Роберт Паттинсон — редкий голливудский секс-символ, которому повезло стать обласканным кинокритиками серьезным артхаусным актером и неповезло в личной жизни.

«Караван историй» рассказывает, почему знаменитому и талантливому красавчику Р-Патцу так не везет в любви.


«Какие у нас очаровательные глазки!» – смеялась Виктория и поворачивала Роберта к Лиззи. «А какие у нас пухленькие губки!» – умилялась та и, покружив брата на руках, возвращала его сестре.

«А какие у нас реснички! Длинные, загнутые, такие и красить не нужно!» – продолжала игру Виктория, пальцами приподнимая подбородок брата и заглядывая ему в глаза.

«Любая барышня за такие полжизни отдаст! Признавайся, зачем они тебе? Лучше поделись с нами!» – «А как нам идет это соблазнительное платьице с кружавчиками! Осталось только надеть чулочки. Тебе какие больше нравятся – беленькие или розовенькие?» – «И туфельки, туфельки не забудь!» – «И бантик! Куда наша девочка пойдет без бантика? Его обязательно нужно завязать. Ну вот, наша куколка теперь хоть куда. В жизни не видела столь очаровательного создания!»

В детстве Виктория и Лиззи, старшие сестры Роберта, часто подшучивали над братом – одевали его в свои вещи, называли девочкой Клаудией и хохотали до упаду в буквальном смысле этого слова. Игра могла длиться бесконечно, и Роберт чувствовал себя большой куклой, с которой забавляются две взбалмошные девчонки.

Ему тяжело было понять, кто он на самом деле – мальчик или девочка, он часто задавался этим вопросом, глядя на себя в зеркало. Внешне, с огромными глазами и ямочками на щеках, он действительно больше напоминал девочку – неудивительно, что окружающие ею его и считали. Мало того что красив типично девичьей красотой, так еще и неуклюж, как юный медвежонок.

Даже тот факт, что в двенадцать лет родители перевели сына в школу совместного обучения мальчиков и девочек, не сразу изменил его отношение к себе. Его не принимали в компании сверстников, а во время спортивных соревнований нелюдимый Паттинсон, как правило, отсиживался на трибунах, в то время как его одноклассники восхищали девочек­-черлидеров силой и ловкостью.

Все изменилось, когда Роберту исполнилось тринадцать. Мальчик случайно забрел в зал, в котором шла репетиция школьного театрального кружка. Нельзя сказать, что Паттинсон раньше не слышал о его существовании, но он и представить себе не мог, что занятия могут быть такими увлекательными.

Роберт пристроился в дальнем углу зала и просидел не дыша и не шевелясь до самого конца репетиции. В реальный мир он вернулся только тогда, когда люстра под потолком погасла и юные актеры начали расходиться. В тот вечер Паттинсон понял: мечта стать рэпером, которую он лелеял долгие годы, померкла, отныне он хочет быть актером.

2000 г.

Главным препятствием на пути к мечте была природная застенчивость, с которой трудно добиться успеха на сцене. А избавиться от нее можно только путем преодоления. Роберт понимал: чем чаще он станет появляться на пуб­лике, тем меньше будет этого бояться. Паттинсон пел в музыкальной группе, работал моделью, играл в Barnes Theatre Club, снимался в кино.