Все так и было. Но большую часть правды Джозеф Патрик утаил. На самом деле, когда Рузвельт назначил его главой финансового комитета Конгресса, Кеннеди не брезговал использовать закрытую внутреннюю информацию, подкупал журналистов, а заключая свои сделки, балансировал на грани закона. Когда президента спросили, зачем он доверил этот пост аферисту Кеннеди, Рузвельт отшутился: поймать, мол, одного мошенника может только другой мошенник – и… сделал Джо послом в Англии.

Но дипломатическая карьера Кеннеди закончилась полным крахом. Во время налетов фашистской авиации на Лондон королевская семья решила разделить опасность с простыми гражданами и не покинула столицу. А вот посол сбежал с семьей в провинцию. Англичане были в шоке, а лорд Веджвуд назвал Кеннеди нуворишем, чья единственная цель – стать первым в Америке президентом-­католиком.

Мало того, Кеннеди заявил, что антисемитизм Гитлера – проблема Европы. Вот пусть они сами и разбираются. А если не смогут, то всех евреев можно вывезти в Африку. И вообще, США не надо вступать во Вторую мировую войну… После этих откровений Джозефу Кеннеди пришлось распрощаться с мечтой о кресле президента. И он решил усадить в это кресло если не одного сына, так другого.

Правда, в отличие от погибшего в расцвете сил брата, Джек с самого рождения болел. Не успевал отойти от ветрянки, как настигала свинка. В три года он чуть не умер от скарлатины. А в тринадцать провел в больнице почти год.

В 1936-­м Кеннеди-­младший уже был студентом Гарварда.

– Знаешь, что говорят твои университетские преподаватели? – как-­то поддел Джека отец. – Что ты имеешь превосходные умственные данные, но не проявляешь никакого интереса к учебе. Лоботряс!

На самом деле Джозеф был доволен успехами сына и оплатил ему поездку в Европу на каникулы. О том, что в Италии для Джека организована встреча с кардиналом Пачелли, с которым Кеннеди­-старший был дружен, он сообщил сыну с особым акцентом. Пачелли имел все шансы скоро стать Папой Римским, и личное знакомство с главой мирового духовенства могло весьма пригодиться будущему политику.

Прошло два года. Отдыхая на Лазурном берегу, Джек наслаждался курортными романами, читал романы исторические и вдруг узнал, что в Европе началась Вторая мировая война. Из той поездки вернулся уже совсем другой Джон Кеннеди – целеустремленный и собранный. Свою дипломную работу он назвал «Политика умиротворения в Мюнхене». Когда знакомый журналист Кеннеди-­старшего выпустил ее отдельной книгой, опус молодого Кеннеди наделал много шума. А сам автор получил сорок тысяч долларов гонорара и диплом Гарварда с отличием…

кеннеди
Джозеф Патрик Кеннеди-старший, 1934 г

Джозеф Кеннеди попивал в своем кабинете виски двадцатилетней выдержки, курил дорогую сигару и размышлял. Их клан стал вторым по богатству после Рокфеллеров. А если сыновья займут ключевые посты в политике, их семья может стать номером один в США. Да, Америка вступила во Вторую мировую войну. Но на то он и финансовый гений, чтобы и из войны извлечь прибыль… Раздался стук в дверь.

– Джо, ради всего святого, сделай же что-­нибудь! – с порога запричитала Роуз. – Наш сын собирается идти на фронт. Мало того что воюет Джозеф, так теперь еще и Джек. А ведь мальчика постоянно мучают ужасные боли…

Роуз не преувеличивала. Здоровье Джека не улучшалось. Он переносил страдания мужественно, но порой на него было больно смотреть.

– Не паникуй! – сурово проговорил Джо. – Любая медкомиссия его забракует. А если нет, я вмешаюсь.

Однако все вышло иначе. Джек заявил, что не намерен отсиживаться в тылу, пока старший брат воюет, и попросил помочь пройти комиссию. Когда сын добавил, что биография боевого офицера пригодится в карьере, Джо сдался и, взяв у семейного врача фальшивую справку, попросил знакомого адмирала принять сына на службу. Как шутили потом сослуживцы, Джон Кеннеди был единственным человеком в ВМФ, который симулировал не болезнь, а здоровье.

Окончив школу военно­-морских офицеров, Джон стал командиром торпедного катера. А вскоре попал на Тихий океан, где бои между США и Японией были в самом разгаре. Ночью 2 августа 1943 года его катер совершал рейд у Соломоновых островов. Темнота была непроглядной. И вдруг судно содрогнулось, в считаные секунды раскололось пополам и стало идти ко дну. Среди дыма, огня и треска протараненного японским эсминцем катера слышались крики раненых и громкие всплески воды от падающих в воду тел.

джеки жаклин кеннеди
Жаклин, 1960 г.

Джон тоже на миг ослеп от боли. Но за долгие годы разнообразных недугов сроднился с болью. Поэтому, сцепив зубы, начал отдавать команды экипажу. Благодаря этому из тринадцати моряков в океане навсегда остались лишь двое – погибли мгновенно. Остальные поплыли к берегу. Кеннеди изнемогал от боли в спине, но тащил на себе раненого. Когда команда добралась до острова, он вырезал на кокосовой скорлупе послание с указанием их координат и уговорил одного из местных жителей доставить его в нужные руки. Через пять дней отряд спасателей забрал экипаж с острова и доставил домой.

О подвиге лейтенанта Кеннеди написали все американские газеты. А сам Джон был награжден двумя медалями. Через десять дней он уже вернулся на фронт. Но долго воевать не пришлось. Вскоре он подхватил малярию, обострилась боль в спине, дали о себе знать и старые недуги. И Джон несколько месяцев пролежал в больнице, а перед самым окончанием войны ушел в запас…