Сегодня, 16 декабря, — день рождения талантливого актера Тараса Цымбалюка. Молодой украинской звезде исполнилось 32 года.

После «Крепостной» на СТБ его окрестили секс-­символом нашего кино. Главные роли в нашумевшей экранизации «Черного ворона» и сериале «Спіймати Кайдаша» укрепили репутацию сильного разнопланового артиста. Об этом, а также о любимой девушке — уже жене! — и больших планах на будущее, Тарас рассказал в откровенном интервью «Каравану историй».


Я считаю, что секс-­символ – чересчур вычурный статус для парня. Возможно, девушкам приятно быть секс­-символами, а мне неудобно читать о себе такое. Я к своей внешности отношусь спокойно.

В отличие от моего героя в «Крепостной» меня девушки никогда не добивались. С моей стороны неразделенной любви тоже не случалось. Честно говоря, у меня были специфические отношения с девушками до недавнего времени, пока я впервые по­настоящему не влюбился…

Черный ворон
Исторический экшн «Черный ворон» с 5 декабря в кинотеатрах

Хотя рос я в женском окружении – в компании старшей сестры и ее подружек. Помню, мне было лет семь, Оля, на восемь лет старше, уже ходила в школу. После занятий к ней приходили подружки поиграть в куклы, и я постоянно сидел с ними. У меня были длинные волосы, так что они меня красили и заплетали косички.

Мама рассказывала, как я врывался на кухню: слезы льются, тушь течет, плачу, что не хочу с ними играть. Просил у мамы уйти погулять, но, так как я был мал, меня одного не могли отпустить, нужно было дождаться папу. Приходилось играть в игры Оли.

Сестра хотела стать учительницей. Она усаживала все игрушки напротив, и я вместе с ними сидел в «классе». Ходит по комнате и размышляет: «Так, кто же у нас будет отвечать сегодня?» Действительно, кто же? Каждый раз это был я, а потом «учительница» выгоняла меня со своих придуманных уроков, а я стоял за дверью и ревел.

Тарас Цымбалюк в детстве
В детском саду, Тарасу пять лет

А если серьезно, у нас с сестрой всегда были прекрасные отношения. Родители нечасто оставляли нас дома одних, так что она не смотрела за мной, как часто старшие присматривают за младшими. Ее заботу в полной мере я прочувствовал, когда переехал в Киев из родного Корсунь­­-Шевченковского поступать в институт. Я попал в общежитие – восемь человек в комнате, мне это мешало и раздражало. И Оля разрешала оставаться у нее на съемной квартире, гуляла со мной, поддерживала, могла подсказать и показать крутые места.

Мы хорошие друзья, постоянно общаемся и никогда не ссоримся. И особенно сблизились, когда на свет появился племянник Миша, а затем племянница Алиса. Я и сам хочу детей. Когда – нельзя спланировать. Можно планировать покупку квартиры побольше для детей, но не появление самих детей. Они случатся, когда нужно. Мне неважно, мальчик это будет или девочка. И имя не так важно. Хотя мне нравится имя Назар. После «Крепостной» еще больше его полюбил.

Вся моя семья смотрела «Крепостную». Алиса в красках описывала все, что видела: кто плохой, кто хороший. Как­то я передал племяннице книгу, написанную на основе сериала. Она мне сказала серьезным тоном: «Я понимаю, ты думаешь, что эта книжка для меня игрушка. Но ты не прав, я не буду ее рвать и разукрашивать. Просто буду смотреть картинки». А там очень красивые фотографии каждого героя.

Ей нравятся Ксения Мишина и Аня Сагайдачная, потому что у них много нарядов. И не нравятся Слава Красовская и Игорь Гнездилов, потому что он всех бьет. Еще в восторге от доброй Олеси Жураковской и, конечно, Кати.

Тарас Цымбалюк
С мамой и сестрой, Киев, 2014 г.

Люблю, когда вся семья собирается дома, в Корсунь-­Шевченковском. С родителями у меня хорошие отношения, они мои единомышленники. Папа – историк, преподает в гимназии восемь предметов, в том числе этику, эстетику, историю, литературу. Мама – педагог французского языка.

Ей очень нравилось, когда я пел в «СуперКопах» «Марсельезу» на французском (по сюжету мой персонаж служил во французском легионе). Мама мне помогала с подготовкой к сцене. На съемках был педагог, но я пообщался с мамой, а она сказала, что все неправильно, все не так и она покажет, как надо, сама.

Тарас Цымбалюк в "Суперкопах"
Тарас Цымбалюк в «Суперкопах»

Папа тоже помогает готовиться к ролям: он любит кино и разбирается в украинском кинематографе. Папа всегда говорит правду и критикует очень аргументированно, поэтому я никогда не расстраиваюсь, мне важны его слова.

Мама – поклонница сериалов и уже фанат моего творчества. Первые сериалы она смотрела, потому что должна: я же ее сын! Но когда начали появляться хорошие проекты, главные роли, классные парт­неры, мама расцвела. Видно, что горда мной. Некоторые пересматривает по десять раз.

Родители вместе уже тридцать восемь лет. Они познакомились на встрече будущих учителей: после окончания института папу распределили в регион, где жила мама. Они сразу влюбились друг в друга, но мама не подавала вида, так что папе пришлось немного побегать за ней. У девушек это распространенный вариант: парень мне нравится, но я не буду этого показывать.

Тарас Цымбалюк
С родителями, Корсунь-Шевченковский, 2018 г.

Всю мою жизнь их пример невероятных семейных отношений у меня перед глазами. Родители до сих пор ходят держась за руки. Я смотрю на их свадебные фотографии и вижу, насколько это был важный день для обоих. Обычно мужчины не всегда с предвкушением ждут свадьбу, а папа, и это заметно, очень трепетно отнесся к событию.

Сын учителей, я был послушным ребенком и прилежным учеником. Когда в программе появился французский язык, я попросился в класс к маме. Думал, будет сыну поблажки делать. Но уже после первого урока понял, как ошибался: мама щемила меня больше остальных.

Первое время я учился на восемь баллов, окончил на девять. После школы я не мог никуда пойти, пока не сделаю уроки. Папа проверял историю, литературу, украинский. Мама – французский и английский. Сначала родителям дома отчитывался по каждому предмету, потом еще в школе повторно. Такое вот двойное обучение.

Я учился в гимназии с гуманитарным уклоном, и с пятого класса у нас проходили проверочные экзамены. К ним меня готовил папа. Помню: лето, тепло, солнце, а мне нужно прочитать стопку литературы. Мало того что нужно прочесть книгу и пересказать папе, что я из нее понял, он еще просил делать маленькие заметки. Увильнуть нет возможности – одну книгу я прочел через страницу, но потом папа это смекнул.

Тарас в выпускном классе, 2007 г.

Я читал и то, что задавали в школе, и то, что дополнительно рекомендовал папа. В старших классах наступил совсем уж ад, начались сложные вещи, как «Война и мир». К счастью, родители умели найти компромисс: я читал в полуденный солнцепек, а в остальное время гулял. До сих пор папа мне звонит и говорит: «Слушай, тут такая книжка вышла, почитай…» Заметки по прочитанному я не пишу, но в прошлом году мы ездили во Львов – и папа мне устроил тест.

В пятом классе я впервые поехал в детский лагерь. Мне эта идея изначально не нравилась, казалось, что лагерь – это та же школа: воспитатели, ненужные обязывающие вещи, распорядок.

Но вернулся оттуда самым счастливым человеком и просился еще. Там оказалось много новых людей, которые объединены по интересам. Мы с ребятами играли в футбол, ходили на дискотеки, где можно потанцевать с девочками.

И, конечно, там случилась первая любовь…

Знаете, меня в детстве так увлекали компьютерные игры, дзюдо, футбол, что настоящая любовь пришла в мою жизнь только сейчас. Была симпатия, сидел с девочками во дворе. Помню, как гулял в седьмом классе с девочкой за руку. Мама смотрит с балкона, радуется за меня. А я прихожу домой и думаю: «Зачем я вообще пошел с ней гулять? Пропустил с ребятами футбол».

Но надо было: все так делают. И я ходил на эти свидания как на муку. Десять дней мы виделись с этой Аней, и я каждый раз сокрушался, зачем пошел с ней гулять? Мне нравились некоторые девочки, но, видимо, это были не те люди, с которым хотелось бы проводить время, держаться за руки и целоваться.

Что удивительно, больше всего валентинок я получал от старшеклассниц: я учился шестом классе, а открытки присылали одинадцатиклас­сницы. Видимо, это связано с ростом: я был высоким, а у школьников это показатель взрослости. А вообще, поскольку в моем классе было восемнадцать девочек и два парня, я постоянно общался с девчонками.

Тарас Цымбалюк

В отличие от сестры я никогда не хотел быть учителем. Иногда был достаточно резким с педагогами, потому что старался быть честным с детства. Так и говорил учителю математики Наталье Алексеевне: «Мне не нравится алгебра, я просто хочу ее сдать на восемь баллов, чтобы быть хорошистом».

Особенно когда начались синусы-­косинусы. То же сказал по поводу химии и физики. К тому же я видел, сколько сил тратит мама. Старшеклассники ее любили, а вот дети помладше, у которых только игры на уме, часто шумели и не слушались. Я понял, что это не моя дорога.

Кроме учебы, я постоянно был занят в секциях. С первого по восьмой класс ходил на бальные танцы. С седьмого класса начал заниматься спортом. А в девятом педагог по вокалу, услышав, как я пою, начал задействовать меня во всех школьных мероприятиях. Все одноклассники смеялись.

Помню, как пел «Знаешь» Козловского, она тогда была очень популярна, а на Новый год – Happy New Year группы АВВА. В старших классах к песням и пляскам добавился КВН. Я так увлекся творчеством, что парни во дворе начали дразнить меня балеруном: я перестал ходить на бокс и дзюдо.

Именно школьная творческая активность и подтолкнула стать актером?

Изначально я хотел связать жизнь с КВН. Обсудил эту тему с папой, и он заметил, что КВН – узкая область. Лучше поступить в театральный институт: там много дисциплин, которые помогут искать себя. Я с ним сошелся во мнении и увидел ориентир – актерский факультет, где преподают сценическую речь, сценическое движение и ораторское искусство.

Конечно, хотел только в институт Карпенко-­­Карого, но получил отказ. Первая мысль – поступить на следующий год. Но папа задал хороший вопрос: «А весь год ты чем будешь заниматься?» Предложил поступить в институт культуры – так я и сделал.

Поучился пять лет, но решил все­-таки доказать себе, что могу, и перевелся в Карпенко­Карого на третий курс. Учился одновременно в двух вузах. В тот же год меня утвердили на главную роль в большой сериал «Последний янычар», и я стал часто пропускать учебу…

Тарас Цымбалюк

Вынес из этого опыта одно: институт не главное, важен мастер, у которого ты учишься. В Карпенко­Карого много именитых педагогов, которые снимаются, работают в театре и мало времени отдают институту.

Многие студенты жалуются, что видят педагога раз в месяц. У меня были замечательные наставники, которые научили отсекать все ненужное, делать минимум лишних движений на сцене и не переигрывать. Это очень помогло мне в кино.

Помню свой первый проект – «Чужие ошибки», 2009 год, канал СТБ. Несмотря на то что проект малобюджетный, на съемках были и краны, и огромное количество камер, и большая группа. Я играл помощника судмедэксперта, который обследует трупы на месте преступления.

Тарас Цымбалюк
На съемках социальной рекламы, 2013 г.

Помню, как в первый день на меня выстроили камеры, а я начал сильно переживать. Мне тогда нужно было открыться на несколько точек, параллельно общаться с партнером, делать мелкие задачи персонажа. В конце концов ко мне подошла второй режиссер, взяла за плечи и произнесла: «Успокойся, все будет хорошо, это репетиция». И я сразу успокоился. Спустя три дубля все сложилось.

В 2014 году появилась первая главная роль. Изначально меня позвали на эпизод в проект «Пока станица спит», но режиссер Александр Мохов решил попробовать меня на турка Гюльхана в «Последнем янычаре» – сына турецкого посланника, главного антагониста. Спустя три месяца меня утвердили и отсняли в итоге сто пятнадцать серий.

Я понял, что сериал – это марафонская дистанция. Поначалу мне было неудобно и некомфортно. Неудобно, что моего слугу играл Армен Джигарханян и, согласно роли, мне нужно было постоянно кричать и бить его. Неудобно, что я чувствовал шефство, перерастающее в давление, Юрия Беляева, который играл моего отца. Юрий Викторович давил авторитетом, хотя абсолютно не хотел этого. Все дело в том, что у него большущая фильмография, сериальные тексты он видел по-­своему.

На съемках я часто просил совета, удивлялся, учился. Больше всего общался с Джигарханяном. Несмотря на то что он был одним из самых авторитетных в сериале, оказался и самым простым.

Тарас Цымбалюк и Армен Джигарханян в сериале «Последний янычар», 2014 г.

Лето, жара плюс сорок, он стоит в черных намотках, с него течет, но никогда не попросит перерыв для себя, настолько скромный и воспитанный человек. Меня это всегда поражало.

Именно для «Последнего янычара» я научился ездить верхом. Очень хотел, чтобы у меня были сцены с лошадью в «Крепостной». Но понимал, что играю крепостного, у меня не может быть лошади, мой персонаж мог разве что кому­-то ее подать. Но подобные мои предложения режиссер Максим Литвинов отклонил. Хотя все может быть, если будет продолжение…

Назар из сериала «Крепостная», 2019 г

«Последний янычар» на меня очень повлиял. У меня была любовная линия, линия с отцом и слугой и с моим соперником­казаком, которого играл Игорь Петренко. У всех этих актеров за спиной была куча проектов. В период становления меня как актера получить подобный опыт – невероятная удача.

После я понял, что у каждого артиста есть чему поучиться. Всегда наблюдаю за коллегами в кадре. Бывает, что у человека только после института – такой нерв, которого нет даже у суперпрофессионала.

Недавно начались съемки крутого проекта IQProduction для ICTV «Абсолютно брехлива історія». Мне кажется, именно такие проекты, как этот и «Крепостная», делают переворот в украинской киноистории. Я пробовался на роль, которую в итоге получил Андрей Исаенко. Меня не взяли, но я очень рад за него. А как по­-другому к этому относиться? Я понимаю, что роли, которые получил я, не получил кто-­то другой. Тоже кому­-то обидно.

Должна быть актерская солидарность. Я приятельствую со многими коллегами, играю в футбол с Костей Корецким, Сашей Поповым, Пашей Тупиковым. Игорь Гнездилов часто звонит. С ним мы познакомились на съемках в 2015 году, и он сначала мне не понравился. Показался очень самовлюбленным, а я таких не люблю. Особенно тех, которые считают, что достигли чего­то в кино и могут себя вести неподобающе.

В фантастическом фильме «Серце Всесвіту», 2018 г.

Игорь мне таким показался, но уже через день я понял, что в самом деле просто показалось. Я им восхищаюсь: кто еще может сыграть всех этих мерзавцев так убедительно, если не Гнездилов? В секунду становится жестким и местами мерзким. Хотя в жизни такое чудо, душевнейший человек.

А сами как относитесь к популярности?

Я никогда не думал об этом. Считал, что нужно стать чуть ли не Джигарханяном, чтобы меня узнавали, тогда это будет заслуженно.

Первая известность пришла в 2013 году, после сериала «Сашка». В метро ко мне подошла девушка: «Вы Игорь из «Сашки»? Можно сфотографироваться?»

Тарас Цымбалюк

У нее еще был телефон без фронтальной камеры, нужно было развернуть экран от себя. Сфотографировала, ушла, потом вернулась: «Извините, тут пол­лица моего не видно, можно еще раз?»

А вот «Последний янычар» – это история для девушек возраста моей мамы. Когда после выхода проекта я полетел в Турцию, меня окружили взрослые женщины, угощали вином и задавали кучу вопросов. Мне иногда неловко от внимания поклонников, но приятно.

Тарас Цымбалюк

Кино дает узнаваемость, но у меня появляются мысли вернуться в театр. Мне нравится Молодой театр, я пробовался туда пять лет назад. Руководитель Андрей Федорович Билоус посмотрел на меня и принял. Потом начались съемки, я попытался договориться о разовых выступлениях, но мы не смогли прийти к компромиссу. Я репетировал спектакль по Шекспиру «Венецианский купец», пару месяцев проработал и ушел. Так ни разу и не вышел на сцену.

Вместе с популярностью приходит и больше поклонниц. Какие у вас отношения с девушками?

Я не влюбчивый. И служебных романов никогда не было. Даже если моя задача на съемках– наполнить глаза любовью, чтобы качественно воспроизвести сцену, я ставлю себе барьер и всегда отношусь к этому как к работе.

Мне кажется, я только год назад по­настоящему влюбился. Увидел девушку на съемках клипа, но не решился подойти сразу. Знаете, в самом большом накачанном мужчине сидит малолетний трус, который не может сделать, на первый взгляд, элементарные шаги. Я не скрываю этого. Актер может сделать убедительно сотни вещей на площадке, но в личной жизни все равны.

Первое публичное появление с Тиной Антоненко на съемках 10-го сезона «Х-фактора», 2019 г.

Потом мы разошлись на полтора года. Я думал о ней, частенько видел в социальных сетях. Но было неудобно написать незнакомой девушке. Мне казалось, что у нее есть личная жизнь, да и у меня в какой-­то степени была. Но самое главное – мне просто не хватало смелости. Сейчас я понимаю, что мог сразу все сделать и это было бы самое правильное решение, но я-­то боялся, я­-то думал: «Как же ты незнакомому человеку просто напишешь «привет»».

Мы на съемке даже не разговаривали толком. Несколько раз на нее посмотрел и понял, что она очень классная девочка, чистая, улыбчивая. Но что мне ей писать? «Ты мне понравилась»? Все казалось шаблонным.

Я ставил себя на ее место и понимал, что это немного неудобно. Вдруг у нее серьезные отношения, все к свадьбе идет, а ей пишет парень, которого она видела единожды на съемке.

И только год назад, спустя полтора года с первой встречи, я ей маякнул смайликом. Она, видимо, все поняла, и у нас началось «смайловое» общение. Когда я предлагал ей встретиться, меня трясло, как во время первого съемочного дня. Зато после моего шага началось вот то настоящее, о чем я слышал и читал.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Taras Tsymbaliuk (@taras.tsymbaliuk)

Кстати, оказалось, что я тоже ей сразу понравился. Да так, что на съемке она попросила, чтобы меня загримировала ее ассистент, а она постеснялась ко мне подойти.

Такие чувства все меняют. Оказывается. Это один из моментов, который перевернул мою жизнь. У меня были девушки, но раньше я продолжал жить, как жил. А сейчас все делаю через призму того, что у меня появилась любимая.

Какие еще ситуации поменяли ваши взгляды?

Очень много правильных новых мыслей появилось в голове, когда умер мой любимый дедушка. Я понял, что мы все не вечны, и стало страшно. Я панически отношусь к возрасту. Последние пять лет пролетели как одна секунда. Хотелось бы еще много успеть, а время так мчится. Я начал осознавать это очень четко. И сейчас понимаю слова своей девяностолетней бабушки, которая говорила, что жизнь пролетела как один день.

Будь у меня возможность поговорить с собой двадцатилетним, велел бы не курить. В студенчестве мог месяц курить – неделю не курить и в таком режиме прожил три года. Закурил, когда перешел в институт Карпенко-­Карого. Там все хотели казаться взрослыми. Двадцатидвухлетние режиссеры, которые отрастили усики, сделали голос пониже, на секонде купили потертые вещи, чтобы казаться крутыми.

Тарас Цымбалюк

И я подумал: «Наверное, тоже нужно курить, я же актер». Мне жутко не нравился этот процесс, было невкусно. Но человек не может вынести урок, не набив шишек. Ты слушаешь, что говорят опытные люди, но делаешь по­своему и получаешь свой опыт.

Конечно, каждый много бы сказал себе двадцатилетнему, но, к сожалению, это невозможно. Можно думать только о будущем. Я не люблю планировать глобально, на несколько лет вперед. Не такая сейчас жизнь, все может поменяться в один момент. Но цели себе ставлю.

Например, хочу довести уровень своего английского до нужного и попробовать свои силы за пределами Украины. В Киеве сейчас остается лишь молиться, что кинопроцесс наладится и ты сможешь строить планы и выбирать режиссеров. Сейчас выбирает судьба, в ее руках вся киноиндустрия.

С Надеждой Матвеевой на красной дорожке «Золотой Дзиги»

Сейчас у меня прекрасный агент. Когда появилась Оксана Мартынюк, я понял, как должно быть на самом деле. Во время любой смены – хоть дневной, хоть ночной – она может позвонить и спросить, как у меня дела, поел ли я, понравилось ли мне? Ее цель номер один – чтобы у меня были планы на полгода вперед. Сейчас мой график расписан до октября. Бывает – меньше, бывает – больше.

Раньше я работал сам, но в Украине есть много кастинг­-директоров, которые считают себя агентами и за каждый проект, в который зовут людей, берут процент. Внутренний сбор денег, о котором не знает ни проект, ни продюсер. Я часто слышу такие истории: вот тебе проект, но никому не говори, что я твой агент.

А что вас особенно увлекает за пределами съемочной площадки?

Я люблю ходить в спортзал. Возможно, такой отдых не похож на стандартный, каким его все представляют, но меня спорт расслабляет. В путешествиях люблю много плавать и ходить, просто лежать на пляже не нравится, десять минут – мой максимум.

В последнее время вырываться в зал регулярно не выходит. К примеру, недавно завершились съемки сериала «Спіймати Кайдаша», премьера которого состоится весной на СТБ, – там у меня одна из главных ролей и двадцать съемочных дней в месяц. Если случается выходной между двумя неделями работы, хочется просто полежать.

С Виктором Ждановым в новом сериале «Спіймати Кайдаша», 2019 г.

Раньше я очень переживал, когда не получалось уделять спорту время – в идеале нужно тренироваться четыре раза в неделю. Только набрал какую­то форму, как появились съемки – и все ушло. Обидно: я год пахал, чтобы увидеть в зеркале желанный результат.

Знаете, если бы мог, посоветовал бы себе раньше начать в спортзал ходить. Я был худой, высокий, несуразный, весил семьдесят килограмм при росте метр девяносто три, то есть на тридцать килограмм меньше.

С детства смотрел фильмы с Ван Даммом и мечтал выглядеть, как он. Но мне казалось, что это нереально. Думал, что это круглосуточный спортзал и химия. В 2015 году просто пошел в зал и начал заниматься. Первые полгода практически никаких результатов не дали. Только со временем я начал меняться.

Конечно, хотелось всего и сразу, но сейчас я понимаю, что так не бывает. И это касается многих вещей: если ты терпелив, то руки никогда не опустятся. Это мотивирует мужчин и в глобальных жизненных проектах.

Тарас Цымбалюк

Мне нравится мысль боксера Эвандера Холифилда: «Я не стал чемпионом в определенном году, но ходил на тренировки. И это сделало меня только лучше, никак не хуже». Так что, возможно, я не стану таким, как Ван Дамм, но я определенно стал лучше.


Впервые опубликовано в журнале «Караван историй» (№9 2019)

Фото: предоставлены телеканалом СТБ

Смотрите также:

Тарас Цымбалюк показал фото своей стильной свадьбы в Карпатах

Тарас Цымбалюк: «Режиссеры видят во мне героя строгого, мускулистого и непластичного»

Тарас Цымбалюк и Даша Трегубова сыграли в новом клипе группы «Ленинград»

Ксения Мишина: «Я готова к новой любви»

Марк Дробот: «Я знаю, что такое скрывать любовь, чтобы не навредить»

Анна Кошмал рассказала о личной жизни, веганстве и звездной болезни

Oлеся Жураковская: «Муж был патологическим ревнивцем, три года ушло на попытки спасти брак»