Певица Тоня Матвиенко отметила 38-летие 12 апреля. За последние несколько лет ее жизнь круто изменилась: в 2011 году она приняла участие в первом украинском варианте популярного в мире вокального шоу «Голос країни» и, без преувеличения, дочь легендарной Нины Матвиенко стала самой яркой участницей проекта.

Несмотря на то, что Тоня не получила победу, шоу дало ей не только известность и карьерный толчок, но и устроило неожиданным образом бурную личную жизнь: на «Голосі» Матвиенко познакомилась со своим теперешним мужем Арсеном Мирзояном, от которого в 2016-м родила дочь Нину.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»

В интервью «Каравану историй» Тоня Матвиенко рассказала о том, как сложно было быть дочерью легендарной певицы, о первом браке в 16 лет с «крутым роллером», о том, как похудела на шесть килограммов из-за обидных комментариев в соцсетях во время «Голоса країни» и, конечно же, о том, как стала «монстром-разлучницей», влюбившись в тогда еще женатого Арсена Мирзояна.


У меня очень творческая семья: мама – певица Нина Матвиенко, папа –художник Петр Гончар, а дедушка – знаменитый скульптор, этнограф и коллекционер Иван Гончар, основатель знаменитого Музея народного искусства в Киеве.

Дедушку я помню смутно. Он был строгий, я его побаивалась. Помню, как бывала в его доме, который одновременно служил и музеем. Темноватые комнаты, тесно заставленные экспонатами. Мне нравилось там бывать – я обожала рассматривать все это: одежду, посуду, ковры, деревянную мебель, старинные детские игрушки, вышиванки, иконы, народные картины, писанки, крашенки… В дедушкином доме были собраны все ценности Украины. Было интересно и чуточку страшновато – похоже на лабиринт. Мне было, наверное, лет 10. В дедушкином доме всегда собирались ценители украинской культуры. Последний раз я дедушку видела, когда мне было 11 лет. Кстати, сейчас мы живем в его доме, а музей переехал в другое помещение, недалеко от нас, рядом с Киево-Печерской лаврой.

Тоня Матвиенко детские фото
С родителями на гастролях в США, 1991 г.

Папа и мама, в отличие от дедушки, строгими не были. Единственное, чем, может быть, наша семья отличалась от других, – мы всегда обращались к родителям на «вы». Так у нас принято.

Родители всегда были верующими, и когда Украина стала независимой, мы начали ходить в церковь всей семьей каждое воскресенье. В остальном – никаких особенных ограничений. Мы с братьями могли, например, накануне школьного дня гулять допоздна, потому что вечером выпал снег и всем хотелось подольше покататься на санках. У нас с братьями были прекрасные отношения, Андрей проводил со мной много времени, помогал делать уроки. Некоторое время, года четыре, с нами жила папина племянница – она приехала учиться в Киев, поселилась у нас и помогала родителям, когда они уезжали на гастроли. Родители часто ездили вместе, а мы оставались на хозяйстве. Конечно, я скучала по ним, но меня всегда утешала мысль, что из заграничных гастролей – в США, Канаду, Австралию – мама привезет подарки.

В то время не существовало корпоративов, маму никуда не приглашали, народные песни не пользовались особой популярностью

Когда я была совсем маленькой, мы жили довольно скромно. Мама была солисткой в хоре имени Григория Веревки и получала зарплату 86 рублей. В 90-е годы мама покинула хор и стала солисткой «Киевской камераты», а также организовала трио «Золотые ключи». Мне тогда везло, мама брала меня с собой на концерты. В то время не существовало корпоративов, маму никуда не приглашали, народные песни не пользовались особой популярностью. А папа – творческая личность и гениальный художник, периодически получал государственные заказы. Как-то раз он делал мозаичное панно в здании музея Великой Отечественной войны, у ног статуи Родины-матери. За эту мозаику хорошо заплатили, и мы смогли купить кое-какую мебель. Один шкаф до сих пор сохранился.

Нина Матвиенко Тоня Матвиенко
Гастрольный тур Нины Матвиенко, США, 1991 г.

Очень запомнился момент, когда родители начали ездить за границу. Они очень старались для нас, своих детей, покупали сразу целый чемодан детской одежды и обуви на вырост. Я стала модно наряжаться, в школе завидовали: «Ну конечно, у нее же мама певица», хотя никто из девочек толком не знал, кто такая Нина Матвиенко, не слышал ее песен. Зато видели мою белую кофту с надписью «Австралия» и двумя коалами на груди, мои джинсы, кроссовки, часы с Микки-Маусом, джинсовые туфельки на каблучке.

В то время как раз отменили школьную форму, и учителя делали маме замечания, что она одевает меня слишком нарядно. А мама не обращала внимания. Деньги доставались ей тяжело, сама она из большой семьи, пятая из одиннадцати детей, не могла себе такого позволить. Поэтому, покупая мне красивые вещи, мама чувствовала себя счастливой и учителей даже слышать не желала.

когда я была совсем маленькой, мы жили скромно. Мама пела в хоре имени Григория Веревки и получала 86 рублей

Мои братья учились в художественной школе, а я – в музыкальной школе-интернате имени Лысенко. Папа говорил, что в пять лет Иван и Андрей рисовали так, как другие дети рисуют в 15. А у меня особенных талантов к рисованию не было, зато я любила петь. Мама предложила мне на выбор хореографическую школу или музыкальную, в итоге я поступила в школу Лысенко.

В пять лет меня отдали в «нулевку» по классу фортепиано. Очень быстро оказалось, что это совершенно не мое. Я любила все, что связано с пением, но ненавидела занятия по специальности. Даже сейчас в моменты сильных переживаний иногда снится кошмар: я снова в музыкальной школе и не подготовила урок! Просыпаюсь в холодном поту. Тот ужас до сих пор живет во мне. В те годы мне просто не приходило в голову, что можно отказаться. Сидела за инструментом по семь часов в день, переходила из класса в класс, но достаточно было взглянуть на мою подружку Женю, чтобы понять: у нее все отлично получается именно потому, что она обожает фортепиано.

Тоня Матвиенко детские фото
В мастерской у отца, 1996 г.

Оканчивая шестой класс на экзамене по фортепиано я недобрала баллов, меня наказали, запретив на каникулах ехать в Германию вместе с классом – «детей Чернобыля» пригласили туда для оздоровления. Я рыдала, как будто наступил конец света. Меня перевели на другую специальность, дирижерско-хоровое отделение. Какое это было облегчение! Вокал и дирижирование – сплошное удовольствие. Благодаря занятиям по классу фортепиано я прекрасно разбираюсь в нотах, могу подыграть себе и хоровую партитуру, и оркестровку. Все шло к тому, что я поступлю в консерваторию, свяжу жизнь с музыкой, стану хоровым дирижером. Но неожиданно все резко изменилось: я встретила своего будущего мужа.

Мой будущий муж был одним из роллеров. мне было 16, ему 23. влюбились друг в друга, а в 17 лет я родила дочку

Он старше меня на 7 лет: мне было 16, ему 23, тогда это казалось огромной разницей в возрасте. Познакомились на Майдане, в молодежной тусовке, которая каждый вечер собиралась возле Консерватории – мы называли это место «Квадрат». Слушали музыку, общались, кто-то катался на роликах. Все были яркие, модные, неформальная молодежь. Я проводила в школе практически целый день, с 9 утра до 8 вечера, и родители без возражений отпускали меня погулять вечером, часов до десяти, даже до одиннадцати – понимали, что мне нужно общение. Там, в этой тусовке, были ребята из роллер-клуба. В те годы было модно приглашать роллеров на разные мероприятия – они раздавали рекламные листовки, возили баннеры. И благодаря этому могли провести на концерт или на футбольный матч. Дружить с ними было круто. Мой будущий муж был одним из роллеров. Так мы познакомились и влюбились друг в друга, а в 17 лет я родила дочку.

Родители даже не слишком удивились, потому что, когда я родилась, какой-то дедушка предсказал, что в 16 лет я принесу ребенка в подоле. Они часто вспоминали эту историю при мне, шутили на эту тему, и в свой шестнадцатый день рождения я даже, помню, со смехом спросила: «Ну что, где же мой ребенок?».

Тоня Матвиенко детские фото
Тоне 14 лет

Родители не были против того, что я так рано выхожу замуж. Мне и сейчас не стыдно за мой выбор – он был достойным парнем, хорошо учился, был красивый, умный, покладистый, добрый. Я им восхищалась. И совсем не понимала – ну а что тут такого? Влюбилась, вышла замуж, родила. Если бы у моей дочери повторилась моя судьба, я бы ее, конечно же, поддержала.

Мне и сейчас не стыдно за мой выбор – он был достойным парнем, хорошо учился, был красивый, умный, покладистый, добрый. Я им восхищалась

Из-за беременности я закончила школу экстерном. Признаюсь честно, я переживала, каковой будет реакция окружающих, но учителя меня поддержали, и только мой преподаватель страдал. Он даже не разговаривал со мной. Считал, что я его подвела, не оправдала надежд. Я должна была поступить в консерваторию, а вместо этого пошла учиться на пиар-менеджера в Институт культуры и искусств!