Я поняла, что совершила недопустимую для знатока человеческих душ ошибку и попыталась все исправить, залепетав, что только тонко чувствующий актер способен передать эмоции своих героев. Но контакт был утрачен, и Бен кипел от возмущения. Сейчас он встанет, уйдет, и мы больше никогда не увидимся, испугалась я и с непосредственностью подростка на первом свидании выдала:

— А хотите, я отгадаю, как обставлена ваша квартира? Это микс минимализма и эклектики. И в каждой комнате много окон. Вы ведь любите свет, не так ли? А встречу в пабе The Stag назначили потому, что ваш дом находится неподалеку?

Разочаровавшись во мне окончательно, Бен ответил с издевкой:

— Ну не мог же я пригласить вас в Букингемский дворец!

Все, терять больше нечего, подумала я. И волнение вдруг исчезло! Обретя привычное спокойствие и умение здраво мыслить, я с достоинством предложила Бену перейти на террасу и выпить еще по чашечке кофе на свежем воздухе. Как я и надеялась, он согласился. Видно, не зря Камбербэтча называют человеком-камертоном, он и вправду умеет ловить волны других людей.

Когда мы заняли дальний столик, я заговорила о любимых местах Бена. С годами я и сама их полюбила. А полюбив, узнала массу малоизвестных и очень любопытных фактов. Бен оживился, включился в разговор, и в его глазах вспыхнул прежний интерес к моей персоне.

The Telegraph назвал Камбербэтча лучшим Шерлоком всех времен и народов / Фото Getty Images

А потом я упомянула о фанатке, которая не дает Бену покоя. И словно невзначай заметила: она уже переключилась на другой объект, так что можно расслабиться. Уловив нарочитую небрежность в моем голосе, Бен, тонкий, нервный, восприимчивый к малейшим нюансам общения, вскинул голову. Но вместо намеченного обстоятельного разговора о сумасбродных фанатках, которые порой делают жизнь невыносимой, я вдруг спросила о женщинах в его жизни.

— Признайтесь, что бы там ни писали таблоиды, на самом деле вы одиноки. А ведь вам так хочется найти мифологическую половинку — любимую, любящую и равную себе…

Бен побледнел, его глаза расширились от изумления. Пытаясь справиться с волнением, он долго вертел в руках кофейную чашку, а затем произнес своим глубоким баритоном, который мне всегда так нравился:

— Я тоже вас поражу: вы — не журналист.

— Вот как? Кто же тогда? — замерев как лошадь на скаку, спросила я и застыла в ожидании ответа. Мне казалось, произнеси он сейчас «мое alter ego» — и я расскажу, что когда-то произошло со мной в Сохо и как сильно я переживала за него все эти годы. Возможно, тогда мы оба поймем, что за игру с нами затеяло мироздание. Однако разгадка тайны в планы небес не входила, и Бен только озабоченно переспросил:

— Кто вы? Пока не знаю. А сейчас простите, но мне пора, — и решительно устремился к выходу…

Камбербэтч Найтли
Камбербетч с напарницей по фильму «Игра в имитацию» Кирой Найтли на премьере в Лондоне в октябре 2014 года/ Getty Images

Уснуть в ту ночь мне так и не удалось. Хотя обычно я отключаюсь, едва коснувшись головой подушки. Утром я позвонила своему секретарю и отменила все назначенные на день встречи. Сама же попыталась заняться анализом отношений с Беном. Поздравляю, Сессиль, ты влипла! — произнесла я вслух. И правда, вчера я переступила невидимую черту и теперь смотрела на Бена не только как на небезразличного и симпатичного мне человека. Но и как на мужчину…

Странно, а почему это мироздание никогда не посылало мне «файлов» об отношении Бена с женщинами? — подумала я. И тут столько всего посыпалось!

Как я и предполагала, афишировать свою личную жизнь Бен никогда не любил. Это за него с успехом делали газетчики и папарацци. Причем одни вешали ярлык заядлого сердцееда и приписывали массу романов, а другие называли любовью всей его жизни единственную женщину — Оливию Пуле. Видно, боясь меня запутать обилием информации, мироздание посылало ее не спеша и в хронологическом порядке.

Итак, с Оливии и начнем. Они познакомились в университетской библиотеке. Невысокая миловидная блондинка не была красавицей: широкий нос, длинный подбородок. Она не витала в облаках, как ее возлюбленный, а твердо упиралась в землю своими крепкими ногами. Однако Бену нравилось в ней все: твердое желание стать знаменитой актрисой, практичность, прямота, бережливость и даже критика, на которую Лив не скупилась.

Бенедикт с Оливией в октябре 2010 года / Фото: Getty Images

Бен любил эту девушку, поэтому именно к ней прибежал по возвращении в Лондон из Кении. Вырвавшись из лап головорезов, он готов был любить весь мир. И Лив — в первую очередь. Однако девушка выслушала жуткую историю — и… предложила расстаться. Судя по всему, боялась, что непрактичный, не имеющий стратегических планов на жизнь Бен спугнет ее актерскую удачу. Ведь Оливии, шутка ли, предложили роль леди Камиллы, второй жены принца Чарльза!