25 февраля телеведущей Ольге Фреймут исполнилось 36-лет!

Поздравляем одну из самых ярких украинских телезвезд и публикуем ее искрометное интервью «Каравану историй» — о детстве, об английском женихе, о всех ее мужчинах, карьерном пути и отношению к возрасту.


Уверена: в жизни нет ничего случайного. И программа, с которой меня теперь ассоциируют, в моей судьбе тоже появилась неслучайно. Остальные проекты, которыми я занималась в разное время, были более или менее важны, но «Новый инспектор Фреймут» на канале «1+1» и его предшественники – это дело моей жизни. Эти программы не только сделали меня журналисткой и медийной персоной, но и дали возможность выйти за рамки телевидения. Как Санта-Клаус: он живет в сказках, но в Рождество приходит к ребенку домой и оставляет под подушкой подарок. Вот и я, как Санта-Клаус, схожу с экрана в реальность.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram  и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»

Раньше для многих я была просто картинкой. И для меня, двадцатилетней, это было именно то, о чем мечталось: любой девушке хочется, чтобы ее лицо появлялось на всех экранах мира. Я готова была и погоду объявлять, и новости вести, и в рекламе сниматься. Проезжая мимо билбордов со своей первой рекламой (телефонная сеть, потом йогурт), я останавливалась и засматривалась. Приятно было – словами не описать. Но потом этот эффект проходит, наступает новый этап, новые мечты и цели.

Начиная инспектировать общественные заведения и проверяя уровень сервиса в них, я думала, что это будет программа одного дня. Никак не ожидала, что у нас появится настолько благодарная аудитория. Мне начали доверять, меня начали ждать в гости, более того, мною стали пугать, как детей пугают Бабой-ягой. Интересная миссия – быть для кого-то стимулом к «хорошему поведению». Иногда до смешного доходило. Няня Валерия – замечательная няня, которую я нашла через агентство, – рассказала мне как-то, что перед собеседованием всех претенденток собрали в одной комнате и сказали: «Мы ищем няню для Оли Фреймут». Трое сразу встали и ушли.

«Злой энергии» я не боюсь: я человек очень верующий и знаю, что, если обратиться с молитвой к святому Николаю, он меня защитит, разгонит «злых духов». А главное, что наша программа приносит добро. Не хочу себя хвалить, но скромными усилиями девичьей команды мы добились шквала проверок в школах и больницах. Показали одну школу, одну больницу, и по Украине тут же разъехались инспекторы – проверять, в каких условиях работают наша медицина и система образования.

Когда мы приезжаем в очередной город, нас всегда кто-то преследует, ездят за нами на машине от локации к локации. Случалось, ждали нас в лобби отеля, предлагали денег, чтобы сняли сюжет с эфира. Но никто к горлу нож не приставлял, не угрожал, врать не стану. Ни разу не случалось такого, что из-за внешнего давления материал не вышел.

Оля, вы ведь не всегда были «Санта-Клаусом» и «Бабой-ягой». Расскажите, пожалуйста, как получилось, что вы, начав стажером на ВВС, оказались здесь, в этой точке своего профессионального пути?

ВВС-шники, наверное, обидятся, но моя стажировка была не слишком эффективной. Я ко всем приставала с просьбой научить, показать, как работает компьютер, как пишутся подводки… Они учили, помогали.

Когда мне пришлось вернуться из Лондона в Украину по личным причинам, руководитель украинской службы BBС дал мне хорошую рекомендацию, которая открыла мне все двери. Я пришла на телевидение. Без журналистики я жить не могла, была твердо уверена, что это мое, готова была сражаться за место в профессии, несмотря на любые отказы. Ходила на все тракты (так на телевидении называется кастинг ведущих. – Прим. ред.) и все проваливала. Меня не брали. Ну какая я ведущая: уверенности нет, в политике не разбираюсь… Но в тот момент я была убеждена, что меня просто недооценивают. Смотрела на ведущих и думала: почему они, почему не я?

Как-то решила сделать прическу получше, пришла на тракт, а Саша Ракоед, главный режиссер «5 канала» и мой – к тому времени будущий – муж, увидев меня с этой укладкой, спросил: «Ты понимаешь, что пуделя в новости не возьмут?» Тот тракт, конечно, я тоже провалила. И хорошо, что провалила, иначе не случилось бы всего дальнейшего моего развития.

Потом я попала на другой канал в отдел новостей. Пришла туда и попросила, чтобы меня взяли, пусть даже без зарплаты. Они посмотрели как на сумасшедшую, но моя настойчивость произвела впечатление, меня взяли. Поручали второстепенные сюжеты, на профессиональном сленге – «бантики». В итоге я ушла сама, поняла, что это не мое. Я забывала имена министров, зевала на планерках – так мне было скучно слушать то, о чем другие говорили с увлечением. Но это был необходимый опыт: я искала свое место методом проб и ошибок.

На утреннюю программу «Сніданок з 1+1» я попала потому, что хотела работать на «1 + 1». Мне доверили рубрику «Мода для народу», и она неожиданно для всех стала одной из самых успешных. Я тогда была очень бедна, в гардеробе висело одно платье на все случаи жизни. Приезжала, например, в шоу-рум к Оксане Караванской, выбирала то, что нравилось, надевала и в таком виде обращалась к зрителям. Так я перемерила все наряды и у Виктории Гресь, и у Андре Тана. Потом мне начали доверять магазины класса люкс. Я надевала платье, которое стоило двадцать моих зарплат. Видимо, было во мне что-то такое, что убеждало хозяев бутика: мне можно верить.

Снимая дорогие, красивые вещи, я никогда не плакала над ними. Я знала, что у меня все это будет. Точно так же я в свое время ходила в Лондоне по Нью-Бонд-стрит, улице, известной своими магазинами еще со времен Оскара Уайльда. Я почти носом упиралась в витрины, рассматривала выставленные наряды и знала, что буду их носить. Никогда не сомневалась.

Еще я заглядывала в окна. Во многих лондонских домах есть бейсменты, полуподвальные этажи, где принято устраивать комнаты для просмотра телевизора. Там семьи собираются вечерами. Они не зашторивают окна, живут открыто; я смотрела в окна и видела, к примеру, как мама складывает пазл с двумя детьми. Я знала, что это картинка моей будущей жизни. Примеряя разные картинки, явыбирала те, что подходили мне, и откуда-то во мне существовала такая дерзкая уверенность, что все исполнится.