Ведущая нового «Х-Фактора», актриса Даша Трегубова стала главной героиней сентябрьского выпуска «Каравана историй».

Для свежего номера Дарья снялась в чувственной фотосессии и дала откровенное интервью — о детстве, карьере в Голливуде, разводе, детях и новых влюбленностях.


Пару лет назад я думала, что на телевидении стало не так интересно. И раз украинское кино развивается и я востребована как актриса, посвящу себя кино. А затем появился «Цієї миті рік потому» на СТБ, первый настолько большой и крутой проект в моей жизни – до этого я вела узкоспециализированные либо утренние программы.

Он вернул меня в лоно телевидения. Проект завершился, снова на первый план вышло кино. И тут я стала ведущей десятого сезона «Х-фактора» и теперь представляюсь: «Даша, телеведущая и актриса».

Я живу в Киеве всю жизнь, и у меня огромное количество знакомых. Я помню этот город другим, с другими улицами. Помню, как выходила после занятий на пианино в моей музыкальной школе на БЖ, прямо на Гончарке (улица Большая Житомирская и микрорайон Воздвиженка. – Прим. ред.), и передо мной светился огнями ночной город – Подол, Оболонь. Помню, как с дедушкой ходили на Крещатик, покупали мороженое и нехитрые сладости – «Макдоналдсов» тогда не было.

Помню жуткие очереди 90‑х. За углом моего дома на улице Юрия Коцюбинского (сейчас это улица Владимира Винниченко) был магазинчик, в котором всегда толпился народ. Случалось, родители оставляли караулить очередь – и мне приходилось стоять там часами. А главное отличие моего детства от детства моей дочери Полины в том, что я проводила время во дворе с другими детьми без присмотра. А сейчас никто детей одних не выпускает.

С родителями у меня были теплые и дружеские отношения, воспитанием в основном занималась бабушка. Она была строгой, но именно благодаря ей я и случилась. Вот только сейчас поняла: мне все говорят, какой я трудоголик, что пашу без устали – а так было, сколько себя помню. Подозреваю, что в нас многие привычки – и пищевые, и остальные – закладываются очень рано.

Меня приучили работать в детстве. Не было ни минуты свободного времени – после школы три часа на фортепиано, другие кружки плюс обязанность убирать всю квартиру раз в неделю. А мама приучила собирать грязную посуду сразу после еды, и теперь я, даже если сижу в компании, незаметно, между делом, протру стол и унесу тарелки.

1990 г.

Я была, скорее, пацанкой, и что­-то от той Даши осталось во мне до сих пор. Да, я обожаю носить платья и быть на сцене, но, как бы я ни стремилась стать дивой, во мне слишком много хулиганского. И оно пересиливает, ты начинаешь шутить и баловаться. И так было всегда.

Я училась на отлично, но по поведению случались двойки. Причем не за что­то ужасное – шалила я креативно. В школе я была известной личностью, даже опрос как­то проводили на эту тему, и я победила с большим отрывом. А потому меня назначили на свою голову министром информации. И на Новый год я сделала такую стен-газету, что отменили дискотеку. Написала анекдоты, в которые вставила имена наших учителей.

Особенно обиделся завуч, о котором я написала: «Пошел Петр Иванович в лес за грибами. Искал­-искал – ничего не нашел. «Видно, не сезон», – подумал Петр Иванович и сел в сугроб». На этом месте завуч отрезал: «Все, Трегубова, дискотеку я отменяю». Мне казалось, это очень забавно, у школьников нашло отклик, а у преподавателей – нет.