С другой стороны, многие твердили: не лезь в серьезный бизнес – обломаешься! Но слухи Риз пропускала мимо ушей, а на мрачные прогнозы отвечала: «Еще посмотрим!» И у нее вышло все – и заработать, и снять то, что хотелось и с кем хотелось. А на завистников – плевать. Они есть у всех, даже у Папы Римского. Чего Риз действительно боялась, так это остаться матерью-одиночкой. В голове так и сидели слова приятеля: «Запомни, ни один мужчина не примет чужих детей».

Она пришла на рождественскую вечеринку, когда та уже была в разгаре. Но не успела осмотреться, как подкатил тип, от которого несло алкоголем, и начал что-то возмущенно рассказывать. Он орал так, что перекрикивал музыку, но Риз разобрала лишь одну фразу: «Да катись оно все к чертям!» Рассвирепев, она уже начала пробираться к выходу, но тут к ним подоспел какой-то высокий парень и, крепко зажав руку буяна, обратился к Риз:

– Бога ради, простите моего друга. Его сегодня бросила девушка, вот он и…

Это объяснение показалось Риз смехотворным. «Твой приятель – кретин. И ты тоже, раз дружишь с ним», – подумала она и резко развернулась. А минут через десять незнакомец разыскал ее в зале и, еще раз принеся извинения, коротко представился: «Джим Тот». Он был так деликатен, что Риз оттаяла и тоже назвала свое имя.

– О, я прекрасно знаю, кто вы такая! – рассмеялся новый знакомый. – И не только потому, что профессия обязывает. Просто мне нравятся почти все ваши роли.
Это «почти» заставило Риз поверить в искренность парня. Если бы он стал петь дифирамбы, она бы сразу потеряла к нему интерес. А так начала расспрашивать и вскоре узнала массу деталей. Оказалось, Джим окончил университет и работает агентом в одном из крупных голливудских актерских агентств. Его рост – сто восемьдесят восемь сантиметров. «Ого, на тридцать два сантиметра выше меня!» – отметила про себя Риз. И в свои сорок ни разу не был женат. Они долго не могли расстаться. И на прощание новый знакомый ее поразил.

– Теперь я начну заботиться о тебе, – пообещал он, глядя Риз прямо в глаза. – И буду так стараться, что ты уже не сможешь без меня обходиться.
У Риз было немало кавалеров, но таких слов ей никто не говорил. И она стала встречаться с этим парнем…

Это не было любовью ни с первого, ни со второго взгляда. Боясь в очередной раз ошибиться, Риз долго присматривалась к бойфренду. Но видела только хорошее. Джим понимал тонкости актерской карьеры, не ревновал ее к успеху, заботился. Дети тоже быстро привыкли к нему. И когда Джим признался, что давно мечтает создать семью, Риз решила: вот он – мужчина, которого она искала.

Перебравшись в дом Риз, Джим продолжал ее удивлять. Оплачивал все коммунальные счета, хотя ее доходы были гораздо выше. А под Рождество сделал предложение и надел на палец такое кольцо, что Риз ахнула. «Платина с редким бриллиантом, четыре карата, четыреста пятьдесят тысяч долларов», – доложили читателям дотошные журналисты, как только Риз вышла в свет.

Джим Тот и Риз, 2012 г.

В марте 2011 года они поженились. На свадьбу, устроенную на ранчо актрисы, приехало много голливудских звезд: Рене Зеллвегер, Мэттью Макконахи, Роберт Дауни-младший, Сальма Хайек… Бывший муж откликнулся на приглашение и тоже приехал. Риз была рада. Они с Райаном не делили имущество, не давали скандальных интервью, он оставался потрясающим отцом и по-прежнему много времени проводил с Авой и Диконом.

А через полтора года на свет появился Теннесси. Став мамой в третий раз, Риз осталась довольна своей фигурой. Правда, под глазами появились «гусиные лапки». Но визажистка успокоила: это от смеха. Ну да, Риз и вправду часто смеялась, ведь второй брак приносил много радости.

Джим выполнял обещание, данное в день первой встречи: окружал заботой, давал ощущение надежной стены. Он обсуждал ее дела, поддерживал супругу, шептал слова, от которых кружилась голова, не спускал с рук сына и даже умудрился наладить отношения с Райаном. Все было настолько прекрасно, что Риз побаивалась, как бы не спугнуть свое счастье. И боялась не зря…

Три картины с ее участием провалились в прокате. А потом The New Yorker включил Уизерспун в список актеров, ставших «некассовыми». Рядом стояли имена Тома Хэнкса и Мела Гибсона, и Риз, как всегда, отшутилась:

– Неплохая компания! Правда, обо мне написано только на шестой странице, вряд ли кто дочитает до этого места.

Но все же актерское самолюбие Уизерспун сильно пострадало. Ее уже не раз не утверждали на роль: маленькая, не худышка, не секси и вообще не красавица. А один знаменитый режиссер даже не допустил до кастинга в серьезный проект. Риз терпела. Но смириться с ярлыком «бывшая»? Нет, не на ту напали! Она еще всем докажет, что Риз Уизерспун рано выходить в тираж!

Актриса не раз думала: если в США женщин больше, чем мужчин, то и фильмов о женщинах должно быть не меньше половины. А их можно сосчитать по пальцам. Ну и что делать? Обсуждать эту тему с продюсерами бесполезно, ведь среди них одни альфа-самцы. И Риз пожаловалась мужу.

– Вот и исправь ситуацию. Как? Ну, к примеру, среди моих знакомых нет ни одного, кто бы читал больше тебя. Так почему тебе не начать превращать интересные книги в фильмы?

Риз призадумалась. А потом подскочила и повисла на шее мужа.

– Джим Тот, ты гений! Так я убью сразу двух зайцев: буду создавать фильмы о женщинах и обеспечивать себя хорошими ролями!

После этого разговора Риз вместе с опытным продюсером Бруной Папандреа создала продюсерскую компанию Pacific Standard (ее первая, Type A, влилась в Universal Pictures). И они стали покупать права на те книги и сценарии, где в центре – женщины.

Роман Гиллиан Флинн «Исчезнувшая» был именно таким, а сюжет захватил Риз. Осталось создать классный фильм и сыграть в нем главную роль. Она так и сказала Дэвиду Финчеру, которого с трудом заполучила в режиссеры. Но мэтр был честен: ему нужен другой типаж – холодный и неприступный. Услышав это, Риз-актриса возмутилась, но Риз-продюсер рассудила трезво: она реально горячая, а не холодная, – и отказалась от роли в пользу Розамунд Пайк.