Сегодня, 21 сентября, день рождения французского писателя Фредерика Бегбедера. Ему исполнилось 55 лет.

Скандалист, циник, философ, голос поколения, чьи герои прожигают жизнь на вечеринках, два года назад приезжал в Киев. И дал интервью «Каравану историй». О детстве в замках с прислугой, обратной стороне рекламного бизнеса, женщинах и конце света.


 

Воспоминания необразумившегося молодого человека

Я родился в очень благополучной буржуазной семье из высшего общества. Мама – с прекрасным именем Мари-Крис­тина де Шатенье де ля Рошпозе д’Юст э дю Сент Ампир – принадлежала к старинному дворянскому роду французской аристократии, история которого уходит к Крестовым походам. Отец, Жан-Мишель, наполовину американец, наполовину француз, гарвардский стипендиат, родился на юго-западе Франции, где был владельцем недвижимости. Мое детство прошло в замках с прислугой, горничными и со старшим братом Шарлем, который был улучшенной версией меня.

Помню, как в детстве проводил время с дедушкой. Когда мы были в маленьком городке Гетари, что на юго-западе Франции, дед учил меня ловить креветки. Мы были с ним только вдвоем, и он часами искал морских гадов. Возможно, это глупо, но, когда я вспоминаю то время, начинаю плакать. Я стал очень сентиментальным. Это был личный рай для меня – быть вдвоем с дедушкой и ловить креветки. Море, скалы, мы ищем и собираем их в корзину, приносим домой и готовим с солью и перцем. Это невероятное время. Кажется, что история очень заурядная, но она вызывает во мне бурю эмоций.

Виктуар де Кастеллан, Фредерик Бегбедер и Амели во время Pyjama Party в Париже, 1990 г.

Потом внезапно в 1972 году мои родители расстались. И сразу же, одновременно с этим, умерли бабушка с дедушкой. Моя сестра и брат не могли поделить наследство, поэтому семья вынуждена была продать недвижимость, и сейчас эти замки превратились в отели.

Я когда-то сказал, что жизнь удается лишь при условии, что все начиналось плохо. Я вырос в Париже. Мама воспитывала меня одна. Папа уехал. Так что мое детство хоть и началось хорошо, но закончилось плохо, поэтому все условия соблюдены.