Однако Круза этот факт не смутил. Напротив, едва взглянув на рыжеволосую австралийку, ноги которой казались бесконечными, он зажегся. И после проб предложил Николь прокатиться на гоночной машине. Она согласилась, а потом пригласила Тома покататься на яхте. Увидев, как лихо эта веселая, жизнерадостная девушка орудует парусами, Круз понял: она должна быть рядом с ним! И несмотря на то, что уже три года был женат на актрисе Мими Роджерс, закрутил с Николь бурный роман.

Разумеется, их страсть сказалась на игре, и продюсеры потирали руки, предвкушая бешеный успех фильма. Николь же светилась от счастья. И когда журналисты спросили ее об отношениях с Крузом, намекнув на разницу в росте, отшутилась: «Ради любимого мужчины можно пожертвовать каблуками».

Николь Кидман и Том Круз
Николь Кидман и Том Круз

Это было какое­то наваждение. Николь каждый день звонила матери в Австралию, чтобы поделиться эмоциями, которые ее переполняли:

– Ты не представляешь, какой Том энергичный, обаятельный, с потрясающим чувством юмора. Он не курит, не пьет и каждый день по два часа занимается на тренажерах!

Джанелль радовалась за дочь. А уж когда Круз купил роскошный особняк на Тихоокеанском побережье и подарил Николь кольцо с огромным бриллиантом, тут уже восхитились все родственники и друзья Николь.

Сама же она с нетерпением ждала, пока Том сделает предложение. И в один прекрасный – да что там, лучший день в ее жизни! – нашла на подушке записку: «Моя дорогая Николь, я преследовал тебя, пока сам не попался в твои сети. Предлагаю тебе руку и сердце». «О, да, да, я согласна!» – со слезами на глазах закричала Николь и бросилась Тому в объятия.

Они поженились в самый канун Рождества. И стоя у алтаря, пообещали друг другу не расставаться дольше, чем на двенадцать дней. Поначалу оба сдерживали обещание и даже отказывались от выгодных ролей, если график съемок был слишком плотным.

Однажды Николь примчалась домой и вихрем закружилась перед мужем:

– Представляешь, я буду играть в боевике «Билли Батгейт» с Дастином Хоффманом и Брюсом Уиллисом!

– Да, у этих парней есть чему поучиться. Надеюсь, ты воспользуешься этим шансом, детка? – Круз любовно потрепал жену по щеке.

И Николь очень старалась. В итоге партнеры оценили ее мастерство. Но вот муж пошутил:

– Номинация на «Глобус» – это круто. Но мне больше понравился титул «Красавица с чувством юмора», который тебе дала газета «Нью­Йорк Таймс».

Нет, правда, Том бесподобен. Надо быть достойной его во всем! – думала Николь и трудилась как каторжная. Вскоре, играя уже главные роли и работая со звездами первого эшелона, она и сама стала звездой Голливуда.

Однако прессу волновали не ее успехи в кино, а личная жизнь. Сначала таблоиды взахлеб обсуждали трейлер с мраморным полом за полмиллиона долларов, который Том Круз подарил Кидман, чтобы она могла отдыхать в перерывах между съемками. Затем – самолет с огромной надписью на борту – «НИКОЛЬ», который он приобрел, чтобы летать на съемки к женушке. А после – каждый поход супругов в ресторан, на вечеринку, в гости. От недремлющего ока газетчиков и папарацци не укрывалось ничто, но они требовали новых подробностей. И Николь в сотый раз рассказывала, как любит своего мужа и что они с Томом – одно целое.

У них на самом деле было много общего. Например, жажда адреналина. Зная, что Том любил прыгать с парашютом, Николь предложила заняться групповыми прыжками. Он пригласил ее поплавать с аквалангом – а она предложила понаблюдать за акулами. Чем они только не занимались за десять лет брака: ездили на сафари, поднимались к горным вершинам, забирались в потухшие вулканы…

Первый год супружеской жизни был похож на сказку. Как­то Том признался прессе, что едва пережил двенадцать дней вдали от жены. Почему же появились разногласия? Может, потому, что Том привык быть в центре внимания и с первых же дней дал понять, что не собирался уступать штурвал семейного корабля жене? Это было так очевидно, что Николь обижалась.

– Но ведь я не диктую тебе, какие платья и туфли носить, – отшучивался Том. Да, это верно. И чем выше были каблуки Николь, тем больше это тешило самолюбие ее мужа.

А еще не давала покоя желтая пресса. Вскоре после свадьбы вспыхнул громкий скандал. Влиятельный нью­йоркский журнал для геев призвал Тома признать, что жена служит ему лишь прикрытием истинной ориентации. Разумеется, они подали на издание в суд и выиграли дело. Но слухи о наклонностях Тома продолжали возникать и стали версией бездетности супругов.