Он как раз был тем, кто в свое время отозвал меня в сторону и сказал: «Так играть мы не будем. Будем играть вот так». И стал со мной говорить о профессии. Со мной – человеком, который окончил с отличием институт. Он сказал: «Давай будем учиться в первую очередь думать». Думать на сцене, в кадре. Думать, что оно такое, то, что ты делаешь. Не «как», а «что». Про что ты будешь говорить с людьми. Что у тебя за душой есть такого, почему людям будет интересно на тебя смотреть.

Не знаю, что я понял в результате наших бесед, но знаю, о чем теперь могу говорить со своими студентами. Хотя видимся мы не очень часто – они, бедные, с нетерпением ждут моего появления на парах. Но, слава богу, есть кому с ними заниматься. Конечно, рано или поздно я появлюсь. И вот тогда попытаюсь с ними говорить. Потому что, мне кажется, и в любом деле, и в жизни главное – научиться думать. В частности и в целом. О том, что с тобой происходит. О том, кто ты. И вообще – зачем все то, что ты делаешь, и кому это все нужно.

Когда актер начинает думать о своем персонаже и его жизни, тот начинает обрастать «мясом», становится, будто граненый стакан, многогранным – как все мы. Герой начинает смотреть на мир глазами актера, и актер видит мир его глазами. В этот момент происходит единение. Но при этом я же не становлюсь другим человеком. Это я, Станислав Боклан, но это уже и не я.

В короткометражном фильме, посвященном дню независимости, «Нескорені. Василь Стус», 2016 г.

И вот все наши встречи и разговоры со Станиславом Михайловичем – это мои университеты. Они и сейчас каждый раз обогащают меня в понимании профессии. Он интересуется тем, что я делаю, – посмотрел практически все, где я сыграл. И, конечно, он не всегда лицеприятно отзывался о моей работе, но именно за это я ему и благодарен в первую очередь.

А если говорить об учителях… Я считаю, что, занимаясь познанием себя, стоит принять мысль, что каждый человек, которого мы встречаем, может быть нашим учителем. И такие люди у меня есть. Например, те, чьи произведения я люблю читать. Скажу о Владимире Маканине – ныне здравствующем писателе, книги которого входят в золотой фонд мировой литературы. Одна из самых популярных – роман «Предтеча». Мне кажется, читая его размышления о жизни, я многому у него научился.

А вы могли бы назвать себя учителем в чьей-­то жизни? Даете ли вы советы своим детям?

В молодости мне казалось, что если я кому-­то что­-то подскажу, то будет лучше. Но в результате понял, что не всегда нужно советовать, потому что, как говорил классик, нельзя давать совет тому, кто спрашивает, потому что он ему не нужен, он просто таким образом проверяет что­-то о себе. И нужно быть крайне осторожным, советуя. Поэтому, зная, что я учусь только на своих ошибках, и глядя на то, что мои дети все­таки живут своей жизнью, значит, им мои советы тоже не были нужны, стараюсь минимизировать себя в них.

Дочь Станислава — Мария Боклан / Фото: Ольга Ларина (facebook.com/olga.stetiuha)

В свое время я, конечно, отговаривал дочь и сына идти в нашу с женой профессию, но Мария все равно работает в киноиндустрии, она кастинг­директор. Сын – профессиональный диджей Кирилл Думский. Кем будет внук, пока неизвестно, он еще маленький. И профессия не просматривается. Но если я доживу до того возраста, когда ему понадобится мой совет, то подскажу ему быть поумнее, чем дедушка.

После такого совета он наверняка захочет посмотреть все фильмы с вашим участием. Например, «Поводырь» – один из самых успешных украинских фильмов за последние годы. Станислав, что для вас было самым важным в этой киноистории?

Самым важным было не подвести людей, которые поверили, что я могу это сыграть. И хотелось быть честным, не соврать ни внешне, ни внутренне. Чтобы зритель настолько мне поверил, насколько я поверил в тот материал, который мне предложили.

Можно было бы долго говорить о каких­-то нюансах, муках и перипетиях фильма, но меня всегда радует общая картина – когда всем на площадке хочется сделать хороший фильм. И тогда нет конфликтов, ведь продюсер находится там же, он тоже в дыму и грязи, под дождем. Он понимает, через что проходят артисты, пытаясь рассказать историю. И тогда все работает как единый механизм.

Историческая драма «Поводырь», в которой Станислав Боклан сыграл главную роль, была направлена от Украины на «Оскар», 2014 год

Режиссеру не обязательно было много говорить. Достаточно было одного слова, и я уже понимал, чего он от меня хочет. Или я мог предложить что-­то, и он сразу понимал меня и соглашался. Мне повезло – с партнерами, с материалом.

И опять же – я спокойно мог пройти мимо этого фильма, не откажись другой артист играть роль. И чья тут заслуга? Наверное, Господь Бог сидит и распределяет: «А вот что­-то Боклан сидит без работы». Это рисковое дело, и я мог бы так напортачить, что больше бы никто никуда не позвал. Вообще у меня есть ощущение, что тайна, будто я хороший артист, когда­-нибудь раскроется. И все непременно поймут, что никакой я не прекрасный, и всех постигнет то разочарование, которое постигает меня всякий раз, когда я вижу себя на экране. Поэтому стараюсь не смотреть то, в чем снялся.

у меня есть ощущение, что тайна, будто я хороший артист, когда­-нибудь раскроется. И все непременно поймут, что никакой я не прекрасный, и всех постигнет то разочарование

Всегда спрашиваю жену: «Наташа, скажи мне, это хорошо или плохо? Я не понимаю». Мне кажется, что плохо. Но мнению жены я доверяю. Она может сказать все, что думает по поводу той или иной роли. Во-­первых, она актриса, во‑вторых, я считаю, что мне повезло: уже больше тридцати лет она мой друг.