Тима – парень непростой. Ему сейчас девять с половиной, и я с тревогой жду подросткового периода. Наше поколение было сложным, но наши дети еще сложнее. Они не по годам развиты, намного мудрее, чем мы в их возрасте, все знают и понимают. Их невозможно заставить делать то, что они делать не хотят. Их нельзя оставить в одиночестве, они бесконечно болтают и требуют постоянного внимания.

При этом Настя совсем не похожа на Тиму. Она очень женственная, музыкальная, пластичная. Еще когда была совсем маленькой и не могла сидеть, уже «танцевала» – делала ручками движения в такт вращающимся над кроватью музыкальным игрушкам. Сейчас она с удовольствием танцует под музыку и позирует перед камерой.

Мои дети для меня яркий пример женского и мужского начала, инь и ян. Настя – нежная, капризная, требовательная. Тима рядом с ней научился быть джентльменом, кавалером. Он мужчина­-праздник: на деньги, которыми мы поощряем сына за забитые голы, он покупает сестре пирожки и конфеты. Когда Тиме дарят деньги на день рождения, он не тратит их на себя, а откладывает и потом ведет Настю в магазин игрушек.

Смешная история была, когда он пытался отучить сестру от соски. Насте – три с половиной, но она не может уснуть без соски. Тима дипломатично предложил: «Настя, давай поменяемся: отдай мне соску, а я куплю тебе игрушку, какую захочешь». Настя пожелала семь маленьких лошадок и две собачки, и обмен совершился. Но соски-­то две. За вторую соску Настя потребовала мягкую игрушку, однако, когда пришло время сна, закатила истерику, брат не выдержал и вернул соску.

Иногда он приходит по-­мужски пожаловаться на сестру: как это так, она же обещала! Я отвечаю: «Женщины не всегда исполняют обещания, учись с ними обращаться». Или, бывает, Тима принес Насте конфету либо пирожок, а через две минуты она брата укусила или ударила, потому что ей что-­то пришлось не по душе. А потом сама же обиделась и отказалась с ним разговаривать. Но Тима находит к ней подход.

Уже сейчас он понимает, что с женщиной не так все просто, у женщины случаются перепады настроения: то целует и обнимает, то игнорирует. Он знает, что на самом деле Настя его любит. Как-­то раз в бассейне Тима притворился, что тонет, и сестра тут же бросилась ему на помощь.

Мне кажется, то, что вы описали, – это и ваши отношения с мужем, пусть и несколько гипертрофированные.

В том смысле, что Саша меня очень хорошо понимает, – да. Он даже предсказывает мои реакции и перемены настроения. Мальчик, у которого две младшие сестры, с детства учится понимать и чувствовать женщин. Поэтому, кстати, он и был таким осторожным со мной поначалу, понимал, что нельзя делать резкие шаги, чтобы не спугнуть. Если мужчина прямолинейно подбивает клинья, я это сразу пресекаю. Саша выбрал верную тактику.

Кроме того, в работе такой прекрасный, понимающий партнер – это просто подарок для балерины. Другим балеринам нужно много времени, чтобы подготовить новую для себя партию с новым партнером, а у нас технические нюансы отработаны, остаются только пластические и хореографические.

Еще я очень ценю мужа за преданность. Для Саши важна и ценна только я, я это вижу. Разумеется, как любой мужчина, он обращает внимание на симпатичных девочек, как же без этого? Мы приверженцы старых традиций, для нас обоих обман означает конец доверия и любви. И я точно знаю, что Саша не станет хитрить и юлить, если влюбится в другую женщину. Он просто уйдет.