекорд на лыжах, то кое-какому музыканту очередная поездка туда не самое приятное напоминание о том количестве кокаина, которое он принял в жизни. Его было у Элтона не меньше, чем снега в швейцарских Альпах… Чаще кокаин и выпивка заменяли пищу, но потом, когда он наедался, его тошнило, что быстро привело к булимии. Недели депрессий сменялись истериками и скандалами.

Как-то в середине 70-х, на пике славы, Элтон проснулся в Park Hotel в Лондоне и открыл окно. Был очень ветреный день, и деревья трепало нещадно. Это ужасно раздражало.

– Боб, – он позвонил своему верному ассистенту, – за окном ужасно. Останови ветер сейчас же!

в своей жизни Элтон принял кокаина не меньше, чем есть снега в швейцарских Альпах… Чаще кокаин и выпивка
заменяли пищу

В кокаиновом угаре музыкант на самом деле думал, что стоит приказать, как все будет исполнено. Даже ветер будет остановлен по его велению. Много лет спустя Элтон пересказывал эту абсурдную ситуацию одному из своих лучших друзей, Джанни Версаче: «Вот до какой степени я был не в себе!» Но модельер знал Элтона с другой стороны – как скромного и заботливого человека. Каким он и был, когда поблизости не было наркотиков.

Но отказаться от них музыкант был не в состоянии: кокаин и марихуана помогали писать песни. И если в 70-х он дал себе слово никогда не выходить на сцену пьяным или под кайфом, в 80-х правило было нарушено. Сидя за роялем перед многотысячной аудиторией, он был одновременно в состоянии эйфории и паранойи: «Не слишком ли быстро мы играем? А людям нравится? А не фальшиво ли я пою?..» Зависимость побеждала.