Ракетку Анна впервые взяла в руки в пять лет. Нельзя сказать, что она страстно мечтала о теннисе. Родители просто хотели пристроить дочь в какую-то секцию, чтобы росла здоровой и не болела, а именно этот вид спорта не вызвал у нее отторжения. Впрочем, если учесть, что ее мать работала тренером по теннису, а отец был профессиональным борцом, ничего удивительного в тяге девочки к спорту нет.

Анна в детстве
Анна в детстве

Неожиданно для всех на корте Анна начала делать успехи, а в восемь лет уже выиграла открытый турнир в Москве. Когда Курниковой исполнилось десять лет, на подающую надежды спортсменку обратили внимание за границей. Ей предложили учиться в Академии тенниса во Флориде, да еще и обещали платить приличную стипендию.

Аня с мамой уехала в США и с тех пор считает себя наполовину русской, а наполовину американкой. В четырнадцать лет Курникова стала профессиональной теннисисткой, а в шестнадцать – второй спортсменкой в истории Кубка Большого шлема, которой удалось дойти до полуфинала в год своего дебюта.

С наставником Ником Боллетьери во время тренировки в Академии тенниса в Брадентоне, штат Флорида, США, 1990 г.

Однако на этом спортивные достижения Анны и закончились. Она не слишком расстраивалась – считала, что ее внешние данные стоят ничуть не меньше. На всех соревнованиях с ее участием трибуны были забиты мужчинами, которые любовались не столько силой ее удара по мячу, сколько загорелыми ногами. Анну буквально по частям разобрали знаменитые бренды: ноги «купил» Adidas, руки – Yonex и Omega, грудь – Berle. Не остались в стороне даже уши и кожа – их «присвоили» производители мобильных телефонов и солнцезащитных кремов.

2002 г.

Рекламные щиты с изображением Анны, одетой только в нижнее белье, жители Лондона сочли непристойными и залили белой краской, а один недоброжелатель даже угрожал ей убийством за то, что она оскорбила Элизабет Херли, назвав ее в интервью «уродиной». К моменту встречи с Энрике Анна успела помотаться по миру и изрядно устать от поездок. Она уже мечтала об отдыхе и возможности свить гнездо с любимым человеком.

Анна считает, что на первом плане в их паре должен быть Иглесиас, она же, как примерная жена, старается находиться на полшага позади. Еще Анна обожает Энрике за то, что с ним весело. Возможно, она могла бы найти более богатого и влиятельного спутника жизни, но что бы она с ним делала – выслушивала рассуждения о биржевых котировках? Да она умерла бы от скуки, так что увольте! Ну разве надутый как индюк олигарх стал бы разбираться в тонкостях приготовления борща, а Энрике, готовый продать душу дьяволу за блюдо, которое он называет «красный суп со сметаной», взял у нее несколько мастер-классов и теперь готовит его отлично. Ну а главным в отношениях с Иглесиасом Курни считает не любовь, а дружбу, когда принимаешь другого со всеми его достоинствами и недостатками.

2003 г

Единственное, чего Анна долго не могла дать Энрике, так это ребенка, хотя знала, что он мечтает о малыше. Как часто он признавался ей, что хочет быть отцом, в то время как статус мужа его не привлекает, благо на рождение ребенка вне брака сегодня все смотрят сквозь пальцы. Иглесиас искренне не понимал, что именно это обстоятельство пугает Анну и заставляет ее тянуть с беременностью.