В Одессе в самом разгаре фестиваль классической музыки Odessa Classics. Его создал и популяризировал в мире один из самых выдающихся пианистов на планете Алексей Ботвинов.

Алексей — патриот Одессы. Но его жизнь неразрывно связана с путешествиями. Он побывал в более чем 45 странах мира – и в каждой нашел что-то интересное.

ШВЕЙЦАРИЯ: ВТОРОЙ ДОМ

Для меня Швейцария, можно сказать, второй дом. Это страна, в которой я последние пару десятилетий до марта 2020 года бывал часто и порой подолгу. Я очень люблю горы и горные озера, и там много мест, которые невероятно вдохновляют. Например, рядом со знаменитым Санкт-Морицем – всего 15 минут на автобусе – есть деревушка Зильс-Мария. Там череда горных озер. Совершенно удивительное место, где ты находишься очень близко к небу. В ней жил Фридрих Ницше, часто бывал Генрих Гессе. А Дэвид Боуи говорил, что это одно из мест силы на Земле.

Швейцарские Альпы

Среди достопримечательностей Монтре, кроме знаменитого джазового фестиваля, на котором я, кстати, тоже выступал,  — набережная в стиле ар-деко. Немного ностальгическая, она вызывает в моей памяти воспоминания из детства. В Одессе был пляж Аркадия – сейчас он совершенно изменился, стал современным. А вот Аркадия из моего детства попадает в эту атмосферу спокойного ретро, удивительно сбалансированного гармоничного состояния.

Мировые звезды, пианист Алексей Ботвинов и перкуссионист Бурхан Очал, у Шильонского замка, Монтре, Швейцария, 2012 г.

Еще в Швейцарии есть горный курорт Лейкербад с термальными источниками. Они открытые, и если ты попадаешь туда зимой, перед тобой открывается совершенно фантасмагорическая картина. Ты находишься в теплом источнике, а вокруг горы и идет легкий снег. Это чудо!

МУЗЕИ: МАГНИТ В ЛЮБОМ ГОРОДЕ

Должен сказать, мне очень повезло: моя профессия концертирующего пианиста связана с путешествиями. Для меня путешествия, после музыки, — очень важная часть жизни, радость, наслаждение и вдохновение. А зародилась эта мечта в детстве из одного источника с музыкой. Я учился у замечательного педагога Серафимы Леонидовны Могилевской. Мы занимались у нее дома. В ее квартире имелась огромная коллекция альбомов по живописи – два забитых шкафа. В 70-е годы это была большая редкость. И в результате каждый мой урок заканчивался тем, что я просто оставался у нее дома и смотрел эти альбомы, пока она занималась с другими учениками.

Алексей Ботвинов у моста Золотые Ворота, Сан-Франциско, США

Таким образом, три-четыре раза в неделю час или больше я рассматривал шедевры живописи. В результате к 16–18 годам я очень неплохо в ней разбирался. И когда в мою жизнь пришли путешествия, первым магнитом в любом городе стали музеи. И это было огромное счастье, потому что в советское время, рассматривая художественные репродукции, я не понимал, увижу ли когда-нибудь эти произведения живьем. Это был неописуемый восторг, особенно в первые годы. Да и до сих пор в любом городе, если есть пара свободных часов, я посещаю музеи. В лучших из них я был десятки раз. И это для меня также серьезный источник вдохновения.

Портрет Паолины Бонапарте в образе Венеры – скульптура работы Антонио Кановы, один из шедевров Галереи Боргезе

Какие музеи я бы порекомендовал к посещению? Если говорить о Риме, то кроме музеев Ватикана, о которых все знают, это Галерея Боргезе и Галерея Дориа-Памфили в палаццо Дориа-Памфили на виа дель Корсо. Там находятся шедевры первого ряда. Коллекция не хуже, чем в музее Палатина.

Парк у Галереи Боргезе, Рим

Во Флоренции, кроме знаменитых и обязательных к посещению Уффици и Питти, есть два интересных места. Во-первых, капелла Бранкаччи, знаменитая фресками Мазаччо, образцом раннего флорентийского Ренессанса. Там, как правило, нет туристов. Она находится в церкви Санта-Мария-дель-Кармине в центре города. И совершенно фантастический музей Сан-Марко. Там стоит посмотреть росписи монастырских келий работы Фра Анжелико.

Если есть день в Венеции, рекомендую посмотреть по справочнику церкви, в которых имеются работы Тинторетто. Этот художник был связующим звеном между Ренессансом и модерном, и как раз его надо видеть не в Галерее Академии, хотя там хранятся шедевры, а в церквях, для которых он писал. Там чудо этого гения раскрывается в полной мере. К тому же в храмах особая атмосфера, в отличие от музеев. Там мало людей, и не отвлекаясь на толпы туристов, ты можешь спокойно поговорить с картиной и получить настоящее впечатление.

Скульптура Луизы Буржуа «Мама» у Музея Гуггенхайма, Бильбао, Испания

Если говорить о музеях современного искусства, то стоит побывать в Музее Гуггенхайма в Бильбао. А в Валенсии отправиться в Город искусств и наук, где в ряд выстроились несколько футуристических зданий, являя собой общий ансамбль. Попадаешь туда – и кажется, что ты в далеком будущем. Там часто снимают американские сериалы, к примеру, последний сезон «Мира дикого Запада». Архитектура необыкновенная, там легко можно пробродить полдня. Будто сам стал героем сериала – попал в «Стартрек».

ЮЖНАЯ АФРИКА: ДВА ОКЕАНА

Если говорить об экзотических странах, то одним из самых ярких моих впечатлений стала Южная Африка. Я был на гастролях сначала в Йоханнесбурге, а потом в Кейптауне. Оттуда есть туристическая экскурсия на Мыс Доброй Надежды. И это удивительная поездка.

Мыс Доброй Надежды, ЮАР

За несколько часов пути меняются ландшафты, и в конце концов ты попадаешь в крайнюю точку Африканского континента. Дальше ничего нет, это конец мира, тебя окружает полумарсианский пейзаж. И видно, как соединяются два океана. В месте их встречи заметна четкая линия. И это производит космическое впечатление. Как правило, на Мыс Доброй Надежды попадают со стороны Атлантического, а назад едут по стороне Индийского океана. И там опять совершенно другой климат. И если повезет, кроме множества пингвинов, можно увидеть китов, которые заходят в бухту. Это впечатление остается на всю жизнь.

Пингвины в бухте у Мыса Доброй Надежды, ЮАР

ВЕНЕЦИЯ: САМЫЙ ВЕЛИКИЙ МУЗЕЙ НА ЗЕМЛЕ

Мой отчим Анатолий Дуда, недавно ушедший, был знаменитым тенором. Примерно с 1973 года он регулярно, пару раз в год, выезжал в длительные заграничные поездки – на три недели и больше. Первой такой поездкой стала Италия, о которой он рассказывал взахлеб целыми днями. Они проехали по главным туристическим местам, которые сейчас все видели, – Рим, Флоренция, Венеция. Но в то время это было просто-таки окно в другой мир.

Гранд-канал у моста Риальто, Венеция, Италия

Венеция – еще один из городов, который для меня очень важен. Я никогда не забуду, как впервые приехал туда. Это было начало 90-х годов. Я прибыл на поезде, вышел из вокзала и увидел Гранд-канал. И просто задохнулся от красоты. Это было мощнейшее впечатление. И до сих пор я безумно люблю Венецию. Для меня это знак, что чудо на земле возможно, потому что она существует вопреки всему. Есть мнение, что Венеция превратилась в музей и это уже неживой город. Даже если и так, то это самый великий музей, который смогло создать человечество.

Алексей Ботвинов в Венеции, 2010 г.

Я стараюсь избегать экстрима и к путешествиям готовлюсь основательно. Даже во времена, когда не было интернета, у меня были подготовлены карты и маршруты. Если я ехал куда-то с друзьями или коллегами, именно я всех водил. И все же бывало, что заблудился и в результате опоздал на свой поезд. Такое случалось в Венеции. Вроде бы так хорошо знаешь город, но это лабиринт невероятный. Свернул чуть не туда – и тебя уводит в другое место. Вообще Венеция – город мистический, наверное, во всех легендах и историях, которые его окружают, есть зерно истины.

САРДИНИЯ: ПРЕОБРАЖЕНИЕ

Есть два места, о которых мне говорили много хорошего. А я все откладывал поездку туда. Но когда попал, был очень впечатлен. Одно из этих мест – Сардиния. Там есть большой туристический резорт Forte Village – и это особенное место. Сардиния известна своим исключительным климатом, потрясающей едой и местным вином из сорта винограда Каннонау, которые благотворно влияют на здоровье. Действительно, буквально за неделю на курорте, в абсолютном комфорте, происходят просто-таки непонятные вещи. Ты вроде бы ничего не делаешь, но эта атмосфера, кухня и вино дарят потрясающий оздоровительный эффект. Хочу туда непременно вернуться.

Курорт Forte Village на Сардинии, Италия

СЕН-МАЛО: ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ ВСЕЛЕННАЯ

Еще одно место, о котором мне много говорили, – это Сен-Мало. Ну, слышал я, что там самые большие приливы и отливы в Европе – звучит как ничего особенного. Но это точно стоит увидеть хотя бы раз в жизни своими глазами. Волны настолько высокие и мощные, и вода так быстро приходит и уходит! Когда чувствуешь эту энергию, охватывает ощущение, будто ты в фантастическом романе, точно не на Земле, а в какой-то параллельной вселенной.

Волны в Сен-Мало, Франция

ОДЕССА: ГОРОД, КОТОРЫЙ НЕ ОТПУСКАЕТ

Если бы я не любил Одессу, давно бы переехал. Есть в этом городе что-то особенное, что меня не отпускает. История европейской музыки неразрывно связана с Одессой. Так или иначе у всех музыкантов есть какая-то ниточка, которая ведет через педагогов сюда.

Одесса в первую очередь ассоциируется с морем. И мои воспоминания о детстве тоже связаны со временем, проведенным на море, – с мая по сентябрь включительно. Мое детство выпало на советское время. Тогда пропустить день и не пойти на море считалось преступлением. Сейчас все совершенно иначе. Даже есть верная примета: если в разгар лета ты встречаешь незагорелого человека, значит, это одессит.

Одесса, Украина

У нас есть канатная дорога, которая удивительным образом работает до сих пор в том же виде, в котором запустилась в 70-х. По ней мы и добирались – вниз-вверх. Тогда условия на пляже были спартанские, но сколько было счастья!

Маяк в Одессе

Был один момент, который мне запомнился, – в августе 1970-го в Одессе случилась эпидемия холеры и город закрыли на карантин на месяц. Сейчас, когда мы наблюдаем все связанное с карантином, оно несет исключительно отрицательные эмоции, а вот та история воспринималась совсем иначе. Может, оттого что это было мое детство? Тогда это казалось приключением. Контроль был жесткий. У нас дома застряла семья наших друзей из Ленинграда. И мы так замечательно проводили это время, что когда карантин закончился, не хотелось расставаться.

Оперный театр в Одессе, Украина

Несмотря на то что мне как будущему музыканту приходилось заниматься ежедневно, времени на пляж и игры хватало. Я счастлив, что природа меня одарила и не понадобилось играть по восемь часов в день – требовалось куда меньше времени. У меня было нормальное детство: пляж, футбол, общение с друзьями. И это важно. Можно быть привязанным к инструменту на целый день и достичь технического совершенства, но упустить многое другое. Лучше всего получается развиваться у тех, кто успевает проживать жизнь. Потому что на сцене артист должен делиться своими эмоциями, мировоззрением, идеями, а не только владением музыкальным инструментом.

«ЛА СКАЛА»: СБЫВШАЯСЯ МЕЧТА

Кроме одной, все юношеские мечты, связанные с поездками и выступлениями на различных концертных площадках, сбылись. Была, к примеру, очень большая мечта сыграть в Берлинской филармонии. Для меня это сакральное место. Выступил я там и думаю: а что же дальше? А дальше появилось много идей и достижений, в том числе, в конце концов, и фестиваль Odessa Classics.

Театр «Ла Скала», Милан, Италия

Еще одна цель наметилась, когда я начал сотрудничать с европейским балетом. Я много где играл, но понимал: самая главная оперная и балетная площадка мира – это «Ла Скала». Мне очень хотелось туда попасть. И вот два года назад мечта осуществилась, и это было абсолютное счастье. «Ла Скала» для артиста – «намоленное место». Практически все знаменитые оперные театры на самом деле горели, даже по нескольку раз, а затем перестраивались. А «Ла Скала», возведенный в XVIII веке, удалось сберечь в первозданном виде. И готовясь к концерту, я знал, что пребываю в артистической комнате, в которой до меня были все самые великие музыканты. Это особый трепет. И когда выходишь по тем же, что и сотни лет назад, дорожкам на сцену, у тебя открывается супервдохновение. Хотя я знал все эти истории о том, что публика в «Ла Скала» неимоверно требовательная: чуть что не так, сразу освистывают, причем очень активно. И кто его знает, как все обернется. Я играл Баха, а до нашей постановки там никогда не ставили балет на музыку Баха.

Нас приняли фантастически! Стояли очереди. А у них там есть схема, что всегда 100–200 дополнительных мест продают в день спектакля, чтобы, даже если все распродано, люди все равно имели возможность попасть в театр. И это было так приятно, когда я шел на вечернее представление и видел толпу людей, которая мечтает получить этот билет. И если уж мы говорим о путешествиях, я бы всем советовал, даже если вы не большой любитель оперы и балета, потратить один вечер и прийти в это уникальное место, чтобы ощутить вибрации аутентичного зала. Это точно не стоит пропускать.

ТАЙВАНЬ: УСПЕХ У ПУБЛИКИ

Самая неожиданная для меня история с успехом у публики случилась на Тайване.Показательный момент: на центральной площади Тайбэя, столицы Тайваня, расположен мавзолей основателя государства Чан Кайши, а напротив – оперный театр и филармония. Это, конечно, очень приятно, так как демонстрирует пиетет народа к культуре.

Тайбэй, Тайвань

Была еще одна красноречивая деталь. В любом оперном зале, как правило, пианисту предлагают выбрать один из двух роялей, к которому лежит душа. Так вот в Тайбэе роялей на выбор было четырнадцать. Тебя заводят в зал, где все они стоят, и говорят: выбирайте. Это тоже поразило.

Тайбэй, Тайвань

Зал филармонии в Тайбэе огромный, около двух с половиной тысяч мест. Я отыграл концерт, и мне сказали: после выступления люди идут за автографами. Я не удивился – такое часто бывает. Вышел к публике – и увидел огромную очередь, которая тянулась из зала через площадь вплоть до мавзолея. Я был поражен!

ЛЕЙПЦИГ: ПЕРВАЯ ЗАГРАНИЦА

Свою первую поездку за границу я помню очень хорошо. Это был 1988 год, ГДР, Берлин и Лейпциг. В Лейпциге проходил конкурс Баха, куда я и поехал. В Советском Союзе это было большое событие – куда-либо выехать.

Лейпциг, Германия

Нынешняя молодежь даже не представляет себе эту разницу. Сейчас, чтобы поехать на международный конкурс, ты находишь деньги – и едешь. Есть благотворительные и культурные организации, которые помогают с финансами. В советское время, чтобы поехать, нужно было выиграть два конкурса. Сначала республиканский – на него собираются порядка тридцати-сорока человек, скажем, из Украины. После победы ты попадаешь на всесоюзный отбор. В чем мне повезло, так это в том, что всесоюзный отбор на конкурс Баха проходил в Риге. И благодаря этому я попал еще и в Ригу.

Алексей Ботвинов на репетиции в концертном зале Гевандхаус, Лейпциг, 2019 г.

Конкурс я выиграл, и в результате меня отправили в Лейпциг. Это было интересно и незабываемо. Уже сейчас я понимаю, что тогда это была страна, которая находилась в промежуточном состоянии между социализмом и капитализмом.

БЕРЛИН: ПАДЕНИЕ СТЕНЫ

В 1989 году я прожил два месяца в Западной Германии, рядом с Бонном: у меня был музыкальный контракт. Пришло время возвращаться. Я сел на поезд до Берлина, откуда была пересадка в Москву. И случилось небывалое для Германии: наш поезд прибыл на вокзал Берлина с большим опозданием, мы простояли в дороге пять часов. Поезд в Москву уже ушел, и следующего нужно было ждать до утра.

Фрагмент разрушенной Берлинской стены

Как оказалось, именно в этот день пала Берлинская стена. Я, конечно, слышал, что происходит, но на пике событий оказался в дороге. И там такое творилось – как говорится, надо видеть. Я вышел из вокзала – на улице хаос, люди с совершенно обезумевшими глазами бегут туда-сюда. Не то чтобы страшно, но некомфортно. С трудом нашел полицейского, и он посоветовал переночевать на вокзале, тут спокойнее. Свободного места не оказалось, и я провел эту историческую ночь, постелив газеты на полу знаменитого берлинского вокзала Zoo .

ЯПОНИЯ: ПЕРЕЗАГРУЗКА СОЗНАНИЯ

В 1989 году меня послали с делегацией на гастроли в Японию. Вот это был, конечно, полный взрыв мозга. Все другое и невероятно продвинутое. И я, и все мои коллеги ходили с удивленно-обезумевшими глазами.

Помню забавный момент. Нам полагались небольшие суточные, и коллеги рассчитали, что на них можно купить видеомагнитофон, но для этого нужно ничего больше не покупать. Нас, конечно, кормили, но представьте: мы идем куда-то и видим автомат с кока-колой, практически недоступной в Советском Союзе.Очень хочется – но все стоят и терпят. Пока один не выдержал и купил. Вся группа смотрит на него с осуждением: ну как ты мог! А он на глазах у всех выпивает эту бутылку кока-колы. Я до сих пор это помню. Сейчас это звучит смешно, хоть ситуация немного грустная. Но в итоге все вернулись домой счастливые и с видеомагнитофонами. Кто-то продал, чтобы подзаработать. Кто-то, как я, оставил себе.

Киото, Япония

Но это такое, бытовое. А главное впечатление – восторг от того, что люди могут построить на земле такое продвинутое в плане комфорта государство. Кроме того что мы были в больших городах, нас повезли в Киото. Храмы также произвели огромное впечатление. Просто перезагрузка сознания.

РИМ: ПРЕДЛОЖЕНИЕ РУКИ И СЕРдЦА

Я очень люблю Францию, Италию, Испанию, Швейцарию и Германию – это мои страны-фаворитки. Но если говорить о романтике, то мне, как ни странно, Италия кажется романтичнее Франции. Может быть, это связано с большим количеством живописи в Италии, а мы с супругой очень любим живопись, это одна из вещей, в которых мы сходимся. Там масса музеев, и мне было особенно приятно, если я был в каком-то из музеев раньше, показывать их жене. И тоже романтично.

Фонтан Треви, Рим

Когда-то, когда я впервые решал, куда поехать в качестве туриста, спросил совета у моего друга-американца. Он долго думал и ответил: в Рим. И он прав: многоликость этого города впечатляет меня до сих пор. Для всех, кто, как я, связан с европейской культурой, Рим – это краеугольное место. Поэтому, для того чтобы предложить руку и сердце, я выбрал Рим, вечный город, и новогоднюю ночь. Это произошло на одном из холмов, перед президентским дворцом. А вскоре я получил из рук президента Италии орден. Но не по поводу предложения жене, конечно же.

МЕНТАЛИТЕТ: «ОРДНУНГ» И ДУШЕВНОСТЬ

С Италией у меня особенная связь. И в плане туризма, если считать количество поездок, то больше всего пришлось на Италию. Плюс сходство в менталитете между украинцами и итальянцами. Так быстро, как ты находишь взаимопонимание с итальянцами, не бывает ни с кем другим.

В начале 90-х я на полтора года пытался уехать из страны. Жил в Дюссельдорфе. И хотя там все было прекрасно в карьере, чувствовалось, что немецкий менталитет сложный в плане контакта. Там люди держат дистанцию больше, чем мы привыкли. Вот ты с кем-то сдружился, говоришь: давай встретимся. «Давай, – отвечает,  – сейчас проверю свой график. Через две недели. А лучше через пять». Это, конечно, вызывает большое уважение, потому, пожалуй, у немцев все так хорошо и работает, что тщательно запланировано. Но как человека южного и эмоционального, это тебя все равно отталкивает. Ты не можешь получить спонтанную реакцию – вместо нее формальный ответ. Наверное, потому я в конце концов из Дюссельдорфа и уехал.

Дюссельдорф, Германия

А вот ментальность швейцарцев – смесь немецкого педантизма с понятной нам открытостью итальянцев. Поэтому мне так комфортно в Швейцарии, которую я называю вторым домом. Там я много работал и работаю, там менеджмент, рабочие контакты, друзья. Я очень уважаю немецкий «орднунг» и немецкое отношение к искусству и бизнесу. И у швейцарцев все это есть, но сочетается со значительно большей душевностью. Ты всегда можешь кому-то позвонить, чтобы назначить встречу, – и сегодня-завтра вы увидитесь.

Когда я играю в Швейцарии и выхожу на сцену, чувствую хороший контакт: меня принимают и понимают все то, что я хочу сказать своей музыкой. Швейцарии удалось соединить лучшее. Страна же невероятно успешная, это заметно по комфорту, по тому, как люди живут и могут себя реализовать. Им удалось найти баланс между работоспособностью и порядком – и человечностью отношений. Мне там очень комфортно жить и творить. А еще там есть горы, которые я обожаю. Если кто-то любит горы, нужно обязательно побывать в швейцарских. Они другие. Вроде бы тоже Альпы, но в швейцарской части – особенные, энергетика другая. Там переживаешь сбалансированные ощущения, будто твой внутренний глаз настраивается. Мне достаточно там побыть полдня – и происходит полная перезагрузка.

СИНГАПУР: ВСЕ КУХНИ МИРА

Гастрономический опыт в путешествии, возможность попробовать что-то новое для меня тоже важны. Если выбирать одну, самую любимую кухню, то это, безусловно, итальянская. А точнее, римская.

Люблю и азиатскую еду. Я много выступал в Азии и не упускал возможности продегустировать экзотические блюда. Хотя первое знакомство с экзотикой нельзя назвать удачным. Это был 1989 год, Япония – и нам предложили суши. Тогда было непонятно, как это вообще люди едят и зачем так над собой издеваться. Сейчас у нас словом «суши» никого не удивишь. Хотя японская еда в Японии или, скажем, китайская в Китае – это же совсем другое дело, не тот адаптированный вариант, который знаем мы.

Кое-что, конечно, пугает. В Азии тебе запросто могут подать ос во фритюре или червей. Причем если настроиться – попробовать-то все равно интересно – это все вкусно. Совершенно другой гастрономический мир.

Комплекс Gardens by the Bay, Сингапур

Мне в этом смысле очень нравится Сингапур – там представлены все возможные варианты азиатcкой еды. И все отличного качества приготовления. Концентрированное место, где представлены разные кухни на самом высоком уровне.

И конечно, если говорить о туризме, мощное впечатление производит отель Marina Bay Sands – в виде лодки на трех столбах-небоскребах. Я там останавливался пару раз. Размах этого архитектурного шедевра впечатляет. Великолепный дизайн – когда попадаешь в холл, понимаешь, что там небывалое количество воздуха. Вроде и нерационально оставлять столько свободного пространства, но это производит впечатление. И конечно, бассейн на самом верху – тоже в список «обязательно попробовать хотя бы раз в жизни». Когда ты в бассейне, кажется, будто паришь прямо над городом.

ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА

Сын путешествует с нами с трех лет. Пока только в Европу – в Швейцарию, Францию. И ему очень нравится – сразу почувствовал, что это большая ценность. А для меня огромное счастье – показывать места, которые сам считаю прекрасными – Эйфелеву башню, волны Сен-Мало, Швейцарские Альпы – и видеть восхищенные глаза ребенка. Естественно, стараемся прививать и любовь к культурным вещам, и они находят отклик. Это большое чудо. Если бы у меня была возможность и в детстве путешествовать, я бы как артист, наверное, смог бы сделать многое раньше и лучше.

Фото: из личного архива, Shutterstock/Fotodom Ukraine

Смотрите также:

Алексей Ботвинов о фестивале Odessa Classics: «Классическая музыка стала модной среди продвинутой молодежи»

Пианист Алексей Ботвинов назвал 10 классических произведений, которые обязательно нужно знать

Пять оркестров и самые яркие звезды: как пройдет музыкальный фестиваль Odessa Classics

Куда поехать в Украине: 4 непопсовых локации Львова