…Когда Майкл родился, его маме был двадцать один год, и через два года Кирк принял решение оставить Бродвей и попытать счастья в Голливуде. Еще через год отца было уже не остановить – он не только много снимался, но и много изменял. С самого раннего детства Майкл чувствовал, что родители не подходят друг другу. Кирк был мужланом, его обожаемая мама Диана – из интеллигентной англиканской семьи.

Не дожидаясь развода, она увезла сыновей на ферму в Коннектикут, где снова вышла замуж, когда Майклу было двенадцать. Отчим, актер Билл Дэррид, человек очень добрый, заменил ему отца.

Кирк тоже быстро женился вновь. Энн, его вторая жена, стала Майклу замечательной мачехой, и они с братом любили гостить у них. Обычно во время их визитов в доме бывал кто­нибудь из друзей Дугласа­старшего – Фрэнк Синатра, Тони Кертис или Берт Ланкастер. «Он всегда был для меня вначале звездой, а потом отцом», – признался Майкл.

– Но ты хотел стать артистом? – спросила Кэтрин.

– Я поступил в Йель, но в итоге окончил университет Калифорнии в 1968­м…

– За год до моего рождения… – уточнила Кэтрин.

– Вот именно! Отец был против, чтобы я стал актером. А я понимал, что таким, как он, мне все равно не быть. Потом начал все­таки сниматься. Первой была роль без слов – водителя в кино 1966  года, где снимался папа. Местный драйвер не мог подъехать ровно на точку перед камерой, и отец скомандовал: «Вылезай. Майкл это сделает!» И я четко подъехал куда надо с первого дубля. Правда, потом пошли роли на телевидении. Со словами. Пять сезонов «Улиц Сан­-Франциско»… Отец говорил, что я играю ужасно. Потом, с годами, я отшлифовал мастерство. И Кирк в какой­-то момент, лет через десять, заметил, что все уже не так плохо…

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Michael Douglas (@michaelkirkdouglas)