А еще мне очень нужно, чтобы со мной кто­-то занимался. И хотя я сама сейчас – дипломированный преподаватель вокала, считаю, что работать мне нужно все­таки с педагогом. Самой сложно, ведь у всех нас есть внутренний слух и себя мы слышим иначе. Мне нравится, что Татьяна Николаевна не навязывает, как я должна петь, – она лишь пытается раскрыть мой уникальный тембр.

В восемнадцать лет вы, после участия в проекте «Шанс», попали на отбор в его продолжение – «Американский шанс». Прошли в финал и даже улетели в Лос­-Анджелес…

Все опять же началось с кастинга, о котором совершенно случайно узнала мама. Они с братом тогда уже жили в Харькове, и я как раз приехала к ним в гости. Этот кас­тинг представлял собой некий полузакрытый отбор, о котором особенно не было информации.

Присутствовали Игорь Кондратюк и американский продюсер Дэвид Джанк. Самое яркое мое воспоминание, когда я попала на отбор, – насколько сильно я отличаюсь от других девушек. Такая пухленькая, и эти щеки… Невзрачная внешность, непонятная прическа. И, конечно, всегда находились люди, которые, глядя на меня, «добавляли» уверенности в себе: «Яна, у тебя ничего не получится. Вначале похудей».

Вообще говоря, проблема лишнего веса у меня была всегда, и я пыталась от него избавиться. Но мне никто и никогда не подсказывал, как можно осуществить свою мечту, все говорили только о весе. Да, мама меня поддерживала всегда, сколько бы я ни весила. Но мама – это мама, а профессионалов, которые бы в меня верили, было очень мало…

Яна Соломко

В США я каждое утро вставала в пять утра и в одиночку шла на пробежку по туманному городу… Белочки бегали – и я. Куда и зачем – не знала. Знала только, что нужно бежать. Психологически приходилось очень трудно: все остальные участницы были такими ухоженными и красивыми. Сейчас вспоминаю свои ощущения: мне казалось, что я была там самой ужасной.

Но со мной была подруга – певица Надя Дорофеева, сейчас участница группы «Время и Стекло». И они вдвоем с Дэвидом меня очень поддерживали. Надя постоянно мне твердила, насколько я классная, но тогда я искренне не могла понять, что же во мне есть такого. Сейчас Надя всем известна как стильная, молодая, успешная, а я ее давно знаю как хорошего человека, с которым мы можем поговорить о самом личном.

По-­настоящему ценными в этом проекте для меня оказались встречи с профессионалами – хореографом Бритни Спирс и менеджером Селин Дион. Брат Джулии Роберс, Эрик, заходил к нам на репетиции.

Яна Соломко в группе Glam
Яна Соломко и Надя Дорофеева в группе Glam

Именно в США я впервые попала в руки визажиста и парикмахера, и сразу – другой уровень. После мне было сложно найти адекватную замену в Украине. Планку снижать уже не хотелось.

Был и один поворотный для меня момент, когда я впервые почувствовала хоть какую-­то уверенность в себе. Уже во время подготовки к реалити­-шоу американские организаторы сказали Дэвиду, что другие девушки слишком худые, а нужно, чтобы они были такими, как я. Ощущения мои были неописуемы: я почувствовала, что цветочек начал распускаться. Было очень приятно услышать такие слова поддержки.

Еще сильнее моя вера в себя укрепилась, когда пятой участницей группы Glam, которую там создавали по образу и подобию коллектива Spice Girls, выбрали меня. К сожалению, проект просуществовал всего полгода. Мы успели записать лишь две песни – и вернулись в Киев.

говорили, что Максим Чмерковский меня никогда не полюбит, потому что я полная

Вернулся постепенно и мой вес: во время шоу «Холос­тяк» я вновь поправилась – заедала стресс и влюбленность круассанами. Иначе было не справиться: пришлось действительно непросто. Девушки – замкнуты в одном помещении и влюбляются в одного парня… Это страшно.

Яна Соломко и Максим Чмерковский Холостяк 1
Яна Соломко и Максим Чмерковский в первом сезоне украинского «Холостяка»

Ведь в женщине заключена такая сила! Я точно знаю: стоит женщине влюбиться или чего-­то захотеть, она может осуществить абсолютно все! И вот когда вас двадцать человек, и каждая может все… А цель – одна. Это настоящие львицы! Тогда мне тоже, кстати, неоднократно говорили, что Максим меня никогда не полюбит, потому что я полная. И я это запомнила.