Ваш роман с Сашей начался, когда Тиме было три месяца. Замужняя женщина с маленьким ребенком… Смелое решение для мужчины, который еще и младше вас на шесть лет.

В тот момент я уже была свободна. Наши отношения с первым мужем фактически закончились, когда я была на седьмом месяце беременности. Говорят, ребенок скреп­ляет семью, но это иллюзия. Если в отношениях есть трещина, появление ребенка ее только расширит.

Зато благодаря этому браку я получила прекрасных свекровь и свекра, с которыми мы дружим. Галина Владиславовна – заслуженный тренер по фигурному катанию, олимпийская чемпионка, труженица, мы во многом похожи. Она очень помогает мне с Тимой.

Роман с Сашей начался во время гастролей в Испании. Мы танцевали в паре: педагог попросила меня, приму, помочь начинающему премьеру. У Саши блестящие балетные данные, его сравнивают с Рудольфом Нуриевым: роскошные ноги, невозможно красивые стопы; когда он надевает белое трико, все балерины ему завидуют.

Но при этом Саша – человек легкий, благодаря своим раскошным балетным данным он и к подготовке к спектаклю может подойти так же легко – например, пропустить что­то на репетиции. А потом выйти на сцену и сделать все блестяще. А у меня, типичного Козерога, все должно быть разложено по полочкам.

Когда мы только начали танцевать вместе, часто ссорились на репетициях, я его жестко критиковала, он мог развернуться и уйти, обидевшись на замечание. Я заявляла педагогу, что не могу работать с таким упрямцем. Но потом Саша возвращался – с коробкой пирожных или цветами.

В училище меня выбрали королевой красоты, и я привыкла, что все мальчики в меня влюблены

Я на знаки внимания реагировала снисходительно, всерьез его не принимала, мне всегда нравились мужчины старше. Помню, одна моя подруга, которой тогда было лет тридцать пять, начала встречаться с мальчиком младше ее на десять лет, и я пыталась ее отговорить: «Как ты можешь, это просто глупо!» Теперь самой смешно.

Все изменилось, когда я после рождения Тимы вернулась к работе. Саша чувствовал мое непростое душевное состояние и делал все, чтобы поддержать меня. В поездке носил мои чемоданы, приглашал в рестораны между утренними уроками классики и вечерними спектаклями. Он знал, где меня покормить, чтобы я получила перед спектаклем необходимые углеводы, была счастлива и полна сил.

Саша задел мое самолюбие. Почему это я не интересую его как женщина? Может быть, он гей?

Я воспринимала его как близкого друга, делилась с ним мыслями, которые не доверила бы другим. Он всегда внимательно слушал и не давал ни малейшего повода заподозрить, что испытывает какие­-то чувства, помимо дружеских. Вел себя как британский джентльмен, корректный и тактичный. И этим в конце концов задел мое самолюбие. Почему это я не интересую его как женщина? Может быть, он гей? Не похоже, встречался с девушками. В третьем классе хореографического училища меня выбрали королевой красоты, и я привыкла, что все мальчики в меня влюблены и добиваются внимания, а тут такое…

Фото: Анастасия Водченко

После спектакля в Марбелье мы с ним сбежали на море, хотя импресарио запретил купаться, потому что в этот вечер было прохладно. И вот мы вдвоем на темном пустынном пляже. Спектакль прошел хорошо, настроение отличное, мы баловались, дурачились в воде, и вдруг я его поцеловала. И сразу поняла, что он не гей. Нам обоим стало ясно, что это новый виток отношений. Саша, мужчина ответственный, взял паузу, а по возвращении в Киев позвонил мне, попросил приехать и признался в любви. Я ответила: «Я знаю».