— Он такой клевый, — в это время говорила в трубку Тина, прохаживаясь по остывшему песку вдоль кромки воды. — Совсем почти седой, но красавчик, честно. Настоящий мужчина, такой галантный. И он актер, представляешь? Известный, я погуглила. У него наверняка есть связи в модельном бизнесе. Нет, конечно, я не для этого… Он правда мне нравится. Даже не чувствую, что он меня настолько старше. Насколько? Ну, намного. На 31 год, если тебе так важны цифры. Да, он старше папы. Ой, Сесиль, ты ничего не понимаешь! Кончай хихикать!

Тина в сердцах нажала отбой. Если честно, она и сама не очень понимала, что происходит. Просто летнее приключение на Ибице. Так и будем считать. В оставшиеся дни на острове они встречались каждый день, но избегали людных мест, чтобы не дразнить папарацци. Плавали, ловили волны, дурачились, смеялись. Тина рассказывала о себе так же охотно, как слушала.

С Сарой Маречек в драме «Опасный метод», 2011 г.

Ее отец наполовину тоголезец, наполовину француз, жил в Марокко, а потом поехал во Францию и там, в Тулузе, познакомился с итальянкой с Сицилии («О’кей, это кое­что объясняет» — подумал в этом месте Венсан). Точнее, наполовину итальянкой, наполовину испанкой из Андалусии. Они влюбились с первого взгляда. «Мама и папа оба красавцы. Представь, какая смесь, да? — наивно похвасталась Тина. — Мне нравится, что мои предки такие интернациональные. Это как паспорт — чем у тебя больше виз, тем больше ты открываешь для себя мир».

У Тины есть брат и сестра, Захари и Кассандра. Родители друг друга любят, и детей тоже очень любят и поддерживают. «Я думаю, что они все гордятся мной. Я тоже хочу для них всего самого лучшего и всегда им говорю, что, пока они счастливы, все у нас хорошо».

Семья Кунаки жила в Тулузе, потом они переехали в Страну Басков, в Биарриц, купили небольшой дом.

— Мы жили на берегу океана, и я уже тогда занималась серфингом. Когда мне было десять, на пляже меня увидел парень из рекламного агентства и предложил сняться в рекламе новой коллекции досок Quicksilver. Это была моя первая работа!

В 15 лет Тина уехала от родителей — отправилась учиться в Мадрид, в известный Французский лицей, где учатся, между прочим, дети Зидана («Ты любишь футбол? Как — нет? Как можно жить в Бразилии и не любить футбол?») В лицее было круто, хотя поначалу она и на испанском­то не говорила. Но со всеми подружилась, и с преподавателями тоже. И испанский выучила.

Там, в Мадриде, она продолжила подрабатывать моделью, хотя родителям это не очень нравилось. Вот, собственно, и все. «Недлинная история, вообще­то. Не то что твоя». «У тебя хороший старт, и история будет интересной, я уверен», — ответил Венсан, глядя на нее с насмешливой, но все-­таки нежностью.

Тина и Венсан щедро делятся своими чувствами в соцсетях

Теперь ему уже не казалось, что влюбиться в девочку, которая тебе в дочки годится, может только старый пошляк. В ней была прелесть неуловимости. Она находилась рядом, но в то же время — в коконе своей юности, инопланетянка, незнакомка.

Проводила много времени с друзьями, болтала с ними на каком­то птичьем жаргоне, делала бесконечные селфи для инстаграма, слушала рэп и танцевала в клубах. Смотреть на нее было приятно, но немного болезненно, потому что парни вокруг тоже смотрели, а некоторые и прикасались в танце.