Думая, что никогда не сможет оправиться от шока, Шер очень медленно поняла и приняла эту ситуацию. Она любит Честити, какой — или каким — бы она ни была. Их отношения сейчас лучше, чем когда бы то ни было, и певица поддерживает Чеза в его писательской и актерской карьере. Как и младшего сына Элайджу. Несмотря на напряженные отношения в прошлом, теперь все иначе, и он все чаще бывает на семейных торжествах. Талантливый художник и успешный музыкант в юности пережил героиновую зависимость, как его отец, но выкарабкался из бездны и женился пять лет назад. Но дождется ли она, чтобы ее кто­то в жизни, а не в кино, назвал бабушкой?..

— Сколько тебе лет? — спрашивает Шер у Энди, пока идет подготовка к съемке песни «Fernando».

— Шестдесят один, — Гарсиа расплывается в улыбке — за неделю, что они знакомы, он очарован не только ее прямотой, но и чувством юмора, и умом, хотя наличие последнего Шер и пытается скрыть.

— Юнец… Волнуюсь. Ты мне поможешь, если что? Я так нервничаю, что и текст песни могу забыть, и вообще как играть.

— Я помогу, Шер, — уверяет актер.

— Вот мы снялись с Амандой, и, знаешь, все сказали, что я была очаровательной и смешной. Не знаю… Надеюсь, у меня получилось произвести хоть какое­то впечатление в кино на восьмом десятке. А ты знаешь, что моя мама начала карьеру несколько лет назад?

Восемдесят лет мечтать стать профессиональной певицей и осуществить мечту в столь почтенном возрасте могла только Джорджия. В пятьдесят один год она влюбилась в тридцатилетнего мужчину, и он настоял на записи ее первого альбома. Тогда диск не был издан, ее пути с возлюбленным разошлись, чтобы снова сойтись в 2012‑м. Под руководством Шер начатое было доведено до конца. Ее маме было восемьдесят шесть — и это был прекрасный возраст для дебюта и возобновления отношений с любимым.

Шер рассталась со вторым мужем после четырех лет мятежных отношений, потому что боялась оставлять сына наедине с наркоманом. С тех пор ее любовниками были и Том Круз, и Вэл Килмер, и Эрик Клептон. Она пыталась строить серьезные отношения, но романы длились не дольше двух лет. Те, кто бросал ее, не выдерживал статуса «мистер Шер», когда нужно подстраиваться под ее графики, ее гастроли, ее дела.

Шер и Роб Камилетти, 1985 г.

Она же уходила из отношений, когда переставала верить, что мужчина по-­настоящему любит ее, когда внезапно ощущала, что, возможно, и не достойна любви. Причиной такого убеждения был ее отец, который даже не вспоминал о ее существовании, пока ей не исполнилось одиннадцать. Раз отец не любил ее, думала Шер, как может полюбить другой мужчина?

Роб Камиллетти, 22-­летний пекарь, а впоследствии пилот, которого она встретила в сорок лет, был единственным, кто убедил ее в обратном. Они прожили вместе три года, а затем еще в течение двенадцати лет несколько раз возобновляли отношения. Когда они расстались окончательно, она была разбита.

Лучший мужчина в ее жизни, которого она обожала и страстно любила, который заботу о ней считал своей главной задачей и не уставал напоминать ей, как она прекрасна, который любил в ней не звезду, а женщину, не боялся сплетен и легко относился к перепадам ее настроения, уходя, когда она начинала закипать, и возвращаясь с ее любимым печеньем, — был больше не с ней.

С ним она жила в ее идеальном мире. Романтичном, наивном, с ужинами при свечах или с пиццей на заказ. Через несколько лет после их разрыва она сама познакомилась с заинтересовавшим ее мужчиной — комиком Роном Зиммерманом, написав ему сообщение в фейсбуке. С Роном они дружат до сих пор, и в одном из недавних разговоров он признался, что всегда хотел жениться на ней, но ему не хватило смелости.

Шер
2002 г.

Мама Шер не оставляет надежды погулять на третьей свадьбе дочери. «Если даже трава пробивается сквозь асфальт, то и любовь найдет к тебе дорогу», — говорит она и напоминает: — Нет такого закона, что после определенного возраста человек должен перестать быть счастливым, должен перестать мечтать и должен тихо ждать смерти».

В 80‑х один журналист предположил, что в случае ядерной войны в мире выживут только тараканы и Шер. Женщина­кошка с девятью жизнями, покорившая время, отнеслась к этому высказыванию с пониманием и иронией — и купила себе участок на парижском кладбище Пер-­Лашез.

Но пока Шер верит в удачу, которая всегда сопутствовала ей и без которой ее жизнь была бы совсем другой. Она ей нужна сейчас, как никогда: ей нужно закончить новый сольный альбом, песни к которому уже записаны, и начинать готовиться к туру по Австралии, который стартует в конце сентября и будет ее последним, прощальным туром. Впрочем, как и несколько предыдущих. Каждый из них действительно должен был стать финальным — она не кривила душой. Просто Шер не ожидала, что публика захочет увидеть ее вновь. Ее? Когда в мире столько гораздо более талантливых артистов.

2014 г.

Возможно, когда­нибудь она решит, что сказала миру все, уйдет на пенсию и станет старушкой, путешествующей по горам Тибета. Но это будет «когда­нибудь». Для начала в сентябре она поедет в турне, которое, она уверена, абсолютно точно будет последним. Или нет.


Материал впервые опубликован в журнале «Караван историй» №8, 2018