Кристиан Бейл — однин из самых талантливых и скромных актеров Голливуда. Недавно, 30 января, ему исполнилось 45 лет, а сниматься в хорошем кино он начал еще с 9 лет!

Получив «Оскар» как лучший актер второго плана в 2011 году, сейчас он вновь один из главных кадидатов на премию Киноакадемии за главную роль в фильме «Власть», ради которой он вновь пошел на смелые эксперименты со своим телом для полного перевоплощения в своего персонажа.


Он зажигает в трейлере свет и, присаживаясь за столик, смотрит в зеркало на свое круглое лицо с высветленными бровями и небритостью на щеках, на немного отросшие волосы на голове. Кажется, лицо еще округлилось за сутки   или это утренняя припухлость? Он сегодня спал совсем мало.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»

Пытаясь не разбудить Сиби, он с Джо перебрался в детскую и моментально уснул рядом с трехлетним сыном. На полу. Мужчина не умещался в детской кровати и полгода назад, а с восемнадцатью килограммами лишнего веса – тем более. Утром, не обнаружив мужа в спальне, Сиби застала идиллическую картину: Кристиан спал полусидя, прислонившись спиной к кровати, а Джо сполз вниз и устроился на его большом мягком животе.

– Я что, уснул? – реагируя на шорох, мужчина открывает глаза, переводя взгляд на сына, который мирно посапывает, и легко проводит рукой по его русым волосам. – И мой маленький спит. Который час?

– Семь. Эм уже собирается, – Сиби берет Джо на руки и выносит из комнаты.

Кристиан разминает мышцы и поглаживает себя по животу: вот еще один плюс, когда нужно сильно поправиться для роли, – его сыну есть где прикорнуть. Теплая натуральная подушка.

С сыном Джозефом, 2017 г.

Потом, когда мальчик подрастет, актер расскажет ему, зачем он во второй раз в жизни набрал вес – для роли сорок шестого вице­президента США Дика Чейни в фильме «Суфлер». Не только для внешнего сходства с политиком, но и для себя: чем больше персонаж отличается от Кристиана Бейла, тем легче ему играть.

– Утречко! – выйдя за дверь, он оказывается в объятиях Эм. – Мама сказала, вы с Джо сегодня спали на полу. Это новая актерская техника перед съемочным днем?

– Я – на полу, малыш – на животе, – уточняет Кристиан, целуя дочь в макушку.

Она закатывает глаза, глядя на живот.

– Я позавтракала. Ты будешь есть дома или на съемках?

– Буду есть и дома, и на съемках. Мне же нужно поддерживать вес, – он улыбается.

– О боже, – нервно выдыхая, она закрывает за ним дверь в ванную.

– Не волнуйся, я быстро. Успеем. Пятнадцать минут, и поедем, – доносится сквозь плеск воды его голос.

Каждое утро перед съемками «Суфлера», которые проходят в октябре 2017-­го в Лос­Анджелесе, он отвозит Эммилайн в школу. И ежедневно она расспрашивает его о съемках, но не для того, чтобы узнать, кого он играет. Эм не видела ни одного фильма с папой и не особо интересуется его карьерой.

С женой и дочерью Эммелин, 2013 г.

– Съемок на байке сегодня нет? – начинает «допрос» дочь, когда они усаживаются в его старый любимый пикап; ему столько же лет, сколько и ей, – двенадцать.

– Как я могу? Ты ведь не разрешаешь. Да и он же вице­-президент…

– Знаю, но мало ли. Вдруг он экстремал, как и ты.

Она знает, что говорит. Его левая рука теперь наполовину металлическая: пластина в запястье и двадцать пять титановых скоб в районе ключицы. Все это – результат аварии, в которую Кристиан попал пять лет назад на мотоцикле. И это еще дочь не упоминает оторванного в предыдущей аварии и чудом пришитого обратно пальца.