Саша сказала, что часто именно волнение мешает найти хороший ответ на вопрос, но самое главное – не быть категоричной и не принимать какую-то одну сторону, а дать понять, что может быть так, а может и иначе. Надо ответить так, чтобы никто не обиделся, – настоящая королева красоты должна быть дипломатом. На репетициях я вспоминала ее слова и пыталась скорректировать свой ответ в соответствии с этим советом, что на самом конкурсе мне очень помогло.

С Александрой Раффин

Первым городом в америке, в котором я побывала, был Лас-Вегас. Мне он не очень понравился – до сих пор считаю его искусственным, городом перманентного и натужного веселья. Мы туда приехали работать, у нас были съемки и примерки, поэтому в атмосфере праздника нам было немного не по себе.

А вот Нью-Йорк, куда я прилетела на съемку к дизайнеру Шерри Хилл, полюбила с первого взгляда, лишь увидев по пути из аэропорта Кеннеди силуэты его знаменитых небоскребов на фоне неба. Не могу сказать, что он самый красивый и чистый в мире: в нем мало зелени, много камня и бетона, но я бы сравнила его с мужчиной – для него важна не столько внешняя привлекательность, сколько харизма. У Нью-Йорка есть харизма и энерге- тика. Тогда я даже представить себе не могла, что когда-нибудь буду жить в этом городе.

Вот настал день отъезда в Бразилию, на конкурс. До «Мисс Вселенная» я знала об этой стране, наверное, только то, что «там много-много диких обезьян», хотя их мы как раз и не видели. По дороге в Сан-Паулу, где проходил конкурс, мы проезжали джунгли – я нигде больше не видела таких красивых и нетронутых цивилизацией девственных мест, буйства тропической зелени. От самого города, который является современным бизнес-центром, я в восторг не пришла. Наверное, Рио-де-Жанейро понравился бы мне больше, но его организаторы почему-то не выбрали.

Времени на акклиматизацию и привыкание к другому часовому поясу у нас не было, мы сразу же включились в совершенно сумасшедший конкурсный ритм. На завтрак выходили в семь утра, и в это время уже нужно было быть при полном параде. Вставать приходилось в пять, а ложились мы поздно, потому что ужины и встречи затягивались надолго. Соблюдать такой режим невероятно сложно, поэтому единственное, о чем я мечтала, – выспаться.

Олеся Стефанко

Я ужасно уставала, и иногда мне ка- залось, что наступает предел моим силам – как физическим, так и моральным. Бывало, что я в истерике звонила родителям: «Все, не могу больше – хочу домой!» Они и Саша Николаенко, которая поддерживала меня на протяжении всего конкурса, успокаивали меня. Главным доводом были слова: «Ты не можешь бросить все на полпути – надо дойти до конца!»

Видимо, из-за постоянного волнения мне все время хотелось сладкого. Однажды для
нас в шесть утра открыли огромный супермаркет, по которому мы с девочками носились как шальные. Не знаю, что покупали другие конкурсантки, я же набрала полную корзину всяких сладостей.

С климатом нам повезло – мы поехали в Бразилию в конце лета, а там в это время как раз конец зимы, когда жары еще нет и температура очень комфортная. Мы жили в одной комнате с «Мисс Грузия» – очень хорошей девочкой, с которой до сих пор общаемся. Отношения, сложившиеся в условиях постоянных переживаний и волнений, как правило, сохраняются надолго.

По мере того как мы готовились к конкурсу (а это ни много ни мало три недели), я начинала все лучше и лучше понимать, как проходит отбор. Жюри обращает внимание не только на внешность, но и на множество других факторов – доброжелательность, умение общаться, характер. Например, латиноамериканки, которые с первого взгляда поражали своей экзотической внешностью, при более близком знакомстве оказались не такими уж привлекательными – выяснилось, что они не слишком приятны в общении.

у жюри есть свои люди, которые следят за девушками буквально везде: в столовой, в спортивном зале, у бассейна

Я с удивлением узнала, что у жюри есть свои люди – его глаза и уши, которые следят за девушками буквально везде: в столовой, в спортивном зале, у бассейна. Доверенным лицом жюри может быть кто угодно – горничная, официантка, охранник. Они внимательно наблюдают за тем, как девочки ведут себя не только на сцене, в свете софитов, но и в обычной жизни – в общении с другими конкурсантками, с обслуживающим персоналом. Все, вплоть до мелочей, учитывается и суммируется.
Уже на самом конкурсе, во время дефиле в купальниках, была уверена, что дальше не пройду.