Мы на съемке даже не разговаривали толком. Несколько раз на нее посмотрел и понял, что она очень классная девочка, чистая, улыбчивая. Но что мне ей писать? «Ты мне понравилась»? Все казалось шаблонным.

Я ставил себя на ее место и понимал, что это немного неудобно. Вдруг у нее серьезные отношения, все к свадьбе идет, а ей пишет парень, которого она видела единожды на съемке.

И только год назад, спустя полтора года с первой встречи, я ей маякнул смайликом. Она, видимо, все поняла, и у нас началось «смайловое» общение. Когда я предлагал ей встретиться, меня трясло, как во время первого съемочного дня. Зато после моего шага началось вот то настоящее, о чем я слышал и читал.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Taras Tsymbaliuk (@taras.tsymbaliuk)

Кстати, оказалось, что я тоже ей сразу понравился. Да так, что на съемке она попросила, чтобы меня загримировала ее ассистент, а она постеснялась ко мне подойти.

Такие чувства все меняют. Оказывается. Это один из моментов, который перевернул мою жизнь. У меня были девушки, но раньше я продолжал жить, как жил. А сейчас все делаю через призму того, что у меня появилась любимая.

Какие еще ситуации поменяли ваши взгляды?

Очень много правильных новых мыслей появилось в голове, когда умер мой любимый дедушка. Я понял, что мы все не вечны, и стало страшно. Я панически отношусь к возрасту. Последние пять лет пролетели как одна секунда. Хотелось бы еще много успеть, а время так мчится. Я начал осознавать это очень четко. И сейчас понимаю слова своей девяностолетней бабушки, которая говорила, что жизнь пролетела как один день.

Будь у меня возможность поговорить с собой двадцатилетним, велел бы не курить. В студенчестве мог месяц курить – неделю не курить и в таком режиме прожил три года. Закурил, когда перешел в институт Карпенко-­Карого. Там все хотели казаться взрослыми. Двадцатидвухлетние режиссеры, которые отрастили усики, сделали голос пониже, на секонде купили потертые вещи, чтобы казаться крутыми.

Тарас Цымбалюк

И я подумал: «Наверное, тоже нужно курить, я же актер». Мне жутко не нравился этот процесс, было невкусно. Но человек не может вынести урок, не набив шишек. Ты слушаешь, что говорят опытные люди, но делаешь по­своему и получаешь свой опыт.

Конечно, каждый много бы сказал себе двадцатилетнему, но, к сожалению, это невозможно. Можно думать только о будущем. Я не люблю планировать глобально, на несколько лет вперед. Не такая сейчас жизнь, все может поменяться в один момент. Но цели себе ставлю.

Например, хочу довести уровень своего английского до нужного и попробовать свои силы за пределами Украины. В Киеве сейчас остается лишь молиться, что кинопроцесс наладится и ты сможешь строить планы и выбирать режиссеров. Сейчас выбирает судьба, в ее руках вся киноиндустрия.

С Надеждой Матвеевой на красной дорожке «Золотой Дзиги»

Сейчас у меня прекрасный агент. Когда появилась Оксана Мартынюк, я понял, как должно быть на самом деле. Во время любой смены – хоть дневной, хоть ночной – она может позвонить и спросить, как у меня дела, поел ли я, понравилось ли мне? Ее цель номер один – чтобы у меня были планы на полгода вперед. Сейчас мой график расписан до октября. Бывает – меньше, бывает – больше.

Раньше я работал сам, но в Украине есть много кастинг­-директоров, которые считают себя агентами и за каждый проект, в который зовут людей, берут процент. Внутренний сбор денег, о котором не знает ни проект, ни продюсер. Я часто слышу такие истории: вот тебе проект, но никому не говори, что я твой агент.