– Знаешь? Я был шокирован, но мне понравилось, – сказал тот и назначил съемку на март 2004-­го, которая чуть не оказалась под угрозой срыва: в декабре от рака мозга умер отец Бейла, и, хотя он простил его, нормально поговорить они не успели.

Заглушив личные переживая, актер приехал на площадку, чтобы учить бои за полчаса, драться без дублеров, демонстрировать невероятную выдержку и дисциплину и создать в итоге уникального супергероя.

На следующий день после премьеры фильма, в июне 2005­-го, Кристиан и Сиби с двухмесячной Эм на руках, отправились в овощной магазинчик, где к актеру подошел мальчик лет пяти, секунду помешкал, а потом обнял его. Актер был так тронут этим, что обнял его в ответ. «Ты мой герой», – подняв на Кристиана глаза, произнес ребенок, не выпуская его из объятий. В ту минуту Бейл окончательно отринул сомнения в том, что справился с ролью.

Фильм собрал в прокате 374 миллиона долларов, и Кристиана с тех пор никогда не пробовали на роли, уже точно зная, на что он способен. Он вошел в сотню самых сексуальных звезд в истории кино по версии журнала Empire и до выхода второго фильма о Бэтмене – «Темный рыцарь» – в 2008-­м, успех которого был еще более оглушительным (больше миллиарда долларов), мог себе позволить сниматься как в картинах в стиле инди, так и в блокбастерах.

Кристиан Бейл и Хит Леджер в боевике «Темный рыцарь», 2008 г.

За день до премьеры второго фильма в Лондоне Кристиан договорился о семейном ужине с мамой и сестрой Шэрон, пригласив их на премьеру. В последнее время они виделись нечасто, поддерживая связь по телефону и электронной почте. Но в четыре вечера, за час до встречи, ему позвонила из Лос­-Анджелеса расстроенная Сиби и рассказала, что только что говорила с его матерью по телефону, и все шло хорошо, пока та не стала кричать, обвиняя во всех смертных грехах ее, Кристиана и даже их маленькую дочь. Сиби, конечно, не промолчала и защитила свою семью.

– В общем, она бросила трубку. Я не поняла такого отношения, Крис. Мне было неприятно, но я перезвонила ей и извинилась.

– За что ты извинилась? – сухо спросил Бейл.

– Ну, может, я перегнула палку…

– Она попросила прощения или нет?

Его мать не извинилась. Кристиан сидел в гостиничном номере и пытался успокоить свое колотящееся сердце. Если он придет на ужин в таком состоянии, на взводе…

– Мама, я знаю про разговор с Сандрой. Послушай меня внимательно, – появившись в ресторане отеля на четыре часа позже, он старался говорить как можно спокойнее. – Никогда. Запомни. Никогда не смей так разговаривать с моей женой. Это ясно? Второе: никогда не смей бросать трубку, разговаривая с ней. Это хамство. Я этого терпеть не намерен и сделаю все, чтобы защитить мою жену и дочь, дороже которых для меня никого нет! От всех! Ты не исключение! – последние слова он прокричал.

Мать молчала. Он дал распоряжение записать расходы на его счет и, не прощаясь, ушел.

На премьеру Шэрон и Дженни не остались, зато по дороге домой отправились в полицию, где обвинили Кристиана в нападках и словесных оскорблениях. 21 июля ему разрешили посетить премьеру «Темного рыцаря», а утром 22­-го он сам явился в участок. Через четыре часа, не обнаружив состава преступления, его отпустили.

Кристиан прервал общение с матерью и сестрой, не желая иметь с ними ничего общего. Позже их пыталась помирить его бабушка Эдна, но Бейл был непреклонен.