Драмы Лив Тайлер по дороге к семейному счастью

Лив побледнела и едва не лишилась чувств, но Бебе все же продолжила:

– Да-да, именно Тайлер, гениальный музыкант, скандалист и наркоман. Он всегда жил в стиле «живи быстро, умри молодым». Поэтому, забеременев от него, я решила выйти за Тодда и таким образом уберечь тебя от родного папаши. Об этом никто, кроме него и Тодда, пока даже не подозревает. Но ты имеешь право знать.

Лив Тайлер Стивен Тайлер
Лив с отцом Стивеном Тайлером, 2015 г.

Лив дрожала как осиновый лист. Так вот оно что! Теперь ясно, почему всякий раз, когда к ним в гости приходил Стив Тайлер, с ней творилось что-то непонятное. Не отходя от него ни на шаг, она то весело с ним играла и дуэтом распевала хиты из репертуара группы Aerosmith, то вдруг с грустью начинала рассматривать его лицо и вдыхать запах. Да и у Стива на глаза порой наворачивались слезы. И все же узнать, что этот человек – твой родной отец, – это слишком! Девочка целый день безмолвно просидела в своей комнате. А вечером объявила матери, что отныне она не Лив Рандгрен, а Лив Тайлер.

Бебе же всегда казалась веселой и беспечной. И все-таки в глубине души ощущала себя грешницей. В самом деле, что видела ее единственная дочь? Богемные вечеринки родителей с клубами сигаретного дыма, ящиками алкоголя и наркотиками? Родной отец плотно сидел на героине, а «двоюродный» в целях «радикальной трансформации сознания» перепробовал массу всевозможной наркоты. Да и сама Бебе пускалась во все тяжкие: не раз впадала в наркотический кайф, раздевалась перед камерами донага куда чаще, чем гуляла с Лив в парке, и, невзирая на Тодда, кутила с другими рокерами и заводила бурные романы. Увлекшись Элвисом Костелло, Бебе поклялась, что именно он – ее единственная настоящая любовь. Однако, зная обо всех похождениях неистовой подружки, Элвис в это не верил и через год вернулся к законной жене. Пришлось Бебе сделать аборт и выбросить возлюбленного из головы.

Словом, женщина не удивилась бы, ступи ее дочь на скользкую дорожку. И все же мечтала, что та не пойдет по ее стопам. И Бебе получала то, о чем мечтала! Лив росла послушной девочкой и была не по годам серьезной. Иной раз казалось, что она – единственный взрослый и ответственный человек в их семье. Живя в рок-н-ролльном мире рядом с кумирами семидесятых, которых носили на руках миллионы фанатов, она оставалась очень скромной, неизбалованной, неиспорченной и благодарила за малейший пустяк, знак внимания или подарок.

Положа руку на сердце, Бебе готова была признаться: в этом нет ее заслуги. Будучи «приходящей» родительницей, она отдавала дочь на воспитание то своей матери, то сестре. В итоге Лив жила на три дома: или у тети Энни в деревне под Портлендом, или у бабушки Доротеи в Вашингтоне. И только иног­да – с родной мамой в Нью-Йорке, принимавшей у себя артистов, музыкантов и другую богему гораздо чаще и радушнее, чем собственную дочь.

Лив Тайлер и Кейт Мосс
Лив Тайлер и Кейт Мосс – задушевные подружки с юности

У тети Энни Лив вообще задержалась до тринадцати лет. Впервые Бебе сбагрила ее, когда малышке было всего несколько месяцев от роду. Привезла в деревню к сестре, которая жила там с мужем и четырьмя детьми, положила на кровать и, кивнув на причмокивающую во сне малютку, заявила:

– Присмотришь? Мне позарез нужно в Нью-Йорк, а Тодд на гастролях.

– Ладно, чего уж там, пускай живет с тетей, дядей, кузенами и кузинами, – сжалилась над «сироткой» Энни. – Мы, конечно, люди простые, не богемные, но уж как-нибудь поставим на ноги, – и поцеловала племянницу в носик.