Сегодня, 5 отября, отмечается Всемирный День Джеймса Бонда.

«Караван историй» рассказывает о жизни создателя этого культового персонажа, британского писателя Яна Флеминга, которого многие считают прототипом самого агента 007.


«Простите, сэр, но мне очень, очень важно знать: это вы – Джеймс Бонд?» – прижав пухлые ручки к груди, прошептала женщина, словно сошедшая с полотен Рубенса. Она наблюдала за писателем с той самой минуты, как тот перешагнул порог ресторана.

Решив не обращать внимания, он заказал себе любимый коктейль – джин с мартини («помню­-помню: взболтать, но не смешивать!» – подобострастно заверил официант), отведал превосходной телятины, выкурил полдюжины сигарет. А она все смотрела, не сводя с него своих выпуклых глаз.

«Такая ни за что не отцепится, – подумал Ян и любезно ответил: – Увы, леди. Меня зовут Флеминг. Ян Флеминг». А сам в который раз подумал: да уж, слава – вещь весьма обременительная…

Книги Флеминга о Джеймсе Бонде были невероятно популярны еще с выхода в свет первого романа в 1952‑м. В 1961 году спрос на них взлетел до небес. Журнал «Лайф» назвал роман «Из России с любовью» одной из десяти любимых книг президента Джона Кеннеди. Эта новость разлетелась по всей стране — и Ян Флеминг тут же стал самым продаваемым автором криминальных романов в США.

Обложки книги: «Казино Рояль» – первый роман о Бонде, 1953 г. «Живи и дай умереть» – второй роман Яна Флеминга о приключениях британского агента Джеймса Бонда, 1954 г. «Лунный гонщик» – третий роман бондианы, 1955 г.

Но то, что началось через год, после показа первой экранизации романа о Бонде, «Доктора Но», невозможно передать. Для миллионов людей этот фильм стал воплощением мечты. Агент 007 затмил собой даже «национального героя» Британии Шерлока Холмса.

— Вы написали уже одиннадцать романов о Бонде. Что или кто вас вдохновляет? — то и дело пытались докопаться до истины репортеры.

Урсула Андресс и Шон Коннери в фильме «Доктор Но» – первой серии бондианы, 1961 г.

— Обычно книги пишут ради славы, удовольствия или денег, — с привычной иронией отвечал Флеминг. — Меня же вдохновляют только две причины, а третья, слава, не интересует.

Однако больше всего мир жаждал узнать, кто же является прототипом Джеймса Бонда. В конце концов этот вопрос Флемингу осточертел — и он «признался», что списал супер-шпиона с английского секретного агента Сиднея Рейли. Но не тут-­то было. Многие бились об заклад: Бонд — это портрет самого писателя!