Сегодня, 2 сентября, Киану Ривзу исполнилось 57 лет!

Актер, прославившийся ролью Нео, скоро вновь вернется к ней в четвертой части «Матрицы». К нему присоединится Тринити в исполнении Кэри-Энн Мосс. Продолжение культовой трилогии снимает Лана Вачовски.

Фильм «Матрица» сразу же стал культовым и принес Киану Риву мировую славу, статус секс-символа Голливуда и самого востребованного актера в мире. Но у медали всегда есть вторая сторона, и невероятная удача Ривза обернулась проклятием. Киану вскоре начал замечать, что роль, принесшая ему всемирную известность, отнимает у него близких людей и друзей.

«Караван историй» рассказывает о «самом добром и скромном актере Голливуда» и его «проклятии «Матрицы».


«Знаменитый актер полчаса мок под дождем, чтобы попасть на вечеринку, посвященную премьере фильма «Дочь Бога», в котором он сыграл главную роль!» – в декабре 2014 года редкая газета в США не вышла с таким кричащим заголовком. Поклонники Киану Ривза были в шоке: они искренне не понимали, как можно было так обойтись с их любимцем?!

Это правда?! – владелец клуба The Leonora тряс смятой газетой перед лицом начальника охраны.

– К сожалению, правда, – нехотя признал тот. – Ривз опоздал к назначенному времени, поэтому не смог войти вместе с VIP-­гостями и вынужден был стоять в очереди.

Киану Ривз Джон Уик-2
Киану Ривз в фильме «Джон Уик-2», 2014 год

– Но охрана­-то наша почему его не узнала? Личность ведь известная, говорят, почти в полутора сотнях фильмов снялся! – хозяин был вне себя.

– А как вы его узнаете? – пожал плечами начальник охраны. – Одет он был непрезентабельно: черное пальто, коричневые ботинки – и то и другое куплено на распродаже. Да сотни людей в такой неприметной экипировке по улицам ходят. Что, всех их в звезды записывать?

– Но он же наверняка был не один! – упорствовал владелец.

– В том­-то и дело, что один­-одинешенек, – продолжал оправдываться собеседник, но его тон становился все более и более уверенным. – Я навел справки об этом Ривзе: у него нет ни охранников, ни секретарей, ни помощников. Да он по городу ездит не в автомобиле, а на метро, и собственный дом купил совсем недавно, а до этого снимал номера в дешевых отелях. Вы не поверите, но у него даже компьютера нет – он письма посылает по старинке, в бумажных конвертах. Как можно распознать звезду первой величины в таком непримечательном субъекте?

– Неужели еще встречаются такие звезды? – хозяин клуба, похоже, начал успокаиваться, но потом снова расстроился. – Господи, такая антиреклама! Нам в связи с этим инцидентом стекла бить будут, и это в лучшем случае. А в худшем объявят нам бойкот. Эти фанаты такие злопамятные, они и через десять лет нам этой истории не простят. Откуда он только взялся, этот Ривз, со своей несовременной и неестественной скромностью на мою голову?

Самый скромный, или, как его еще называют, самый добрый актер Голливуда, появился на свет в Бейруте, в семье танцовщицы ночного клуба и разнорабочего. Его мать была чистокровной англичанкой, отец – наполовину китайцем и наполовину гавайцем, именно ему актер обязан своим экзотическим именем – в переводе с гавайского Киану означает «прохладный ветер с гор».

Киану Ривз в молодости
24-летний Киану Ривз

Отец ушел из семьи, когда мальчику было всего три года, и с тех пор они виделись только во время летних каникул. После того как отца посадили в тюрьму за распространение наркотиков, а это случилось, когда Киану исполнилось тринадцать лет, они вообще не общались.

Главными людьми в его жизни всегда были мать Патрисия и сестры – родная, Ким, и свод­ные, Карина и Эмма. Мать еще три раза выходила замуж, но ни с одним своим мужем так и не ужилась.

– Сынок, ты должен помириться с отцом, – мать отложила в сторону альбом, в котором делала наброски для очередного клиента, и умоляюще посмотрела на сына. – Пойми, у тебя не будет других родителей, поэтому нужно дорожить теми, которые есть.

– Мама, если я кому­то что­то и должен, то только тебе, – Киану взял из стоящей на столе вазы яблоко, надкусил его и зажмурился от удовольствия, оно было именно таким, как он любит, – кисло-­сладким и твердым, хрустящим. – Как ты выжила, когда он бросил тебя с двумя детьми – без материальной помощи, без моральной поддержки? Чтобы мы ни в чем не нуждались, ты работала днем и ночью, выбилась в люди – была танцовщицей, а стала дизайнером по костюмам, работать с которым считают за честь знаменитые рок­звезды.

– Но я же три раза выходила замуж, – расхохоталась Патрисия, и Киану невольно залюбовался ею: несмотря на серебристые от седины волосы, мать, с точеной фигуркой и подтянутым овалом лица, была по­прежнему привлекательной. – Я была уверена, что вы мне этого не простите.

– Ну и что, – актер рассмеялся вместе с матерью, – что же делать, если ты у нас такая влюбчивая! Если бы не твои браки, у меня было бы на двух сестер меньше. И потом, ты делала все, чтобы нам, твоим детям, жилось лучше, и тебе это удалось. Не знаю, как у сестер, а у меня детство, несмотря ни на что, было самым счастливым временем в жизни.

Киану с мамой, Патрицией Тейлор, 2006 год

Помнишь, как ты нас баловала, разрешала делать все, ну, или почти все, что мы хотели, а мне даже не запрещала распиливать мебель ножовкой из детского набора для труда. Как ты все это вытерпела, ума не приложу! У нас дома бывало много интересных людей, особенно мне нравились рок­-музыканты, с которыми так интересно было общаться, но еще интереснее было их слушать.

А отец… Я бы еще понял, если бы он оставил семью по какой­-то уважительной причине, но он бросил нас потому, что потакал своей прихоти – пристрастию к наркотикам. К тому же он прекрасно обходился один все это время, так зачем я ему понадобился теперь?

– Зов крови трудно преодолеть, – задумчиво и немного таинственно сказала Патрисия, – когда­нибудь ты это поймешь.

– Возможно, – ответил ей сын, – но не сейчас.

Юный Киану обнаруживал таланты во всем, чем занимался. Увлекся шахматами – овладел ими настолько успешно, что играл со взрослыми по одному доллару за партию, пополняя скромный семейный бюджет. Начал заниматься хоккеем – получил прозвище Стена: когда Ривз стоял на воротах, в них не прилетала ни одна шайба. А вот из школы с актерским уклоном его исключили, поскольку преподавателям показалось, что у мальчика слишком строптивый характер.

Киану Ривз "На берегу реки"
В фильме «На берегу реки», 1986 год

Киану не хватал звезд с неба и в других школах – в отличниках никогда не числился и гордостью учебного заведения не был. Причина тому – дислексия, мешавшая Ривзу читать, писать и даже разговаривать, из-­за чего мальчика дразнили одноклассники. Впрочем, и преподаватели не всегда приходили в восторг от уровня его знаний.

Переезжая с матерью и ее мужьями из Австралии в Америку, оттуда в Торонто, а затем снова в Америку, Ривз за пять лет сменил четыре школы, а потом и вовсе бросил учиться, так и не получив среднего образования. Каждый раз, попадая в новый коллектив, Киану чувствовал себя чужим для всех и никому не нужным неудачником, и, только погружаясь в мир искусства – например, сидя в темноте кинозала, он, представляя себя на месте главного героя, мог быть не таким скромным, как в жизни, а сильным, смелым, ловким, отважным.

Киану Ривз в молодости
24-летний Киану Ривз

Неудивительно, что он мечтал о профессии, которая изменила бы если не его жизнь, то отношение к ней. Вот только он не знал, как отнесется к его решению мать. Но Патрисия, как всегда, безмерно удивила его. Когда он сказал, что хочет стать актером, она не возражала: «Выбирай любую профессию, дорогой, я всегда и во всем тебя поддержу».

В актерском качестве Ривз дебютировал в девять лет – сыграл небольшую роль в мюзикле «Чертовы янки», а в пятнадцать вышел на сцену в «Ромео и Джульетте», причем, перевоплотившись не в Ромео, как того можно было бы ожидать, исходя из ангельской внешности Киану, а Меркуцио. Мальчик сам выпросил этот образ: ему очень хотелось появиться перед зрителями с огромным, пусть и бутафорским, мечом, а сцена дуэли с Тибальдом и вовсе была его мечтой, которая волшебным образом осуществилась.

Киану Ривз "Маленький Будда"
Киану Ривз в роли Будды в фильме «Маленький Будда»

На счету у Ривза уже было более сорока фильмов, среди которых «Опасные связи», «Я люблю тебя до смерти», «На гребне волны», «Дракула», «Много шума из ничего», «Маленький Будда», когда братья Вачовски, Энди и Ларри, предложили ему сыграть главную роль в экранизации графического романа­ «Матрица». Киану, будучи большим поклонником комиксов и кунг­-фу, с радостью согласился. Тогда он и представить не мог, как отразится участие в этой картине на его жизни.

Впрочем, и сами съемки были не самым легким периодом для Киану. Четыре месяца изнурительных тренировок изрядно измотали его, а первый съемочный день стал одним из самых трудных в жизни актера: у него сильно болела голова и спина, ныла старая травма шеи, а само тело казалось раздробленным на мелкие кусочки, рассыпаться которым не давала только оболочка.

Когда Ривз настоял на том, что девяносто процентов трюков будет выполнять сам, он не подозревал, что залечивать травмы ему, возможно, придется до конца жизни. Днем Киану дрался на съемочной площадке, а по ночам, лежа в ванне, наполненной льдом, которая на какое­то время позволяла ему забыть о боли, сдерживал подступающие к глазам слезы и думал лишь об одном: «Только бы выдержать до конца съемок и окончательно не расклеиться!»

Киану Ривз - Нео в "Матрице"
Киану Ривз — Нео в «Матрице»

Результат стоил тех страданий, которые были на него затрачены: картина имела огромные сборы, а все задействованные в ней актеры стали для зрителей настоящими супергероями, самым главным среди которых был сыгравший Нео Киану Ривз. Тогда актер еще не знал, что к гонорару десять миллионов долларов и всемирной известности прибавится третья составляющая, которая очень скоро дала о себе знать.

«Проклятие «Матрицы»»… Когда Киану впервые произнес эти слова? Нет, когда он впервые задумался о том, что роль, которая принесла ему всемирную известность, отнимает у него близких людей и друзей?

Первым ушел лучший друг Киану, актер Ривер Феникс. Его не стало в октябре 1993 года. Актером сын членов секты «Дети Бога» решил стать в детстве: автомобильная авария, в которую он попал, на несколько месяцев уложила мальчика на больничную койку, оставив таким образом время на раздумья о том, по какому жизненному пути пойти.

Ривер Феникс
Ривер Феникс, 1991 год

Молодой, красивый, талантливый, он начал сниматься в кино, еще будучи ребенком. Был номинирован на «Оскар» и «Золотой глобус», создал свою рок-­группу Aleka’s Attic, гонорар, полученный за работу в фильме «Тихушники», потратил на покупку восьмисот акров девственных тропических лесов, чтобы спасти их от уничтожения.

Ривз познакомился с Фениксом во время съемок драмы Гаса Ван Сента «Мой личный штат Айдахо». У молодых людей оказалась масса общих тем для разговоров, что довольно быстро сблизило их. Но картина, которая принесла Риверу всемирную славу, не сделала его счастливым – спустя два года перед концертом в приватном ночном клубе The Viper Room он принял смертельную дозу наркотиков и, несмотря на то что врачи в течение почти получаса пытались его реанимировать, скончался.

Киану настолько тяжело переживал смерть друга, что впал в серьезную депрессию, из которой его смогла вывести только Дженнифер.

С ней Киану познакомила сестра Карина. На одной из вечеринок актер увидел красавицу брюнетку, которая, в отличие от многих представительниц голливудской тусовки, вела себя скромно и с достоинством – не стремилась во что бы то ни стало привлечь к себе всеобщее внимание, не хохотала громче всех, ни с кем не заигрывала и не строила глазки, да и одета была более чем пристойно – без глубоких декольте, высоких вырезов и прозрачных тканей.

Дженнифер Сейм
Дженнифер Сейм

Впоследствии Киану скажет, что у них с Джен была любовь с первого взгляда, он сразу понял: его влечет к этой прекрасной незнакомке, он испытывает к ней внезапную и необъяснимую симпатию.

– Кто это? – спросил он у проходящей мимо Карины.

– Дженнифер Сейм, – лукаво улыбнулась сестра, верно истолковав волнение Киану. – Ассистентка Дэвида Линча и моя подруга. А что?

– Познакомь нас! – решительно попросил актер.

– Вот это да! – рассмеялась Карина. – Правду говорят: и на старуху бывает проруха. Неужели наша скромная Джен покорила принца с ледяным сердцем, который в свое время дал от ворот поворот таким красоткам, как Шэрон Стоун, Вайнона Райдер, Гвинет Пэлтроу и Сандра Буллок? С последней, говорят, ты поступил особенно благородно: когда вечером, в соблазнительном платье, она пришла к тебе в номер, ты, вместо того чтобы поцеловать ее, разумеется, с продолжением, сказал: «Ты, наверное, замерзла» – и, закутав девушку в одеяло, начал читать ей сонеты Шекспира.

Киану Ривз и Сандра Баллок
С Сандрой Баллок в фильме «Скорость»

– Вот уж не думал, что моя сестра слушает досужие сплетни, – улыбнулся в ответ Киану.

– Помилуй, но об этой истории не знают только слепые и глухие, которые не имели возможности ни услышать, ни прочитать о ней, – парировала Карина. – О твоих отношениях с женщинами, точнее, об их отсутствии пресса пишет довольно часто.

– В спутницы жизни мне не нужна светская персона, за которой будут следить все папарацци мира, вторгаясь тем самым в мою личную жизнь. А мне хочется сохранить ее от чужих, зачастую далеко не добрых глаз, – попытался объяснить свою позицию Киану. – Поэтому и ищу девушку незнаменитую, отношения с которой мне удалось бы сохранить в тайне от всех.

– Да где же ты найдешь такую, – искренне удивилась сестра, – если тебя окружают только звезды первой величины?

– Так ты познакомишь меня с ней или нет? – поморщился актер, которому уже изрядно надоели эти препирательства.

Киану Ривз с сестрой
Киану Ривз с сестрой Кариной Миллер, 2009 год

– Разве я могу отказать любимому брату? – улыбнулась Карина.

Жизнь с Дженнифер была не только счастливой, но и комфортной: эта девушка понимала Киану с полуслова, во всем его поддерживала и ничего от него не требовала. Она не напрашивалась ему в спутницы на красные дорожки пафосных голливудских мероприятий, не старалась попасть в объективы фото­ и кинокамер, а, напротив, всячески от них уворачивалась, не настаивала на том, чтобы Киану купил для них дом (он попеременно жил то у нее, то в отелях), и спокойно относилась к тому, что возлюбленный не торопится оформлять их отношения официально.

Узнав, что беременна, Дженнифер сказала об этом Киану мимоходом, невзначай. Она явно не собиралась использовать этот факт как козырь в их отношениях: дескать, теперь­-то ты никуда не денешься и точно на мне женишься!

Напротив, она дала понять, что не считает свое положение чем-­то особенным, а если он будет не рад случившемуся – Киану не раз говорил, что окружающий мир пугает его, поэтому ему страшно за детей, которых так неосмотрительно рожают их легкомысленные родители, – то и ребенка не будет.

Киану Ривз "Дом у озера"
В фильме «Дом у озера», 2006 год

Но Ривз неожиданно для себя самого вознесся на седьмое небо от охватившего его счастья. Возможно, дело было в том, что родить его должна была именно Джен – девушка, которую он любил больше всего на свете.

– Значит, так, – блаженно улыбаясь и приложив ухо к животу Дженнифер, хотя ее беременности не было пока ни видно, ни слышно, сказал Киану. – С этого дня ты бросаешь курить!

– Это жестоко с твоей стороны, – кокетливо протянула Джен. – Что, прямо сегодня?

– Хорошо, – милостиво разрешил Ривз, – завтра, но не позже. Теперь за твоим здоровьем буду следить я. Никаких вредных привычек, только полезные продукты, поменьше работы, больше прогулок на свежем воздухе. Ты должна родить здорового ребенка. А после его появления на свет мы поженимся. Ты согласишься стать моей женой? Учти, это официальное предложение.

– Я должна подумать, – счастливо улыбнулась Джен.

«И дернул меня черт оставить ее одну на девятом месяце беременности!» – ругал себя Киану

Счастью актера не было предела. Он баловал невесту, охапками скупая для нее брендовые вещи и детские игрушки, подарил машину и дом. Когда стало известно, что у них должна родиться девочка, Ривз несколько дней думал над тем, как ее назвать. В результате они с Джен остановились на имени Ава – в переводе оно означает «егоза, непоседа», что полностью соответствовало беспокойному поведению малышки в утробе матери: она постоянно двигалась и толкалась, вызывая бурную реакцию будущих родителей.

– И дернул меня черт оставить ее одну на девятом месяце беременности! – ругал себя Киану в эконом-классе рейса Лондон – Лос­-Анджелес. – А все работа, будь она неладна. Думал, что быстренько отснимусь и успею вернуться за несколько дней до родов, а вот, поди же ты, как вышло. Что же там случилось? Неужели врачи ничем не могут помочь?

Дженнифер позвонила, когда Киану был на съемках в Англии. Рыдающим голосом она пыталась что­-то объяснить, но актер разбирал только отдельные слова: «Ава», «тромб», «преждевременные роды»… На следующий день Ривз уже был в Лос­Анджелесе, где врач клиники, в которой находилась Дженнифер, открыл ему страшную правду: женщина приехала на очередное обследование, ей сделали УЗИ, во время которого выяснилось, что их дочь умерла, ее сердце остановилось из-­за тромба в пуповине.

Медики решили вызвать у Дженнифер преждевременные роды, к которым по злой иронии судьбы как раз и успел Ривз. Судьба приготовила ему страшный подарок: операцию он видел собственными глазами.

Случившееся стало для Дженнифер ужасной трагедией. Не сумев справиться с болью, она заявила, что не хочет больше видеть Киану. Прошло много лет, а он так и не может выбросить из памяти тот самый, последний разговор с Джен, после которого они стали чужими, хотя прежде не было на свете людей ближе, чем они. Бледное, с красными, заплаканными глазами лицо любимой забыть он не может до сих пор.

– Ты же понимаешь, – равнодушным монотонным голосом сказала она ему тогда, – мы не можем быть вместе. Нашей дочери больше нет, и мне слишком больно видеть рядом ее отца. Хочу исключить из своей жизни все, что связано с этой трагедией, и в первую очередь тебя.

– Не гони меня, – взмолился Ривз, – мы любим друг друга и никогда себе этого не простим. Ты думаешь, мне легко? Я безумно любил нашу умершую девочку. В мечтах я видел, как она улыбается, как откидывает с лица прядь волос и бегает своими маленькими ножками по дому, который я хотел купить для нашей семьи.

– Нет никакой нашей семьи, – с болью в голосе ответила Джен. – Нет и больше не будет. После случившегося я не хочу и не могу быть с тобой, пойми это! Мне больно даже просто видеть тебя, о том, чтобы продолжать жить вместе, и речи быть не может. Единственное, чего я сейчас хочу, чтобы ты оставил меня в покое.

– Я понимаю твое состояние, но время лечит, – вздохнул Киану. – Как говорил мудрый Соломон, все проходит, пройдет и это. Давай какое­то время поживем врозь, а потом, может быть…

– Нет, не может! – ответила Дженнифер и, кусая губы, отвернулась к окну. – Уходи, не мучай меня!

Киану позвонили ночью: Джен попала в автомобильную аварию, он срочно должен приехать. Ривз тут же помчался на место катастрофы. Ему не сказали, насколько сильно пострадала Дженнифер, и всю дорогу он молил об одном: только бы она была жива, все остальное не имеет значения – он выходит ее и будет любить, даже если всю последующую жизнь ей придется провести прикованной к постели или в инвалидном кресле. Он будет гулять с ней, читать ей книги, они будут вместе слушать музыку… Главное, чтобы она выжила.

Но уже на подъезде к месту аварии Киану понял, что его надеждам не суждено оправдаться: лежащий на боку черный внедорожник Дженнифер, который он когда-­то ей подарил, осколки припаркованных у обочины машин, в которые она врезалась, полицейское оцепление – все это не оставляло сомнений в том, что шансов выжить у водителя – а именно Джен сидела за рулем – не было, особенно если учесть, что она, как всегда, не пристегнулась ремнем безопасности и в момент удара вылетела на дорогу через лобовое стекло.

Единственным утешением – если, конечно, в такой трагической ситуации это слово уместно – был тот факт, что Дженнифер не мучилась, она даже не успела понять, что случилось. Ей было всего двадцать восемь лет…

Регулярно принимать наркотики Джен начала сразу же после смерти Авы. Бедняжка говорила, что так ей легче переживать потерю, а лекарства от депрессии, которые горстями прописывали ей врачи, не помогали. От легких наркотиков она перешла к тяжелым и в последнее время уже не представляла жизни без них.

Накануне трагедии Дженнифер была на вечеринке у Мэрилина Мэнсона, где мешала алкоголь с наркотиками (в ее крови врачи нашли огромную дозу кокаина), а потом села за руль и поехала навстречу своей смерти.

В случившемся Киану винил только себя. Если бы он уделял ей чуть больше времени! Сам он глушил свою боль утраты работой: снимался сразу в нескольких фильмах, мотался с континента на континент, смертельно уставал, и, казалось, душа болела уже не так сильно.

Киану Ривз и Кэрри-Энн Мосс
Киану Ривз и Кэрри-Энн Мосс на премьере «Матрицы» в Сиднее, 1999 год

У бедной Джен такой возможности не было: после смерти нерож­денной малышки она ушла с работы, закрылась в квартире, из которой изредка выходила только для того, чтобы встретиться с кем­-то из близких друзей, в остальное же время оставалась одна со своей бедой.

Ему надо было, несмотря на все злые слова, которые любимая успела сказать, чаще разговаривать с ней – звонить, приезжать, утешать. Впрочем, как можно утешить женщину, растерявшую все надежды на счастье и рожавшую уже умершего ребенка? Он просто не знал, что ей сказать. Что она еще будет счастлива? Глупо. Что она должна все забыть, потому что жизнь продолжается? Жестоко. Бедная девочка, даже страшно подумать, что она пережила за это время.

Возможно, если бы они успели, как он хотел, уехать в Австралию на съемки двух новых фильмов «Матрицы»… Дженнифер вроде бы была не против, там она смогла бы отвлечься. Но они не успели… Наркотики, которые когда­-то разлучили его с отцом и убили Феникса, на этот раз пошли дальше – забрали у него любимую женщину.

На похоронах белый лакированный гроб Джен утопал в бело­розовых цветах, глядя на которые Киану думал, что совсем не так представлял себе их общее будущее. В мечтах он видел, как Ава и Дженнифер встречают его вечером дома, когда он возвращается со съемок, но вместо этого они будут лежать рядом на Вествудском кладбище – он уверен, что Джен, будь у нее возможность выбирать, и сама бы предпочла покоиться рядом с дочерью.

А его единственная надежда – возможность воссоединиться со своими любимыми девочками в другом его воплощении, за чертой, которая отделяет жизнь от смерти. Какая­то часть его сознания верит: это возможно и когда­нибудь обязательно случится.

Чем Киану заполнял пустоту, которая образовалась после смерти Дженнифер? По­прежнему снимался, не отказываясь ни от одной роли, – переезды и тяжелые физические нагрузки позволяли не думать и не вспоминать обо всем, что случилось. На съемочной площадке он делал все, что от него требовалось, благо его обуреваемый злостью герой Нео вполне соответствовал мироощущению самого актера.

А потом забивался в самый дальний угол, в котором его никто не мог найти. Таким же обезболивающим действием обладала езда на мотоцикле на запредельной скорости: когда мчишься, обгоняя ветер, не думаешь о плохом.

Но «Матрица» продолжала свое разрушительное действие в его жизни. Накануне съемок второй и третьей серии Ривз разбивался на мотоцикле. Результатом стал разрыв селезенки, перелом нескольких ребер и тяжелейшее сотрясение мозга.

Чтобы избавиться от негативного влияния «Матрицы», исповедующий буддизм Киану обратился к помощи монаха

Несколько дней врачи не отходили от актера, всерьез опасаясь за его жизнь, но, когда Киану стало лучше, началась целая полоса несчастий, связанная со всеми, кто так или иначе имел отношение к картине: погибла в авиакатастрофе певица Элайя, умерла от диабета Глория Фостер, которая должна была сыграть роль Пифии.

Чтобы избавиться от негативного влияния киноленты, исповедующий буддизм Киану обратился к помощи монаха, который провел соответствующий обряд прямо на съемочной площадке: после пения мантр он на рисовой бумаге написал заклинания, сжег ее и развеял пепел по ветру.

К сожалению, манипуляции не помогли. В жизнь Ривза вошла очередная беда: заболела его сестра Ким.

– Киану, неужели ничего нельзя сделать? – Патрисия умоляюще смотрела на сына. – Современная медицина всесильна, ей подвластно все или почти все. Значит, и Ким можно помочь.

– Конечно, мама, – Ривз пытался успокоить ее, но, кажется, получалось не очень хорошо, потому что он и сам не верил в то, что говорит. – Заплатим любые деньги, найдем самые эффективные лекарства и задействуем лучших врачей. Обещаю, мы спасем Ким. Она будет жить.

Киану Ривз

Известие о том, что у его любимой сестры лейкемия, стало для Ривза ужасным ударом. Наравне с матерью она была самым дорогим для него человеком, детство и юность они провели вместе и были очень близки.

Когда мама и бабушка, у которой семья гостила на Гавайях, решили подшутить над мальчиком и сказали ему, что он уедет домой, а Ким останется, Киану рыдал целый день, а потом взял сестру за руку и не отпускал до самого отъезда, боясь отойти даже на минуту, – в семье часто со смехом вспоминали эту историю, которая всем казалась забавной. И вот теперь его сестренка умирает от неизлечимой болезни, а он ничего не может сделать. С этой мыслью Киану смириться не мог.

Ривз обещал матери сделать все, чтобы спасти Ким, но сделал гораздо больше, чем было в его силах, да и в силах человека вообще. Киану купил для сестры дом на Гавайях, с огромным бассейном во дворе и одной стеклянной стеной, которая выходит на океан, чтобы Ким могла любоваться волнами не выходя из дома. Он превратил дом в комфортное лечебное учреждение, набитое необходимым медицинским оборудованием и препаратами.

Он готовил ей еду и рассказывал сказки, делал массаж и давал лекарства, часами, подменяя сиделку, сидел у кровати и держал ее руку в своей. Когда же Ким становилось совсем плохо, как ребенка, брал ее на руки и начинал вальсировать, убаюкивая ее боль и страх.

Киану искал новые, нетрадиционные методы лечения и жертвовал огромные деньги больницам и медицинским центрам, разрабатывающим перспективные методы лечения рака, отправил сестру во Францию, где использовались новые методы терапии, которые считались едва ли не панацеей.

А еще они вместе объездили почти весь мир: Ким всегда хотела путешествовать, и брат исполнил ее мечту. Невероятно, но у Киану получилось: болезнь не удалось победить окончательно, но она отступила, дав его сестре еще несколько лет, а может, и десятилетий жизни. Обострение может случиться в любой момент, но в том, что она до сих пор жива, огромная заслуга Ривза.

Казалось бы, время праздновать победу, но он впал в еще более серьезную депрессию: страх потерять Ким, так же как Аву и Джен, не дает ему ни жить, ни дышать. Теперь он больше всего боится к кому­-нибудь привязаться и, что еще страшнее, кого­-то полюбить, ведь однажды этот человек может уйти из его жизни.

Конечно, актер встречается с женщинами, но стоит ему понять, что очередная пассия становится для него чем­-то большим, чем мимолетное увлечение, как он тут же с ней расстается.

Киану Ривз и его девушка Александра Грант
На показ Saint Laurent Mens Spring Summer 20 в июне 2019 года Киану Ривз впервые вышел в свет со своей возлюбленной, галеристкой Александрой Грант / Фото — Getty Images

– Иногда кажется, что мне на роду написано быть одиноким, – пожаловался Ривз матери, – и второй половинки, ожиданием которой живут все люди на земле, я так никогда и не встречу.

– Ну что ты, милый, – Патрисия, как маленького, погладила сына по голове, – просто у каждого своя судьба и свое время встречи с его одним­-единственным человеком. Кто-­то обретает его в молодые годы, кто-­то – в зрелости, а кому-­то и вовсе приходится ждать этого события всю жизнь. Похоже, ты относишься именно к этой, последней категории.

– Я иногда думаю, – задумчиво произнес Ривз, – а что, если Джен и была моей второй половинкой? Но я не смог ее уберечь и теперь до конца своих дней останусь одиноким.

– Да быть такого не может! – воскликнула мать.

– Но ты же так никого и не нашла, – резонно заметил Киану, – вон сколько раз замуж выходила, а настоящей пары ни с кем не составила.

– Ну ты сравнил, – рассмеялся Патрисия. – Я была одинокой женщиной с двумя, а потом с тремя и даже четырьмя детьми, а ты – красивый, знаменитый и, что немаловажно, состоятельный мужчина. Ты обязательно найдешь женщину, которая будет достойна тебя и твоей любви.

– Твои бы слова да богу в уши, – улыбнулся Киану…

Возможно, его судьба — галеристка Александра Грант, с которой у Киану несколько последних лет длится тихий роман? Он не спешит загадывать наперед.

Своеобразное утешение Ривз находит в благотворительности –  радость, которую он доставляет другим людям, наполняет смыслом и его собственную жизнь. Он ценит деньги, поскольку они дают свободу и независимость, но понимает, что даже тысячи ничего не значат, когда речь идет о жизни и здоровье других людей – как близких, так и незнакомых.

Впрочем, такое отношение к материальным благам было у Ривза всегда. Давным­-давно еще, узнав, что продюсерам фильма «Адвокат дьявола» не хватает денег, чтобы пригласить в картину знаменитого Аль Пачино, предложил урезать собственный гонорар. То же самое он сделал, когда участвовал в спортивной драме «Дублеры»: за возможность поработать с самим Джином Хэкменом Ривз пожертвовал своим денежным вознаграждением – ему выплатили только десять процентов от заранее оговоренной суммы.

С Алем Пачино в фильме «Адвокат дьявола», 1997 год

На съемках «Матрицы» он каждое утро здоровался за руку со всеми членами съемочной группы без исключения и покупал им ланчи, поскольку продюсеры по какой­-то причине не могли или не хотели этого делать.

Восемьдесят миллионов долларов он перевел на счета гримеров и специалистов по спецэффектам, поскольку счел, что низкая зарплата не соответствует высокому качеству их работы, а каскадерам, выполнявшим за него сложные трюки, подарил по мотоциклу Harley-­Davidson.

Все, кто находился на съемочной площадке, онемели от неожиданности, увидев, как на нее въезжает грузовик с новенькими байками. А узнав, что один из постановщиков картины отчаянно нуждается в деньгах, подарил ему, как Санта­-Клаус, на Рождество двадцать тысяч долларов.

Но по-­настоящему рождественской историей с участием Ривза, хоть она и произошла летом, был завтрак в обществе бродяги, которого актер встретил на одной из улиц Западного Голливуда. Впрочем, в мятых джинсах и такой же футболке, коричневом пиджаке и туфлях на толстой подошве он мало отличался от своего собеседника.

Киану купил свои любимые сэндвичи, которые заказывает во всех ресторанах мира, где бывает, при этом сетуя, что далеко не каждый умеет готовить их правильно. А еще – пиво и колу и, удобно устроившись прямо на земле, угощал нового знакомого, в течение двух часов беседуя с ним о жизни, своей и его, и не проявляя даже капли высокомерия и брезгливости. Впрочем, не было в нем и позерства, которое дало бы возможность привлечь внимание окружающих или создать информационный повод для публикаций в прессе.

Свой сорок пятый день рождения актер, который мог бы снять самый престижный ресторан в мире и уставить столы немыслимыми деликатесами, отметил на скамейке в парке. Угощение – маленький именинный кекс со свечкой и бумажный стаканчик кофе, причем и то и другое Киану купил в небольшом уличном кафе.

Киану Ривз

Ривз улыбался прохожим, которые, узнав его, подходили с поздравлениями, но при этом выглядел задумчивым и подавленным – после этого актера в интернете окрестили «грустным Киану» и решили ежегодно праздновать «неофициальный день поднятия настроения Ривзу» 15 июня.

Сейчас Ривзу пятьдесят один год. Он считает себя счастливым человеком, пишет оптимистичные стихи и готовится к съемкам четвертой и пятой частей «Матрицы». В качестве консультанта он и сестры Вачовски собираются пригласить самого Джеймса Кэмерона, так что грандиозные спецэффекты проекту гарантированы.

А вот как новые серии отразятся на жизни исполнителя главной роли, покажет время. Возможно, всесильная Матрица наконец­-то смилуется и подарит актеру немного личного счастья.


Оригинал публикации появился в журнале «Караван историй» №1, 2017

Смотрите также:

Крепость одиночества Люка Перри

Одинокий герой. Том Круз и его несчастливая история

Шэрон Тейт — актриса, убийство которой изменило Голливуд