Вы не женаты, но обвенчаны. Чье это было решение?

Штамп в паспорте ничего не меняет и не решает. Как в анекдоте: «– Девушка, вы замуж не хотите? – Нет, спасибо, я там уже была». Мы просто жили вместе, пока я не забеременела дочкой. А дальше Сашины родные настояли на том, чтобы мы обвенчались. У Саши семья верующая, дядя – священник, тетя – монахиня. А тут я, с ребенком от первого брака, да еще с пузиком на венчании…

Мы просто жили вместе, пока я не забеременела дочкой

Честно говоря, я долго сопротивлялась рождению второго ребенка. Но Саша очень любит детей, у него брат и две младшие сестры. И дети его обожают. Как­то ему дали подержать маленькую дочку наших знакомых, он буквально за две минуты нашел контакт, а потом девочка закатила истерику, потому что не хотела с ним расставаться. Саша тогда пошутил: «Вот видишь, и так со всеми женщинами». Он сам большой и добрый ребенок, усатый нянь. Наверное, если бы не балет, он мог бы руководить пионерским лагерем.

С Тимой он мне очень помогал, менял подгузники, вставал по ночам и всегда относился к сыну прекрасно. Я лишний раз убедилась, что если мужчина любит женщину, то будет любить и ее ребенка. А если не любит, то не станет заботиться и о собственных детях.

Когда Саша сказал, что хочет ребенка, я объясняла, что хочу еще потанцевать, что график гастролей у нас расписан. И в один прекрасный день муж поставил ультиматум: «Если ты в течение двух лет не родишь, я уйду».

Позиция эгоистичная, но в чем-­то он был прав: чем позже рожу, тем сложнее будет вернуться в балет. Проверять серьезность Сашиных намерений было страшновато. Но я, как истинная дочь Евы, устроила мужу сцену, показала, как сильно обиделась, вошла в образ, довела до слез и себя, и даже, кажется, его. И заставила признать, что он в любом случае остался бы со мной. Тогда я успокоилась и согласилась на его условия.

Расскажите о детях. Какие они? На кого похожи?

Тима очень своевольный. Я поняла это, когда он, трехлетний, взобрался во время прогулки на обледеневшую горку. Говорю ему: «Тима, ты упадешь, там очень скольз­ко». А он оборачивается и абсолютно спокойно отвечает: «Мама, я знаю, что делаю». Это был сигнал, что пора меняться. Я унаследовала властный характер от мамы­­учительницы и бабушки – руководящего работника, не люблю, когда меня не слушаются. Пытаюсь «построить» и сына, и мужа, особенно когда он лихачит за рулем.

В следующий раз Тима проявил характер, когда я впервые привела его за кулисы, на «Щелкунчика». Вообще он гипер­активный ребенок, но первые минут пять сидел на стульчике завороженно, с открытым ртом, и я вздохнула с облегчением: хотя бы в театре смогу отдохнуть. Однако еще через пять минут сын заявил: «Мама, балеть неть».

Что ж, нет так нет. Мы отдали ребенка на футбол, где он себя прекрасно реализовывает. У него хорошие данные: он очень координированный, сухой и поджарый. Играет за нападающего. В клубе его называют «оболонский Месси», а еще «бультерьерчик», потому что мяч никому не отдаст до победного конца. Характер у него спортивный. Но я учу сына не только побеждать, но и проигрывать. Важно уметь подняться после падения, не потерять веру в себя.