В отличие от кутюрье, актриса никогда не думала о деньгах за свою рекламу его моделей. Ей это просто в голову не приходило. Зато об этом подумал ее агент по связям с общественностью Генри Роджерс и без ведома актрисы решил поставить перед Юбером этот вопрос ребром. Узнав об этом, Одри была вне себя (а она нечасто давала волю эмоциям!): «Как же вы могли встать между мной и моим лучшим другом?». Она не хотела, чтобы дружеские отношения превратились в финансовую сделку. Вскоре после этого Роджерс был уволен.

Одри Хепберн молодостьПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ ПРИТЯГИВАЮТСЯ

Любовные связи возникали у нее обычно в критические для ее эмоционального состояния времена. Одри предпочитала тех мужчин, которые сами проявляли инициативу, были смелы, напористы, нагловаты и не особенно восторгались ее редкостным характером. Она могла терпеть от них все, что было чуждо ей самой: грубость и даже откровенное хамство. Может быть, в этом и заключалась главная причина их притягательности для нее?

Тина Фей Одри Хепберн "Завтрак у Тиффани"
Актриса Тина Фей в культовом образе Холли Голайтли

Таким был и ее первый муж, актер и продюсер Мел Феррер. 25 сентября 1954 года они обвенчались в маленькой протестантской церквушке XIII века в Бюргенштоке.

Многие считали, что он ее «не заслуживает». Ведь за плечами у Мела было уже три брака, четверо детей и он был старше Одри на двенадцать лет. Возможно, в этом браке она пыталась реализовать свою потребность в сильном мужчине, который смог бы ей в чем-то компенсировать потерю отца?

Мел поначалу хорошо справлялся с ролью опекуна-любовника. Он следил за здоровьем Одри, предугадывая ее желания, а порой и вежливо, но твердо настаивая на чем-то, что касалось ее диеты или домашних проблем. «Нет, дорогая, только молоко», – обычно отвечал он на ее просьбу о глотке виски перед сном. Стремление руководить было его второй натурой. А ей хотелось стать женой и матерью.

Одри Хепберн муж сын
С первым мужем Мелом Феррером и сыном Шоном, 1960 г.
«ЗРЕЛАЯ ЖЕНЩИНА»

Несмотря на заботу мужа, актрису все чаще стали посещать депрессии. Они были связаны, как правило, не с карьерой, а с неоднократными неудачными попытками выносить ребенка. Пережив два выкидыша, 17 января 1960 года около полудня она, наконец, родила мальчика. «Дайте мне на него посмотреть, сейчас же дайте мне на него посмотреть! – не унималась Одри. – С ним все в порядке?» Все было хорошо. Мальчика назвали Шоном. После родов Одри утратила свой облик эльфа, но зато приобрела красоту зрелой женщины.

Материнство освободило ее от обязанности всюду следовать за мужем. Теперь центром семьи стал маленький Шон. К тому же они наконец-то обзавелись собственным семейным гнездышком в швейцарской деревушке Толошеназ-сюр-Морж в пятнадцати минутах езды от Лозанны. Это был не «дом кинозвезды», а, скорее, дом для растущего ребенка, в котором всегда были рады друзьям.

Одри Хепберн «Забавная мордашка"
Кадр из фильма «Забавная мордашка», 1957 г.

Это было то, чего она так долго ждала. Ей не нужно было зарабатывать на жизнь. Но уйти из кино пока не позволяли контрактные обязательства. Одри была должна eще два фильма «Парамаунту». И пока она продолжала сниматься, eе супруг мог ощущать свою значимость в киноиндустрии и сохранять статус мужа-консультанта – имя Одри было главным козырем при заключении договоров.